РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

этнография россии









Российская Федерация
    История России
 Этнография России
 Символика России
 Столица
 Карта России
 Законодательство
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ   

ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

НАСЕЛЕНИЕ РОССИИ

(демографический обзор)


В течение многих веков учёт числ. нас. в России не проводился. По экспертным оценкам, в Древнерус. гос-ве к моменту его возникновения насчитывалось 3,0—3,5 млн. чел., к моменту его распада — ок. 6 млн. По числу жит. оно в это время уступало лишь Франции и Испании и насчитывало примерно столько же жителей, сколько было в Италии или Германии (в их совр. границах).

С кон. 15 в. начали предприниматься первые несовершенные попытки учёта нас. Вначале он ограничивался определением общей числ., затем стали учитывать половой состав, естественное движение, этническую структуру и т. д. К концу 15 в. на Руси жило 6 млн. чел.

До сер. 17 в. нас. регистрировалось в т. н. писцовых описаниях, составление к-рых было связано с обложением налогами тяглового нас. В 16 в. писцовые описания уступают место переписным книгам, составлявшимся на основе подворных переписей. Переход от подворной к подушной подати потребовал введения новой формы учёта, т. н. ревизий (т. е. всеобщих проверок подаваемых «сказок» о числе налогоплательщиков в каждом нас. пункте).

Ревизии являлись основным видом учёта с 1-й четверти 18 в. и до 60-х гг. 19 в. Всего в России было проведено 10 ревизий (1719, 1745, 1763, 1782, 1795, 1811, 1815, 1834, 1850 и 1858). Все иные виды регистрации нас. в условиях дореформенной России (церковный учёт с 20-х гг. 18 в., адм.-полицейский в самом конце этого периода — с 60-х гг. 19 в.) отличались гораздо меньшей степенью полноты и достоверности. Церковный учёт до 30-х гг. 19 в. не распространялся на мусульман и ламаистов, к тому же до сер. 19 в. он неудовлетворительно регистрировал смертность нас.; не были точными и адм. исчисления, т. к. до 1858 они основывались гл. обр. на показателях ревизий и церковного учёта. Тем не менее в целом эти виды учёта нас. дореформенной России позволяют изучить числ., размещение и состав жит. империи.

Во 2-й пол. 19 в. на смену ревизиям приходит текущий адм.-полицейский учёт, к-рый определял числ. и состав наличного нас. всей империи (кроме Финляндии, где уже начали проводить переписи). Всего в царской России было проведено 6 общеимперских исчислений нас. (на 1 янв. 1859, 1864, 1868, 1871, 1886 и 1897). В промежутках между ними местная администрация, используя показатели естественного, а отчасти и механического движения нас., определяло число и состав жит. на 1 января каждого года. С 40-х гг. 19 в. такие сведения помещались в губернаторских отчётах, а с 70-х гг. — публиковались в т. н. обзорах начальников губерний. С 50-х гг. 19 в. более совершенным делается и церковный учёт.

Стали фиксироваться все вероисповедания, более полно регистрировалась смертность нас.

В пореформенные годы в отд. частях империи проводятся локальные переписи нас. (в Петербурге, Москве, Одессе, Прибалтике и т. д.). Наконец, 28 янв. 1897 по всей стране (кроме Финляндии, где переписи были в 1865, 1880, 1890, 1900 и 1910) была осуществлена первая научно организованная перепись нас. В 1916 на большей части страны (кроме оккупированных и прифронтовых р-нов) была проведена поземельная перепись, к-рая учла наличное сел. нас., а в мае — июне 1917 Временное правительство осуществило поземельную и городскую переписи, охватившие и сел., и гор. нас., как наличное, так и постоянное.

Приведённые в таблице данные о динамике числ. нас. свидетельствуют о необычайно быстром его росте. Примерно за 240 лет число жит. (в сопоставимых границах) увеличилось в 8,6 раза, а если же учитывать расширение терр. — то почти в 15 раз.

Вид и год учета населения Численность в млн. чел.
в границах соответствующего года учета в границах кон. 19 в.
Подворный учет 1678 11,5 20,0
I ревизия 1719 15,7 27,2
IV ревизия 1782 36,6 40,3
V ревизия 1795 41,2 46,6
VIII ревизия 1834 55,6 66,7
Х ревизия 1858 66,8 80,5
Перепись 1897 128,2 128,2
Данные текущего учета на конец 1913 165,7 165,7
Перепись 1916-1917 (данные на 1 янв. 1917) 171,8 171,8

Следует подчеркнуть всё ускоряющиеся темпы роста нас. России: в 18 в. оно удвоилось, в 19 в. увеличилось в 2,7 раза, за 17 лет 20 в. возросло на 29% (что означает рост за столетие почти в 3 раза). Миграц. движения не играли существенной роли в динамике нас. дореволюц. России — за 19 и нач. 20 вв. (массовая эмиграция из России началась лишь с сер. 19 в.), уехало за рубеж (преимущественно в США) ок. 4,5 млн. чел., в основном из зап. губерний страны, а приехало в Россию 4,2 млн. (преимущественно из германских государств, Австро-Венгрии, Персии, Османской империи).

Для страны в целом в дореволюц. период всегда был характерен довольно высокий естественный прирост нас., хотя имела место существенная дифференциация по регионам и народам. Он складывался из высокой (или даже очень высокой) рождаемости (55% и выше) и высокой смертности (в среднем 35%), средний же естественный прирост в последнее двадцатилетие перед 1917 был равен 16% в год, в 1,5 раза выше, чем в среднем в странах Европы (самые высокие показатели были характерны для Нидерландов и Германии, но и там естественный прирост был на 10—20% ниже, чем в России). Даже в годы 1-й мировой войны темпы естественного прироста в России оказались гораздо выше. В 1916, на третьем году войны, в целом по России наблюдался небольшой прирост нас. (что объясняется наличием отпусков н армии и незатронутостью войной многих глубинных р-нов), в то время как во Франции, Бельгии, Германии, Австро-Венгрии уровень смертности был выше уровня рождаемости. В пределах России Прибалтика, Ср. Азия и Казахстан, а также Кавказ отличались пониженным естественным приростом нас. (первая — из-за низкой рождаемости, остальные — вследствие высокой рождаемости и чрезвычайно высокой смертности), а Сибирь, Юж. Приуралье и Ср. Поволжье — повышенным. Высокая средняя смертность нас. предопределила низкую среднюю ожидаемую продолжительность жизни — всего 32,3 года в 1896—97 — на 15—17 лет меньше, чем в Великобритании, Франции, США. Исключительно высокой была младенческая смертность (число детей, умерших на первом году жизни, на 1000 живорождённых) — 278,7 в 1896—1897 и 268,6 в 1913.

Россия долгое время была в основном страной сел. жит. В средние века (1400) Новгород насчитывал 50 тыс. чел., Псков — 35 тыс., Москва — 30 тыс. В нач. 19 в. Петербург уже насчитывал более 330 тыс., а Москва — ок. 250 тыс. чел. Процент гор. жит. в России в 1897 был равен 14,4, а в самом крупном городе (Санкт-Петербурге) насчитывалось 1265 тыс. жит., в Москве — 1039 тыс., Одессе — 404 тфс., Риге — 283 тыс., Киеве — 248 тыс. чел. В 1913 доля гор. жителей в России увеличилась до 17,9%. По переписи 1897 грамотных в России в возрасте 9—49 лет было 28,4%, а среди многих народов Севера и Ср. Азии — менее 1%. Свыше половины народов не имели своей письменности. Около 4/5 детей и подростков не могли даже посещать нач. школу.


Для характеристики динамики, числ. и структуры нас. России после 1917 имеется немало статистич. материалов. В первую очередь это данные 8 переписей населения: 1920, 1926, т. н. репрессированная перепись 1937 (она 26 сент. 1937 была объявлена дефектной и даже «вредительской», и до недавнего времени материалы её считались утерянными), 1939, 1959, 1970, 1979 и 1989. Кроме того, в данных текущего учёта содержатся материалы о миграциях, смешанных в нац. отношении семьях, естественном движении нас. и др. В целом, сравнительный анализ данных возможен и не связан с недостатком стати-стич. материалов; он затруднён несопоставимостью границ страны на разные годы и частыми изменениями её внутр. адм. деления.

