РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

АДЫГЕЙЦЫ


АДЫГЕЙЦЫ, А д ы г э (самоназв.). Численность в Российской Федерации 122,9 тыс. чел. (1989), в Адыгее 95,4 тыс. чел. Живут также в соседних районах Краснодарского края (20,8 тыс. чел.). Часть живет в Турции и странах Бл. Востока. До 20 в. существовали субэтнические группы: абадзехи, бесленеевцы, бжедуги (подразделявшиеся на хамышеевцев и черченеев-цев), жанеевцы, егерухаевцы, мамхеги, махошевцы, натухайцы, темиргоевцы, хатукаевцы, шапсуги, хакучи. Говорят на адыгейском яз., диалекты: темир-гоевский (лежит в основе лит. языка), абадзехский, бжедугский, шапсугский.

Письменность на рус. графич. основе. Верующие — мусульмане-сунниты. А., как и др. адыги — кабардинцы и черкесы — потомки автохтонного нас. Сев.-Зап. Кавказа. После терр. обособления в 13—14 вв. кабардинцев этнич. процессы среди ост. адыг. нас. привели к формированию совр. А. К 14 в. значит, воздействие на жизнь А. оказывали причерноморские генуэзские фактории, с к-рыми А. имели оживленные экономич. контакты. Вмешательство генуэзцев во внутр. жизнь местного нас. вызывало неоднократные антигенуэз. восстания, особ, в 15 в. С нач. 16 в. крым. ханы совершали завоеват. походы на земли А., они подчинили А. своему влиянию. А. неоднократно отказывались признавать верховенство ханов и прекращали выплату дани. Одновременно развивались торг, отношения с Крымом, крым. царевичи по обычаю аталычества воспитывались в княжеских семьях бесленеевцев; велика была роль крымцев в распространении среди А. ислама (с 16 в.).

Внутр. развитие А. в 15—18 вв. было сложным и противоречивым. Междоусобицы, постоянное соперничество князей и старшин наносили урон х-ву и соц.-полит. развитию Адыгеи. На вершине иерархич. лестницы стояли князья (пши), за ними следовал довольно многочисл. слой разностепенного дворянства (тлекотлеши, уорки). В разл. формах зависимости находились унауты, оги и пшитли. Осн. массу нас. составляли тфокотли — лично свободные, но обязанные по обычаю (адату) нести нек-рые повинности по отношению к пши, уоркам и тлекотлешам. Тфокотли противодействовали начавшемуся процессу закрепощения. Шапсугам, натухайцам и абадзехам удавалось ограничивать привилегии и права своего дворянства. В Бзиюкской битве 1796 сразились, с одной стороны, союзные силы щапсугского и бжедугского дворянства, а с другой — соединенное крест, ополчение шапсугов, абадзехов и натухайцев.

Традиционное жилище.

При помощи отряда рус. казаков дворяне одержали победу, но вернуть социальные привилегии не смогли. В 1791 рос. Кавказская воен. линия была перенесена на р. Кубань, после чего начались систематич. столкновения рус. войск с А. С 1820-х гг. продвижение царских войск приняло характер планомерного завоевания Адыгеи. Первоначально тактика заключалась в вытеснении А. из прикубанских р-нов (карат, походы 1822, 1826 против натухайцев и др.). А. наносили ответные удары, нападая на войсковые и казачьи соединения, разоряя станицы на правобережье Кубани. В 1839 со стороны морского побережья была построена Черноморская береговая линия — цепь военных укреплений против А. (от Абхазии до Анапы). В 1840-е гг. А. достигли наиболее значительных военных успехов, захватив Черноморскую береговую линию. Был одержан ряд других побед. Подъем освободительного движения сопровождался внутренней самоорганизацией А., складывались основы военно-гос. союза всех групп А. Немалую роль в этом сыграли наибы (наместники) Шамиля, в разные годы возглавлявшие борьбу А. — Хаджи-Мухаммед, Сулейман-эффенди и особенно Мухаммед-Эмин. Кавказская война была важным стимулирующим фактором исламизации А. Религ. сознание стало идеологич. основой сопротивления рос. завоеванию.