На территориях, отошедших от страны после Окт. рев-ции, проживало на конец 1913 26,4 млн., а на нач. 1917 — 27,7 млн. чел. Подсчитано также, что на момент переписи 17 янв. 1939 на территориях, вошедших в состав СССР в 1939—45, жило 20,1 млн. чел. С учётом этих данных, по официальным источникам, числ. нас. в СССР и Рос. Федерации в послереволюц. период была равна*.

* На 1 янв. соответствующего года, за исключением 1926 (на 17 дек.), 1945 (на конец года), 1959 и 1970 (на 15 янв.), 1979 (на 17 янв.), 1989 (на 12 янв.).

Рос. Федерация состоит из 21 респ., одной авт. обл. (Еврейской), входящей в Хабаровский край, 10 авт. округов [три из них — Чукотский, Корякский и Ямало-Ненецкий входят непосредственно в Федерацию, а остальные — в состав гех или иных краёв и обл. — Агинский Бурятский — в Читинскую, Коми-Пермяцкий — в Пермскую, Ненецкий — в Архангельскую обл., Таймырский (Долгано-Ненецкий) и Эвенкийский — в Красноярский край, Усть-Ордынский Бурятский — в Иркутскую, Ханты-Мансийский — в Тюменскую обл.], 6 краёв, 49 обл. и двух городов (Москва и Санкт-Петербург), имеющих самостоятельный статус. Таким образом, общее число нац. и адм. единиц — 89.

Данные о нац.-государственном устройстве России, площади, численности и плотности населения, уровне урбанизации по стране в целом, респ.. авт. обл. и округам, а также сведения об их поли-тико-адм. центрах (на 1 янв. 1990) приводятся в табл. (на с. 19).

В официальных источниках многократно говорилось о больших достижениях страны в демографич. развитии (обычно такие показатели приводились по сравнению с 1913 или последним довоенным годом — 1940).

Так, отмечался быстрый рост общей числ. нас., высокий уровень средней рождаемости, что объяснялось всё возрастающим уровнем материальной обеспеченности нас. Ускоренными темпами шли процессы урбанизации. Указывалось, что в СССР более низкая общая смертность и более высокий естественный прирост нас., чем в большинстве развитых капиталистич. стран, что младенческая смертность (число детей, умерших до 1 года) резко снизилась, а средняя продолжительность жизни значительно возросла.

Так, численность нас. страны с 1913 по 1991 (в границах СССР до сент. 1991) выросла в 1,8 раза, а с 1940 по 1991 г. — в полтора раза. Доля гор. нас. увеличилась с 17,9% в 1913 до 31,7% в 1939 и 66,1% в 1991. По сравнению с дореволюционным временем общая смертность снизилась в 3 раза (младенческая — почти в 15 раз), ср. продолжительность жизни возросла более чем в 2 раза (32,3 года в 1896—97 и 69,2 — в 1990).

Все эти цифры свидетельствуют об определенных сдвигах в демографич. ситуации в стране, но требуют тщательного анализа и сравнения с показателями других регионов и стран. Не меньшее значение имеет и сравнение разл. демографич. показателей по разл. регионам России.

Доля России в мировом населении непрерывно падала. В 1913 доля России в нас. мира составляла 9,0%, а в 1991 доля СССР уменьшилась до 5,5%. Русско-японская война 1904—1905 не оказала существенного влияния на динамику числ. нас. С 1900 до конца 1914 числ. жит. страны стабильно росла в среднем на 2,3 млн. чел. в год, и лишь .в 1905 естественный прирост снизился на 350 тыс. чел. (к этому следует добавить военные потери России, составившие 400 тыс. убитыми и умершими от ран, ранеными и попавшими в плен). Значительно ббльшие последствия вызвала 1-я мировая война, когда естественный прирост нас. упал до 9%о в 1915, 4,8%о в 1916 и до нуля (или, может быть, даже до небольших отрицательных величин) в 1917. Общие потери, связанные с войной, оцениваются примерно в 8 млн. чел., в т. ч. прямые потери (убитые, умершие от ран и болезней и погибшие в плену) — 1,5—2,0 млн. чел. и косвенные (снижение рождаемости, увеличение смертности в тылу и т. д.) — св. 6 млн. Числ. нас. страны в окт. 1917 (в границах СССР до сент. 1991) была примерно равна 163,0 млн. чел. (есть достаточные основания для того, чтобы считать, что числ. нас. в нач. 1917 и в конце этого года была практически неизменной), в т. ч. в совр. границах Рос. Федерации — 90,5 млн. За последующие 75 лет по СССР в целом числ. увеличилась на 128,3 млн. чел., или на 78,3%, а на терр. совр. России — на 58,3 млн., или на 64,4%, причём динамика сильно различалась по периодам. Такой прирост следует считать весьма низким, т. к. нас. мира за это время увеличилось в 3,2 раза и даже нас. Европы, уже давно отличающееся небольшим естественным приростом, резко отрицательным сальдо миграций за океан и также пережившее потери и тяготы 2-й мировой войны, возросло на 55%.

Годы Численность населения, млн. человек Доля населения Российской Федерации в общем населении страны, в %
СССР Российская Федерация
1917 (в границах до 17 сент. 1939) 143,5 90,0 62,7
1917 (в границах до сент. 1991) 163,0 90,5 55,5
1920 (в границах до 17 сент. 1939) 136,8 88,2 64,5
1922 (в границах до 17 сент. 1939) 136,1 87,8 64,5
1926 (в границах до 17 сент. 1991) 167,0 92,9 55,6
1939 (в границах до 17 сент. 1939) 170,6 107,6 63,1
1939 (в границах до сент 1991) 190,7 108,4 56,8
1940 194,1 110,1 56,7
1945 170,5 97,0 56,8
1950 178,5 101,4 56,8
1955 194,4 110,5 56,8
1959 208,8 117,5 56,3
1960 212,4 119,0 56,0
1965 229,0 126,3 55,0
1970 241,7 130,1 53,8
1975 253,3 133,8 52,8
1979 262,4 137,6 52,4
1980 264,5 138,4 52,3
1981 266,6 139,2 52,2
1982 268,8 140,0 52,1
1983 271,2 141,0 52,0
1984 273,8 142,1 51,9
1985 276,3 143,1 51,4
1986 278,8 144,1 51,7
1987 281,7 145,3 51,6
1988 284,5 146,5 51,5
1989 286,7 147,4 51,4
1990 288,6 148,0 51,3
1991 290,1 148,5 51,2
1992 291,3 148,8 51,1

Абс. численность нас. страны непрерывно падала с момента революции и до нач. 1923 — в результате прямых военных потерь в гражд. войне, эпидемий тифа и испанки, двух катастрофических засух (1920 и 1921), унесших многие сотни тысяч жизней, отрицательного сальдо внешнегос. миграций (более 2 млн. чел.), резко упавшего уровня рождаемости и возросшего уровня смертности. Всего в 1918—22 гг. страна недосчиталась по минимальным оценкам 17 млн. (а всего, начиная с 1914, — 25 млн. чел.).

Чрезвычайно показателен в демографич. отношении т. н. мирный период в развитии страны (таблица на с. 20). Конец 1920-х и почти все 1930-е гг., на к-рые падают такие крупномасштабные мероприятия, как сплошная насильственная коллективизация, вызвавшая значительные перемещения (до 10 млн. чел.) зажиточных крестьян (т. н. кулаков) и частичное их уничтожение, форсированные темпы индустриализации и переселение значительных масс крестьянства в города, сильная засуха 1932—33 и искусственно вызванный с ее помощью голод, унесший около 8—10 млн. чел., массовый террор, достигший апогея в 1937—38 и т. д. В результате уровень средней смертности повысился в 1929—33 (особенно в 1933, когда он стал, по-видимому, самым высоким в мире), уровень рождаемости понизился в 1931—36, а естественный прирост резко упал в 1930—36. Если исходить из данных сравнительно спокойных годов, то население страны могло бы достигнуть к нач. 1939 188,5 млн. чел. (в границах до 17 сент. 1939) и 208, 6 млн. (в границах до сент. 1991). Таким образом, всего за 12 лет страна недосчиталась по крайней мере 20 млн. чел. За рассматриваемый период численность многих народов почти не увеличивалась, а украинцев и казахов резко снизилась (соответственно на 3,2 и 1,0 млн. чел.).

Наконец, самые крупные потери понесла страна во время Второй мировой войны. Только прямые потери исчисляются в 27 млн. чел., а вместе с косвенными (резко упавшая рождаемость и возросшая смертность в тылу) — 46—48 млн. Лишь через девять с половиной лет после войны, к нач. 1955 довоенная числ. нас. была восстановлена. Всего, таким образом, с учётом резкого падения естественного прироста в самые последние годы, общий недобор нас. за годы сов. власти составил 85—90 млн. чел., в т. ч. в Рос. Федерации — не менее 50 млн. чел. (55—60% от общего недобора). Если же включить в эти данные и потери 1904—05 и 1914— 17, то общие потери возрастут до 100 млн. чел.

Нас. СССР на кон. 1945 оценивается в 170,5 млн. Таким образом, за 46 послевоенных лет нас. увеличилось на 120,8 млн.; в среднем в год оно возрастало на 2,6 млн. чел. Однако по периодам это возрастание было неодинаковым: в 1946—59 — на 2,95 млн. в год, в 1959^-70 — на 3,0 млн., в 1970—ТО — на 2,3 млн., в 1979—89 — на 2,43 млн., в 1989—91 — на 1,53 млн. чел. Особенно сложным положение оказалось в 1991, когда общий прирост составил ок. 800 тыс. чел., а в 3 слав, гос-вах общий уровень смертности превысил уровень рождаемости.

Нас. Рос. Федерации росло медленнее, и её доля в бывшем Союзе непрерывно падала — с 56,8% в кон. 1945 до 51,1% в кон. 1991. Это падение в первую очередь объясняется значительно более низким естественным приростом нас. в России по сравнению с респ. Ср. Азии и Закавказья, а также отрицательным сальдо миграций в первые два послевоенных десятилетия. За рассматриваемый период рос. нас. увеличилось на 52,0 млн. чел. (в среднем за год на 1,13 млн.), в т. ч. с 1946 по 1959 — на 1,73 млн., с 1959 по 1970 —на 1,15 млн., с 1970 по 1979 — на 0,83 млн., с 1979 по 1989 — на 0,98 млн., а в 1989—91 — на 0,47 млн. (в среднем за год). Довольно большие различия в динамике нас. заметны и внутри Рос. Федерации. С 1959 по 1990, за 31 год, нас. возросло на 30,5 млн. чел., или на 2%, в т. ч. в Дальневосточном регионе — на 65,6, Сетеро-Кавказском — на 45,4, Вост.-Сибирском — на 42,3, Зап.-Сибирском, Северном, Сев.-Западном и Поволжском регионах — несколько больше, чем на 30%. За то же время нас. Центрально-Чернозёмного региона даже несколько уменьшилось (на 18 тыс. чел.), Волго-Вятского увеличилось лишь на 2,7%, Уральского — на 16,1, Центрального — на 18,5%. Что касается отд. областей, то число жит. в Тюменской обл. почти утроилось, а в Магаданской, Камчатской и .Мурманской областях более чем удвоилось. Вместе с тем в России насчитывается 12 областей, где нас. за эти годы уменьшилось (наиболее сильно — в Тамбовской — на 15,0%, Костромской —- на 11,8, Кировской — на 11,4, Псковской — на 11,1%).

Республики, авт. области и округа Пл.,тыс. кв. км Числ. нас., тыс. чел. Число жит. на 1 км2 % гор. нас. Столица или адм. центр
1 2 3 4 5 6
Россия 17075,4 148041 8,7 73,8 Москва
Республика Адыгея 7,6 432 56,8 52,1 Майкоп
Республика Алтай 92,6 192 2,0 27,1 Горно-Алтайск
Республика Башкортостан 143,6 3964 27,6 64,3 Уфа
Республика Бурятия 351,3 1049 3,0 61,9 Улан-Удэ
Республика Дагестан 50,3 1823 36,2 43,9 Махачкала
Кабардино-Балкарская Республика 12,5 768 61,5 61,3 Нальчик
Республика Калмыкия — Хальм Тангч 76,1 325 4,3 45,8 Черкесск
Республика Карелия 172,5 796 4,6 81,8 Петрозаводск
Республика Коми 415,9 1265 3,0 75,8 Сыктывкар
Марийская Республика (Республика Марий Эл) 23,2 754 32,5 61,7 Йошкар-Ола
Мордовская Республика 26,2 964 36,8 57,2 Саранск
Республика Саха (Якутия) 3103,2 1099 0,4 66,7 Якутск
Северо-Осетинская Республика 8,0 768 61,5 68,8 Владикавказ
Республика Татарстан 68,0 3658 53,8 73,6 Казань
Республика Тува 170,5 314 1,8 47,5 Кызыл
Удмуртская Республика 42,1 1619 38,5 70,2 Ижевск
Республика Хакасия 61,9 569 9,2 72,6 Абакан
Чеченская Республика*, Ингушская Республика 19,3 1290 66,8 41,2 Грозный, Назрань
Чувашская Республика 18,3 1340 73,2 58,7 Чебоксары
Еврейская автономная область 36,0 216 6,0 66,2 Биробиджан
Агинский Бурятский автономный округ 19,0 77 4,1 32,5 Агинское
Коми-Пермяцкий автономный округ 32,9 160 4,8 29,6 Кудымкар
Корякский автономный округ 301,5 39 0,1 38,5 Палана
Ненецкий автономный округ 176,7 55 0,3 61,8 Нарьян-Мар
Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 862,1 55 0,1 67,3 Дудинка
Усть-Ордынский Бурятский автономный округ 22,4 136 6,1 18,4 Усть-Ордынский
Ханты-Мансийский автономный округ 523,1 1268 2,4 90,6 Ханты-Мансийск
Чукотский автономный округ 737,7 157 0,2 72,8 Анадырь
Эвенкийский автономный округ 767,6 486 0,6 77,8 Тура
Ямало-Ненецкий автономный округ 767,6 486 0,6 77,8 Салехард

* По Чечне и Ингушетии имеются только сводные данные.

В республиках Федерации нас. росло неравномерно, но, как правило, быстрее, чем по стране в целом. С 1959 по 1990 оно увеличилось в среднем по 21 респ. на 36,2%, в т. ч. в Якутии — в 2,3 раза, в Туве — удвоилось, в Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии возросло более чем на 80%, Дагестане и Калмыкии —-более чем на 70%. Медленнее всего увеличивалось число жит. в респ. Волго-Вятского, Уральского и Поволжского регионов — в среднем на 20% (в Мордовии оно даже уменьшилось на 3,6%).

Нас. авт. округов, где в описываемое время шло освоение богатейших залежей полезных ископаемых, росло наиб, быстрыми темпами — в среднем оно увеличилось в 3,3 раза, в т. ч. в Ханты-Мансийском округе — в 10,5 раза, Ямало-Ненецком — в 8,0, в Чукотском — в 3,5, в Эвенкийском — в 2,4 раза. Особняком стоит Коми-Пермяцкий автономный округ, где население уменьшилось на 27,0%.

Различия в темпах роста нас. объясняются не только неодинаковым естественным приростом (он выше у нас. Сев. Кавказа и в Азиат, части России). Ещё большую роль сыграли миграц. процессы — быстро росло нас. в индустриальных р-нах и р-нах освоения новых месторождений полезных ископаемых и уменьшилось в преимущественно аграрных областях, особенно расположенных в т. н. Нечерноземье*.

* В Нечернозёмную зону России, один из самых перспективных с.-х. регионов страны, где практически отсутствуют засухи, входят: Северный, Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский экономич. районы, Удмуртская Республика, Пермская, Свердловская и Калининградская области. В ней сосредоточены 12,5 млн. сел. жит., почти треть селян России.

Надо учитывать и выезд русских в др. респ. бывшего Союза (по крайней мере в первые два десятилетия из трёх рассматриваемых), о чём свидетельствует то обстоятельство, что за пределами России возрастало не только их абс. число, но и доля русских, живущих за пределами своей респ. В 1959 русских было за пределами России 16 250 тыс. (13,8% их общего числа в СССР), в 1970 — 21 270 тыс. (16,5%), в 1979 — 23 875 тыс. (17,4%) и в 1989 — 25290 тыс. (17,4%). В последние несколько лет происходит переселение русских из теперь уже самостоятельных гос-в быв. Союза на терр. России. Миграц. процессы в России в основном связаны с переездом сел. нас. в города и переселением в вост. р-ны. В 1926—39 на Урал и в Азиат, часть страны переселилось ок. 4,7 млн. чел. (эта цифра относится ко всему Союзу, но осн. миграц. потоки шли из России). В годы Отечественной войны произошли резкие терр. сдвиги в размещении нас. в связи с эвакуацией жит. из р-нов, непосредственно охваченных военными действиями (большая часть их затем возвратилась на прежнее место жительства). В послевоенный период шли миграции в новые пром. центры, а также в р-ны освоения целинных земель; только за 1959—1970 чистый приток в Казахстан и Ср. Азию (в подавляющем большинстве из России) составил 1,2 млн. чел. В дальнейшем миграции сократились, а в последние годы наблюдается приток русскоязычного нас. в Россию практически и:) всех бывш. респ. Союза. Для отд. р-нов России характерно положит, сальдо миграций: для Центр, р-на (преимущественно Москва и Моск. обл.), Северо-Запада (в осн. Санкт-Петербург), Северного Кавказа. Все остальные районы или имеют отрицательное сальдо миграции или слабо участвуют в миграц. процессах.

Воспроизводство нас., и особенно рождаемость, в довоенном 1940 мало различалось по союзным респ. и даже по народам СССР. Широко бытующее мнение, что с давних времён в Ср. Азии и на Кавказе уровень рождаемости будто бы был намного выше, чем в остальных р-нах страны, не соответствует действительности. В 1940 лишь в Армении и Казахстане этот показатель был значительно выше среднесоюзного, а в Эстонии и Латвии — намного ниже (последние в течение многих десятилетий выделялись низким уровнем рождаемости). Мало что изменилось и в 1950, когда в группу респ. с высокой рождаемостью вошла Молдавия, а уровень рождаемости в Армении резко понизился. Но после 1950 усиливается дифференциация в уровнях рождаемости между нас. Ср. Азии и Закавказья (кроме Грузии, где рождаемость никогда не была особенно высокой), с одной стороны, и остальными респ. — с другой. Начавшееся в 1960-х гг. снижение рождаемости в основном затронуло лишь последнюю группу респ. Сейчас уровень рождаемости в государствах Ср. Азии в 2,2—2,5 раза выше, чем в России.

Что касается естественного прироста, то различия между респ. были ещё больше, причём с течением времени они увеличивались.

После окончания 2-й мировой войны естественный прирост нас. в России был довольно высоким, хотя он всегда был ниже, чем в Союзе в целом. Десятилетие 1950—59 характеризовалось стабильным уровнем рождаемости и смертности, и естественный прирост был несколько больше 15°/00 (выше, чем в подавляющем большинстве развитых стран мира). Демографич. ситуация начала меняться в 1-й пол. 1960-х гг., когда среднегодовая рождаемость начала существенно снижаться, смертность стабилизировалась на прежнем уровне или даже несколько повысилась (сказалось увеличение доли старших возрастов), а естественный прирост начал неуклонно падать. Так, в сравнительно благополучном 1989 естественный прирост нас. в России (576,8 тыс. чел.) был в 1,6 раза ниже, чем в 4 респ. Ср. Азии (906,7 тыс.), хотя числ. нас России в 4,5 раза выше.

Различия в естественном приросте нас. между респ. стали существенно проявляться с нач. 1960-х гг. Гак, в 1960 по СССР в целом он был равен 17,8°/оо, на 12,7% выше, чем в России, в 1979 — 8,2%о — на 64,0% выше, а в 1989 — 7,6%о -— почти вдвое выше, чем в России.

Если на терр. бывш. СССР естественный прирост нас. в сел. местности всегда был выше, чем в городах (напр., в 1989 соответственно 10,3 и 6,2°/т), то в России он на селе уже с 1966 существенно ниже, что объясняется чрезвычайно неблагоприятной половозрастной структурой жит. рос. деревни. В 4 центр, и сев.-зап. экономич. р-нах России уд. вес лиц старше трудоспособного возраста среди сел. жит. составляет 28— 33%, достигая в отд. обл. 40%, а в респ. Ср. Азии и Закавказья — 11—18%. В то же время в возрасте 16—29 лет в сёлах больше мужчин и многие из них не могут вступать в брак. В целом по России естественный прирост сел. жит. до 1991 ещё был положительный, в то время как в Белоруссии он стал отрицательным с 1977, а на Украине с 1979.

Велики различия по показателю естественного прироста нас. и внутри России. В 1990 в Северо-Зап., Центр, и Центр.-Чернозёмном экономич. р-нах естественный прирост уже был отрицательным, в Северном, Северо-Кавказском, Уральском и Зап.-Сиб. р-нах он равнялся 4—5, а в Вост.-Сиб. и Даль-невост. р-нах —- 6,6—7,3 °/00. Наибольшую тревогу вызывают те регионы, где уже сейчас число родившихся меньше числа умерших. К ним относились в 1990 20 областей России; ещё в 14 обл. России имел место весьма незначительный (2,0%о и меньше) естественный прирост нас., в т. ч. и в таких «благополучных регионах», как Краснодарский край (0,1°/00) и Ростовская обл. (0,1°/00). В 1991 в России наступил демографический кризис, уровень смертности в целом по стране превысил уровень рождаемости. В 1992 естественная убыль нас. охватила подавляющее большинство субъектов Федерации.

Годы Числ. нас. (на начало года) Число родившихся Число умерших Естественный прирост Общий коэффициент
рождаемости смертности естественного прироста
1927 148656 6950 3984 2965 46,3 26,5 19,7
1928 151622 6944 3878 3066 45,3 25,3 20,0
1929 154687 6876 4132 2745 44,1 26,5 17,6
1930 157432 6694 4284 2410 42,2 27,0 15,2
1931 159841 6510 4501 2009 40,5 28,0 12,5
1932 161851 5837 4786 1051 35,9 29,5 6,5
1933 162902 5545 11450 -5905 34,7 71,6 -36,9
1934 156797 4780 3410 1369 30,4 21,7 18,2
1935 158167 5249 3282 1967 33,0 20,6 12,4
1936 160134 5589 3223 2366 34,6 20,0 14,7
1937 162500 6549 3557 2992 39,9 21,7 18,2
1938 165492 6516 3483 3033 39,0 20,9 18,2
1939 168525
1939** 188794 7634 3829 3805 40,0 20,1 20,0
1940** 192598 6999 4205 2794 36,1 21,7 14,4
1941** 195393

* Е. Андреев, Л. Дарений, Т. Харькова, Опыт оценки численности населения СССР 1926-1941 гг. ж. «Вестник статистики», 1990, № 7. Авторами уточнены офиц. данные общ. числ. нас. страны, публиковавшиеся Госкомстатом СССР.

** В совр. границах {до сент. 1991). Расчёт показателей естественного движения за 1939 в старых границах (до 17 сент. 1939) не проводился.

Катастрофич. демографич. ситуация сложилась во многих сел. р-нах страны, одних из самых благоприятных для ведения с. х-ва, где естественная убыль сел. нас. началась с первых послевоенных лет. Так, значительная естественная убыль сел. нас. (до 11 % в 1990) характерна для всех без исключения областей Сев.-Зап., Центр, и Центр.-Чернозёмного экономич. р-нов, а также Нижегородской, Пензенской и Ульяновской областей, Краснодарского края и Мордовии. В России с 1939 по 1990 числ. сел. нас. сократилась с 72,1 млн. до 38,8 млн. чел., или почти вдвое. В то же время в 4 респ. Ср. Азии при сравнительно небольшом росте за эти 50 лет продукции с. х-ва она увеличилась с 8,1 до 20,3 млн. чел., или более чем в 2,5 раза (в Таджикистане даже в 2,9 раза). Всё это вызвало резкий рост здесь трудоизбыточного нас. Неравномерно изменяется доля сел. нас. и по крупным экономич. регионам России — с 1939 по 1990 почти в три раза сократилась абс. числ. сел. нас. в Центр, и Сев.-Зап. регионах, в 2,5 раза — в Волго-Вятском и Центр.-Чернозёмном, почти не изменилась она в Северо-Кавказском и увеличилась (на 350 тыс. чел.) в Дальневосточном регионе.

Совр. неблагоприятная половозрастная структура сел. нас. многих р-нов Рос. Федерации, играющая решающую роль во всё более суженном воспроизводстве нас. (или даже в его убыли), сейчас уже не может быть объяснена последствиями войны. Не меньшую роль сыграли «эксперименты» с с. х-вом послевоенных лет (сселение «неперспективных» деревень, уменьшение приусадебных участков, экономически необоснованные закупочные цены на с.-х. продукты и многое другое), вызвавшие его кризис, а также «выкачивание» сел. рабочей силы в города своих и «чужих» р-нов (что было вызвано непродуманной политикой размещения индустриальных объектов). Уровень общей смертности нас. в России не превышает (или даже несколько ниже) соответствующего показателя в развитых странах Европы и США. В последние десятилетия он колебался в пределах 10,4—11,6 на тыс. чел. нас. Нек-рый рост уровня общей смертности, происходящий в последние два десятилетия, обусловлен в значительной мере старением нас., т. е. увеличением доли пожилых. Однако в эти же годы росла смертность и в более молодых возрастах, в первую очередь у мужчин трудоспособного возраста, преимущественно от болезней органов кровообращения, роста злокачественных новообразований, а также несчастных случаев, отравлений и травм. Рост смертности обусловлен также распространением алкоголизма.

Есть два демографич. показателя, по которым судят о физич. и духовном здоровье нации — младенческая смертность и ожидаемая продолжительность жизни при рождении (в лит-ре употребляют упрощенный термин — «продолжительность жизни»). По этим показателям Россия находится в конце пятого десятка стран мира. В 1990 младенческая смертность была равна в России 17,4 на 1000 родившихся (17,0 в городах и 18,3 в сел. местности), что в 2,2—3,5 раза выше, чем в США, Франции, Великобритании и Японии, а также выше, чем почти во всех др. странах Европы. Что касается продолжительности жизни, то она была равна в 1990 69,2 лет (63,8 у мужчин и 74,3 у женщин), на 5—8 лет ниже, чем в странах Европы, США, Канаде, Японии и даже многих странах Лат. Америки. Начиная с 1966 у мужчин и с 1968 у женщин, продолжительность жизни стала уменьшаться, и это уменьшение, особенно у мужчин, пока продолжается. Разница в средней продолжительности жизни женщин и мужчин, достигая 10,5 лет, намного больше, чем в любой стране (на 2,5—3,0 года больше, чем в США, Франции и Финляндии, где эта разница наибольшая); по миру в целом она примерно равна 3 годам. В России, так же как и в большинстве др. стран бывш. Союза, показатель ожидаемой продолжительности жизни выше в городах, что отличает их от большинства стран мира, где продолжительность жизни выше в сел. местности.

В России коэффициент брачности (число зарегистрированных браков на 1000 чел. нас.) был равен в 1990 8,9 (коэф. медленно снижается — с 12,5 в 1960 до 10,3 в 1980), но и в этом показателе наблюдаются значительные региональные различия. Высока и разводимость в России, хотя она за последнее десятилетие несколько уменьшилась (с 4,3 на 1000 чел. нас. в 1979 до 3,8 в 1990); почти 2/5 заключаемых браков распадаются. Коэффициент разводимости высок и мало различается во всех гос-вах бывш. Союза, расположенных в европ. части (самый высокий — в Латвии), и в 3—4 раза ниже в гос-вах Ср. Азии и Закавказья.

Всё более широкое распространение малой семьи, состоящей из брачной пары с детьми (что, как правило, предполагает собственный источник средств существования), приводило к сдвигу брачных союзов на более позднее время. Так, в 1959 в респ. Ср. Азии от 31,8 до 44,2% всех женщин в возрасте 16—19 лет были замужем и 15—23% мужчин — женаты. В этом же году среди нас. России в возрасте 16—19 лет лишь 11,0% женщин и 2,4% мужчин состояли в браке. После 1970 произошло нек-рое омоложение браков. В 1989 с России 12,9% женщин и 2,5% мужчин этого возраста уже состояли в браке. О сравнительно раннем возрасте брачующихся россиян свидетельствует и тот факт, что среди мужчин, заключивших браки в 1989, 51,2% моложе 25 лет, а среди женщин — 61,9% такого же возраста (в Узбекистане соответствующие показатели равны 70,0 и 84,3%).

В возрасте 16 лет и старше в браке в 1989 состояло 71,5% мужчин и 60,6% женщин России. Такая большая разница — результат войны и значительно более высокой средней продолжительности жизни женщин; поэтому вдовых в этих возрастах среди женщин 17,4%, а среди мужчин — только 2,6%. Среди женщин разведённых 7,5%, а среди мужчин лишь 4,7%.

В 1989 в России насчитывалось 40 246 тыс. семей*, из них 29 663 тыс. в городах и 10 583 тыс. в сел. местности. С 1959 г. общее число семей возросло на 11717 тыс. (в среднем ежегодно появляется 390 тыс. новых семей), в т. ч. в городах — на 14 550 тыс., а в сел. местности уменьшилось на 2833 тыс. Непрерывно сокращаются размеры семьи (3,66 чел. в 1959, 3,54 в 1970, 3,27 в 1979 и 3,23 в 1989). Рос. семья намного меньше среднеазиатской (там ее размер колебался в 1989 от 6,1 чел. в Таджикистане до 4,7 в Киргизии) и закавказской (4,1 в Грузии и 4,8 в Азербайджане). Во всех остальных гос-вах бывшего Союза средний размер семьи примерно равен рос. семье.

* Под семьёй при переписи нас. понимается совокупность лиц, проживающих совместно, связанных родством или свойством и общим бюджетом.

Ср. размер семьи в 3,0 чел. (он является низким показателем) имеют Ивановская, Тверская, Псковская и Новгородская области, 3,1 — Владимирская, Вологодская, Воронежская, Нижегородская, Калининградская, Калужская, Кировская, Костромская, Ленинградская, Московская, Рязанская, Саратовская, Смоленская, Тамбовская, Тульская и Ярославская области и города Москва и Санкт-Петербург. В то же время ср. размер семьи в Чечне и Ингушетии — 4,5 чел., Дагестане — 4,3, Туве и Агинском Бурятском авт. окр. — 4,0, Кабардино-Балкарии — 3,9, Северной Осетии — 3,8, Калмыкии и Карачаево-Черкесии — 3,7, Саха (Якутии) — 3,6 чел. В стране непрерывно растёт число одиночек, большая часть к-рых не только утратила связь с семьёй, но и вообще не имеет ее. Так, одиночек в 1959 в России насчитывалось 5634 тыс. чел., 4,8% всего нас., в 1989 — 10126 тыс. — 6,4%. Среди одиночек — 3/4 женщины и более 7/10 — городские жители.

Возрастная структура нас. зависит от особенностей воспроизводства нас. и характера миграц. процессов; существенное воздействие на неё оказала и война. По сравнению с довоенным временем возрастная структура довольно резко изменилась. Дети в возрасте до 14 лет в 1939 составляли в России 38,8%, в 1959 — 29,2, в 1989 — 23,1%. Доля же людей 60 лет и старше увеличилась с 6,7% в 1939, 9,0 в 1959 до 15,3% в 1989. Происшедшие изменения — следствие увеличения средней продолжительности жизни (по сравнению с довоенным уровнем) и колебаний уровня рождаемости в разл. годы.

Изменение возрастного состава населения в конечном счёте приводит к изменению доли населения в трудоспособном возрасте. В 1989 в России насчитывалось 35995 тыс. чел. моложе трудоспособного возраста, 27196 тыс. — старше трудоспособного (мужчины 60 лет и старше, женщины — 55 лет и старше) и 83746 тыс. — в трудоспособном возрасте (57,0% всего нас.). В сел. местности трудоспособных значительно меньше (51,5%, в то время как в городах — 58,9%), но доля нас. старше трудоспособного возраста — значительно больше (соответственно 22,1 и 17,2%). В Нечернозёмной зоне доля нас. старше трудоспособного возраста ещё выше (26,1%), причём в 13 областях этой зоны этот процент более 30, в т. ч. в Псковской, Рязанской и Белгородской областях — выше 35%.

Половой состав населения СССР

Годы В % ко всему населению
женщины мужчины
1897 51,0 49,0
1926 51,7 48,3
1937 52,1 47,9
1950 56,1 43,9
1959 55,0 45,0
1970 53,9 46,1
1979 53,4 46,6
1989 52,8 47,2
1990 52,7 47,3
1991 52,7 47,3

В России доля мужчин была ещё ниже — в 1926 — 47,4%, 1939 — 47,2, 1959 — 44,6, 1970 — 45,6, 1979 — 46,2, 1989 — 46,8, 1990 — 46,9 и 1991 — 47,0%. До 1917 разница между числ. мужчин и женщин была сравнительно невелика (в кон. 1913 женщин было всего на 1 млн. больше). Положение существенно изменилось после 1-й мировой и гражданской войн и в особенности после 2-й мировой войны, вызвавших огромные потери прежде всего среди муж. нас. (по данным исследователей, из 27 млн. прямых потерь во 2-й мировой войне 73% приходится на мужчин). По данным переписи 1926, женщин было на 5 млн. больше, чем мужчин (причём на Россию падает большая часть этой разницы, т. к. во всех среднеазиат. и закавк. респ. и в Казахстане мужчин было заметно больше, а на Украине и в Белоруссии разница между числ. мужчин и женщин была сравнительно невелика). В 1939 женщин стало на 8,1 млн. больше, в т. ч. в России — на 6 млн. Эта диспропорция резко возросла после 2-й мировой войны. Специалисты не подсчитывали половую структуру нас. в 1945, но в 1950 женщин было на 21,8 млн. больше, чем мужчин, и их доля в нас. составляла 56,1%. В нашей стране, как и почти во всех других странах мира, мальчиков рождается несколько больше, чем девочек. Соотношение 104—107 новорожденных мальчиков на 100 новорожденных девочек устойчиво во времени и в пространстве. Более высокая смертность мужчин, характерная для всех развитых стран, приводит к тому, что перевес числ. мужчин над числ. женщин с возрастом постепенно уменьшается, затем исчезает совсем и наблюдается уже перевес числ. женщин над числ. мужчин.

В послевоенные десятилетия выравнивание половой структуры происходило чрезвычайно медленно. Связано это было не только с большой разностью в уровне смертности мужчин и женщин (о чем свидетельствует огромный разрыв в продолжительности жизни у тех и других), но и с падением рождаемости, вызывающей уменьшение доли молодых возрастов, среди к-рых мальчики преобладают. На нач. 1991 женщин в пределах бывш. Союза было на 15,5 млн. больше, чем мужчин, в т. ч. в Рорсии на 9,1 млн.

Обычно в развитых странах доля мужчин и женщин выравнивается (первых больше при рождении, у вторых ниже смертность) к 25—30 годам. По данным переписи 1989, в России такое выравнивание произошло в возрастных группах до 35 лет! Так, в возрасте до 4 лет на 1000 лиц жен. пола приходилось 1038 лиц мужского, 5—9 — 1032, 10—14 — 1029, 15—29 — 1056, 20—24 — 1033, 25—29 — 1033, 30—34 — 1013 мужчин на 1000 женщин. В следующих возрастах доля мужчий резко снижается (35—39 лет — 993 мужчин на 1000 женщин, 50—54 года — 867, 60—64 года — 633, 70—74 года — 383, 80 лет и старше — 236). В возрасте до 50 лет насчитывается одинаковое число мужчин и женщин. Зато среди лиц 60 лет и старше женщины составляют 69,1%, а среди лиц старше 70 лет — 75,8%. Из числа бывш. респ. Союза лишь Украина имеет ещё более неблагоприятную, чем Россия, половую структуру нас., а в гос-вах Прибалтики и в Белоруссии разрыв между числом женщин и мужчин несколько меньше, чем в России. Чтр касается гос-в Ср. Азии и Армении, где высока доля детей и сравнительно низка доля лиц старших возрастов, число женщин и детей постепенно сравнивается. Доля мужчин в городах ниже, чем в сел. местности. Это касается и бывш. Союза в целом, и России, и ряда др. государств. Лишь на Украине, в Белоруссии, Азербайджане и Молдавии число женщин в городах несколько меньше. В регионах, где развита тяжёлая индустрия, процент мужчин относительно выше, а там, где преобладает с. х-во или лёгкая пром-сть, обычно ниже. Особенно высок уд. вес мужчин в отличающихся суровым климатом р-нах развития отраслей тяжёлой пром-сти, на севере и востоке страны: в Коми и Саха (Якутии), а также в Камчатской и Магаданской обл.

Картина несколько меняется при рассмотрении соотношения мужчин и женщин у отд. народов страны. С каждым годом увеличивается число народов, где число мужчин больше, чем число женщин. К ним относятся (если учитывать всю территорию бывшего Союза) азербайджанцы, ассирийцы, дунгане, ингуши, каракалпаки, курды, лезгины, ливы, таджики, турки-месхетинцы туркмены, узбеки, уйгуры (следует отметить, что осн. часть этих народов живёт за пределами России, в др. странах бывшего Союза). В то же время в стране имеются народы с чрезвычайно неблагоприятным соотношением полов. Так, менее 46,5% мужчины составляют у русских, украинцев, карелов, коми, коми-пермяков, марийцев, мордвы, поляков, удмуртов, чувашей, финнов.

При нарушенной половой структуре, характерной для нас. России практически с первых лет сов. власти, возникает ряд проблем, особенно для женщин. Для значительной части их оказывается затруднительным вступление в брак, особенно в повторный. Острой становится проблема женского вдовства, одиночества, что в известной степени сказывается на рождаемости, а следовательно и на воспроизводстве нас. Все это порождает целый ряд сложных социально-психологических проблем.

Из всех гос-в бывшего Союза Россия является самым урбанизированным. В среднем по Союзу в 1991 процент гор. нас. был равен 66,1, в Эстонии — 71,5, Латвии — 71,1, Литве — 68,8, на Украине — 67,5, в Белоруссии — 67,1, а во всех респ. Ср. Азии — менее 50 (в Таджикистане — всего 31,4%).

С 1926 по 1991 числ. горожан России увеличилась на 93,3 млн. чел., или в 5,7 раза. Среднегодовое увеличение составило 1,46 млн. чел. Источники этого роста: переезд значительного числа сел. нас. в города, естественный прирост жит. городов, преобразование сёл в гор. поселения. В разные периоды относительное значение этих факторов было различным. Первоначально быстрая индустриализации создала необычайный спрос на рабочую силу. С увеличением степени урбанизированности в общем приросте городского населения постепенно снижается уд. вес миграции нас. из сел. местности и возрастает уд. вес естественного прироста. Так, если в 1927—38 увеличение гор. нас. за счёт естественного прироста составило примерно V5, то уже в 1979—88 — почти 2/5

Годы Численность населения, млн. чел. % городского населения
всё население в том числе
городское сельское
1926 92,9 16,5 76,4 17,8
1939 108,4 36,3 72,1 33,5
1959 117,5 61,6 55,9 52,4
1970 130,1 81,0 49,1 62,3
1979 137,6 95,4 42,2 69,3
1989 147,4 108,4 39,0 73,5
1991 148,5 109,8 38,7 73,9

Темпы индустриализации были чрезвычайно высоки в предвоенное время и первые три десятилетия после войны, когда доля гор. нас. была сравнительно невелика. Так, с 1926 по 1939 среднегодовой прирост гор. жит. составил 1,65 млн. чел., с 1939 по 1959 — 1,27 млн., с 1959 по 1970 г. — 1,76 млн., с 1970 по 1979 г. — 1,6 млн., с 1979 по 1989 г. — 1,3 млн., с 1989 по 1991 г. — 0,7 млн. Темпы роста городского населения в последние десятилетия постепенно падают.

Наиболее высока доля гор. нас. в старых и новых промышл. р-нах, не слишком благоприятных для развития с. х-ва (Мурманская обл. — 92%, Ханты-Мансийский авт. округ — 91, Оренбургская и Кемеровская области — по 87, Сахалинская — 85, Челябинская — 83, Ярославская и Ивановская обл. и Карелия — 82, Тульская, Самарская, Иркутская, Камчатская, Магаданская обл. — по 81%). Менее 50% составляют горожане в Чечне и Ингушетии — 41%, Дагестане — 44 и Калмыкии и Туве — 47%; от 50 до 60% их насчитывается в Мордовии и Чувашии, в Краснодарском, Ставропольском и Алтайском краях (последние — 3 самых с.-х. региона России), Курской, Тамбовской и Курганской областях. Очень низкая доля гор. нас. в 5 из 10 авт. округах — Усть-Ордынском Бурятском — 18%, Эвенкийском — 29, Коми-Пермяцком — 30, Агинском Бурятском — 33, Корякском — 39%. Общее число городов в России на нач. 1989 г. — 1037 (кроме того, на это время в стране насчитывалось 2193 поселка гор. типа), почти 3/5 из них возникло после 1917.

Крупнейшие города (с числом жит. св. 500 тыс. в каждом) растут значительно быстрее, чем мелкие и средние. С 1939 по 1990 г. число жит. в первых выросло в 4,5 раза, в то время как во вторых — только в 2,5 раза.

Числ. нас. городов-миллионеров на начало 1991 (в тыс. чел.): Москва — 9003, Санкт-Петербург — 5035, Нижний Новгород — 1445, Новосибирс к — 1446, Екатеринбург — 1377, Самара — 1257, Омск — 1167, Челябинск — 1148, Казань — 1105, Пермь — 1100, Уфа — 1097, Ростов-на-Дону — 1028, Волгоград— 1007.

Быстрее всего росли города в Сибири и на Дальнем Востоке, а также в нац. республиках, где доля гор. нас. была особенно низка. До 2-й мировой войны и в первые годы после неё этот рост происходил преимущественно благодаря миграции рабочих (в основном русских, украинцев, белорусов и татар), а в последние два-три десятилетия — гл. обр. за счёт переезда в города представителей титульных национальностей.

Годы Плотность населения, человек на 1 км2
общая сельского
1926 5,4 4,5
1939 6,3 4,2
1959 6,9 3,3
1970 7,6 2,9
1979 8,1 2,5
1989 8,6 2,3
1991 8,7 2,3

В России, лежащей в основном в умеренном климатич. поясе и включающей огромные полярные регионы, нет областей с особо плотным нас. При ср. плотности в 8,7 чел. на 1 км2 лишь 3 региона имеют плотность св. 70 чел. (Сев. Осетия — 79,7, Чувашия — 73,2, Тульская обл. — 72,4) и 4 — св. 60 чел. (Чечня и Ингушетия — 66,8, Кабардино-Балкария — 61,5, Краснодарский край — 61,4 Три республики в России имеют наи-высшую плотность сел. нас. — Чечня, Ингушетия (37 чел.) и Чувашия (34 чел.), затем идёт Московская область (29 чел., здесь значительная часть сел. нас. занята в пром-сти), Краснодарский край (28 чел.) и 4 республики Северного Кавказа — Адыгея, Северная Осетия, Кабардино-Балкария и Дагестан (от 20 до 27 чел.). Близки по уровню сел. плотности и все области Центр.-Черноземного экономич. р-на и Ставропольский край (17—19 чел.).

В то же время 21 субъект Рос. Федерации имеет плотность сел. нас. менее 1 чел. на 1 км2. Наименьшая плотность (менее 1 чел. на 10 км2) характерна для 4 авт. округов — Таймырского (Долгано-Ненецкого) — 0,02 чел. на 1 км2, Эвенкийского — 0,03 чел., Чукотского — 0,06 чел., Корякского — 0,08 чел., а также Магаданской обл. — 0,08 чел. Чрезвычайно низкой плотностью отличаются также Ненецкий и Ямало-Ненецкий авт. округа, Якутия и Камчатская область (менее 1 чел. на 5 км2). Наконец, менее 1 чел. на 1 км2 имеют Архангельская, Мурманская, Томская, Тюменская, Иркутская, Амурская области, Красноярский и Хабаровский края, Карелия, Респ. Коми и Тува.

Число жителей в городах Число крупнейших Число жителей в них (тыс. человек)
1939 г. 1959 г. 1970 г. 1979 г. 1990 г. 1939 г. 1959 г. 1970 г. 1979 г. 1990 г.
от 500 до 1 млн. 2 12 11 20 21 1154 8294 7948 13444 13210
свыше 1 млн. 2 2 6 8 13 7921 9365 14412 16726 27179
Итого 4 14 17 28 34 9075 17659 22360 30170 40389
% ко всему нас. 8,4 15,0 17,2 21,9 27,3
% к гор. нас. 25,0 28,7 27,6 31,6 43,7

Ср. плотность нас. определяется, с одной стороны, числ. сосредоточенного на данной площади сел. нас. (его сгущения приурочены гл. обр. к зонам, наиболее благоприятным для ведения с. х-ва), с другой — числ. нас. находящихся на этой же площади гор. поселений. Последние можно встретить порознь или очагами даже в слабозаселённой сел. жит. местности (напр., на севере страны). Чаще же, однако, развитие системы гор. расселения территориально совпадает со сгущениями сел. населения; такое положение, характерное, в частности, для средней полосы России и для горных долин на Сев. Кавказе, есть следствие длительного хоз. развития соответствующих местностей.

Более плотно заселённое пространство в средней полосе России образует как бы сужающийся к востоку клин (так называемая главная полоса расселения). Основание этого клина — западный рубеж России, от Санкт-Петербурга до Ростова. В европ. части сев. граница его проходит-через Череповец, Вологду, Киров, Пермь, южная — через Ростов, Волгоград, Самару, Челябинск. В Сибири эта полоса сужается: она охватывает Томск, Новосибирск, города Кузбасса, далее проходит через Красноярск, Иркутск, Хабаровск и выходит к Тихому океану у Владивостока — Находки. Вне этих регионов плотность редко где поднимается выше 1 чел. на 1 кв. км. Почти все кр. города России лежат в пределах главной полосы расселения.

В России, лежащей в основном в умеренном климатич. поясе и включающей огромные полярные регионы, нет областей с особо плотным нас. При ср. плотности в 8,7 чел. на 1 км2 лишь 3 региона имеют плотность св. 70 чел. (Сев. Осетия — 79,7, Чувашия — 73,2, Тульская обл. — 72,4) и 4 — св. 60 чел. (Чечня и Ингушетия — 66,8, Кабардино-Балкария — 61,5, Краснодарский край — 61,4 и Самарская обл. — 61,2). В то же время в Камчатской и Магаданской обл. и Якутии плотность менее 1 чел. на 1 км2; ещё ниже плотность в нек-рых автономных округах: Эвенкийском, Таймырском, Корякском, где на 1 чел. приходится по 10—35 км2.

Если общая плотность нас. в России непрерывно увеличивается вслед за ростом его числ., плотность сел. нас. непрерывно падает. Для регионов, расположенных в умеренном климатическом поясе земли, высокой следует считать плотность сел. нас. земли выше 20 чел. на 1 км2.

Три республики в России имеют наи-высшую плотность сел. нас. — Чечня, Ингушетия (37 чел.) и Чувашия (34 чел.), затем идёт Московская область (29 чел., здесь значительная часть сел. нас. занята в пром-сти), Краснодарский край (28 чел.) и 4 республики Северного Кавказа — Адыгея, Северная Осетия, Кабардино-Балкария и Дагестан (от 20 до 27 чел.). Близки по уровню сел. плотности и все области Центр.-Черноземного экономич. р-на и Ставропольский край (17—19 чел.).

В то же время 21 субъект Рос. Федерации имеет плотность сел. нас. менее 1 чел. на 1 км2. Наименьшая плотность (менее 1 чел. на 10 км2) характерна для 4 авт. округов — Таймырского(Долгано-Ненецкого) — 0,02 чел. на 1 км2, Эвенкийского — 0,03 чел., Чукотского — 0,06 чел., Корякского — 0,08 чел., а также Магаданской обл. — 0,08 чел. Чрезвычайно низкой плотностью отличаются также Ненецкий и Ямало-Ненецкий авт. округа, Якутия и Камчатская область (менее 1 чел. на 5 км2). Наконец, менее 1 чел. на 1 км2 имеют Архангельская, Мурманская, Томская, Тюменская, Иркутская, Амурская области, Красноярский и Хабаровский края, Карелия, Респ. Коми и Тува. Числ. сел. нас. в России непрерывно падает: с конца 1926 по начало 1991 она уменьшилась почти вдвое, а в среднем за год снижается почти на 600 тыс. Но падение это было неравномерным и во времени, и в пространстве. С 1926 по 1939 оно ежегодно уменьшалось на 360 тыс., с 1939 по 1959 —на 810 тыс., с 1959 по 1970 — на 620 тыс., с 1970 по 1979 — на 770 тыс., с 1979 по 1989 — на 320 тыс. и в 1989—91 в среднем за год на 77 тыс.

С 1951 (в это время миграции, связанные с войной, в основном были завершены) по 1990 число сельчан в России уменьшилось с 57044 тыс. до 38744 тыс. Если принять 1951 за 100,0, то к 1989 сел. жит. по экономич. р-нам было:

Российская Федерация (в целом) — 68,3
Северный район — 74,1
Северо-Западный район — 57,7
Центральный район — 46,0
Волго-Вятский район — 48,6
Центрально-Чернозёмный район — 49,8
Поволжский район — 63,6
Северо-Кавказский район — 115,9
Уральский район — 72,1
Западно-Сибирский район — 72,0
Восточно-Сибирский район — 93,8
Дальневосточный район — 135,9

Те же показатели по областям, краям и республикам показывают ещё больший разброс: Сел. нас. возросло по сравнению с 1951 (в %):

Чечня и Ингушетия — 303,7
Магаданская обл. — 251,2
Мурманская обл. — 211,6
Калмыкия — 176,8
Дагестан — 166,8
Хабаровский кр. — 166,2
Якутия— 159,3
Тува— 157,7
Кабардино-Балкария— 137,2
Приморский кр. — 132,2
Амурская обл. — 123,5
Читинская обл. — 122,5
Камчатская обл. — 117,6
Ставропольский кр. — 117,5
Коми— 113,6
Астраханская обл. — 109,7
Бурятия — 109,0
Челябинская обл. — 105,7
Ленинградская обл. — 102,4
Сев. Осетия — 101,5

Ещё больше областей и республик, где численность сел. нас. сократилась. Ниже приводятся регионы, где сел. нас. уменьшилось более чем в два раза (в % по отношению к 1951):

Кировская обл. — 36,4
Псковская обл. — 37,4
Тверская обл. — 37,9
Смоленская обл. — 38,9
Ярославская обл. — 39,5
Рязанская обл. — 39,8
Тульская обл. — 40,3
Костромская обл. — 40,9
Орловская обл. — 42,2
Белгородская обл. — 42,6
Брянская обл. — 43,5
Новгородская обл. — 41,6
Нижегородская обл. — 45,1
Ивановская обл. — 47,0
Курская обл. — 47,2
Тамбовская обл. — 47,7
Мордовия — 48,4
Липецкая обл. — 48,6
Владимирская обл. — 49,5
Ульяновская обл. — 49,5

В целом можно сделать вывод о неоправданном падении числ. сел. населения в одних р-нах (как правило, трудонедостаточных) и резком возрастании в других. Особую тревогу вызывает рос. Нечерноземье, к-рое с 1951 по 1991 потеряло 12 млн. сел. жит., 48% их общей числ.

Даже в последний межпереписной период (с 1979 но 1989), когда числ. сел. нас. в целом по Союзу сократилась всего на 933 тыс. чел., в России она уменьшилась на 3202 тыс. (в т. ч. в Центр, р-не — на 966 тыс., Поволжском — на 613 тыс., Волго-Вятском — на 523 тыс., Уральском — на 521 тыс.), на Украине — на 2130 тыс., в Белоруссии — на 773 тыс.; в то же время произошло резкое увеличение числ. сел. нас. в Узбекистане — на 2757 тыс. чел., в Таджикистане — на 969 тыс., Туркменистане — на 495 тыс., Киргизии — на 487 тыс., Азербайджане — на 416 тыс. Сокращение числ. сел. нас. в целом по бывш. Союзу происходило в первые 4 года этого десятилетия. В последующие годы ситуация стала несколько меняться, и начиная с 1988 в сел. местности намечается небольшой прирост нас. (в 1988 он составил 11 тыс., в 1989 — 89 тыс., в 1990 — 341 тыс. чел.). Замедлилось сокращение сел. нас. в РСФСР, особенно в регионах, где в предшествующие годы происходило наиболее интенсивное уменьшение числа сел. жит. Среднегодовое сокращение в Центрально-Чернозёмном р-не в 1979—88 составило 65,9 тыс. чел., а в 1990 — 28 тыс., в Центральном — соответственно 96,3 и 34,1 тыс., в Волго-Вятском — 52,6 и 16,6 тыс., в Поволжском — 61,8 и 12,5 тыс. Одной из причин сокращения оттока является, видимо, исчерпанный миграционный потенциал ввиду старого возрастного состава сел. нас.


При всех сложностях и трудностях развития страна достигла, по сравнению с довоенным временем, определённых успехов в демографич. развитии. Три основных показателя этого развития — младенческая смертность, средний уровень смертности и средняя ожидаемая продолжительность жизни сейчас значительно более благоприятные, чем это было в 1940. Тем не менее характер динамики важнейших демографич. показателей, особенно в последние годы, отражающих уровень и качество жизни населения, вызывает тревогу.

Катастрофическое ухудшение экологической среды обитания человека, серьезные социально-экономич. и морально-психологич. причины влияют на сокращение и без того низкой средней продолжительности жизни в России, на сокращение рождаемости, не обеспечивающей простого воспроизводства. Неблагоприятна и динамика младенческой смертности, которая хотя и медленно снижается (23,7 на 1000 родившихся в 1975, 22,1 в 1980, 20,7 в 1985 и 17,4 в 1990), но пока не сравнима с экономически развитыми странами (в Японии младенческая смертность — 5 на 1000 родившихся); объясняется это недостаточными материальными ресурсами, резким ослаблением внимания к здоровью детей, ухудшающимся питанием, критическим положением лечебных учреждений.

Большие проблемы возникают и в связи с неблагоприятной половозрастной структурой в сел. местности, особенно в Нечерноземье. Доля трудоспособных и лиц в молодых возрастах там настолько низка, что решение крупномасштабных экономических задач по подъёму сел. х-ва невозможно без коренного изменения демографической структуры нас. По-видимому, по многим регионам России не обойтись без возвращения избыточного гор. нас. в сел. местность. Низкая рождаемость влияет и на семейно-брачные отношения; средний размер семьи падает до таких пределов, что уже можно говорить о её кризисе (даже по офиц. преуменьшенным данным, около 40% семей распадается). Подавляющее большинство семей являются однодетными. Всё это свидетельствует о том, что проведение труднейших экономических и социальных преобразований невозможно без обоснованной демографической политики, направленной на оздоровление общества, получение жизнеспособного потомства, обеспечение активной старости людей, увеличение продолжительности жизни и т. д.







[ История России ][ Этнография России ][ Символика России ][ Обшее ][ Cтолица ][ Карта России ][ Законодательство ][ Каталог сайтов ]
Российская Федерация © 2008-