После пленения Шамиля (авг. 1859) и окончания войны в Дагестане и Чечне Мухаммед Эмин сдался (нояб. 1859) царским войскам, абадзехи вынуждены были объявить о своей покорности России. В сер. 1862 сопротивление А. возобновилось. Царские войска начали продвижение вдоль побережья и в глубь гор, разоряя аулы, выселяя жителей на равнину. Последние очаги сопротивления — Шапсугия и Убыхия были подавлены царскими войсками в 1864. А. были поставлены перед выбором — поголовное выселение из горных аулов на равнину либо изгнание в Турцию. Неск. сотен тысяч А. в 1860-е гг. были депортированы и впоследствии рассеялись по странам Бл. Востока. Меньшая часть А. переселилась в плоскостные р-ны. Т. о. сложилась близкая к совр. конфигурация этнич. терр. А. В 1870-х гг. на терр. Кубанской обл. проживало немногим более 60 тыс. чел., собственно А. — 45 тыс. Было разрушено традиц. деление на субэтнич. группы, хотя среди А. и поныне сохраняются четкие представления о былой «племенной» принадлежности предков.

Адм. реформы 1860-х гг. разделили адыг. нас. между воен. округами, а затем уездами и отделами Кубанской обл. Низовым адм. звеном было аульное правление во главе со старшиной, к-рого сначала избирал аульный сход, а затем назначала администрация; важную роль по-прежнему играл аульный сход. Были сохранены т. н. словесные горские суды, решения к-рых выносились на осн. адатных и шариатских норм. А. продолжали страдать от малоземелья. В гражданской войне многие А. под командованием Султан Гирея Клыч сражались в составе белогвардейских соединений. Воен. действия с обеих сторон сопровождались взятием заложников, массовыми расстрелами, разорением сопротивляющихся аулов (особой жестокостью отличался разгром красными войсками аула Кошехабль осенью 1918).

27 июля 1922 была образована Адыгейская авт. обл. [до 24 авг. 1922 наз. Черкесской (Адыгейской), до 13 авг. 1928 — Адыгейской (Черкесской)]. До 1924 она входила в Кубано-Черноморскую обл., до 1934 — в Северо-Кавказский край, до 1937 — в Азово-Черноморский край, затем в Краснодарский край, с 1991 — Респ. Адыгея.

Основу традиц. х-ва А. составляли земледелие и скотоводство. Сеяли просо и ячмень, с 19 в. осн. культуры — кукуруза и пшеница. Занимались также садоводством и виноградарством. Разводили круп, и мелкий рог. скот. Особое значение имело коневодство. Подсобные занятия — охота, пчеловодство. Дом. промыслы: плетение из болотной травы — куги (циновки — арджены, молитв, коврики — намазлыки, сумочки, кошелки, веера), ткачество, бурочное и кожевенное производства, резьба по камню и дереву, золотое и серебряное шитье.

Традиц. поселения — къуадж (квад-же), хьэблэ (хабль) не имели четкой планировки. Отд. хутора-усадьбы образовывали протяжённые порой до неск. десятков км поселения. Характерно деление поселений на патронимич. части, в пределах к-рых располагались домохозяйства лишь ближайших родственников. В каждом поселении был свой культовый центр — мечеть, либо сакральное место традиц. религ. поклонения, кладбища. Поселения, образовавшиеся на равнине после выселения А. с гор, имеют улично-квартальную планировку. Традиц. жилище (унзшхо) турлучное, однокамерное. Впоследствии к осн. дому пристраивали дополнит, изолированные помещения с отд. входом для женатых сыновей; в 19 в. унэшхо представлял порой уже чрезвычайно вытянутое прямоугольное в плане строение. Характерно наличие строения хачешь (кунацкая). Своеобразие традиц. интерьера создавала низкая деревянная мебель — столики, скамьи, лежанки, сундуки и др. Совр. дома квадратные в плане, характерна застекленная веранда по фасаду.

Одежда общесеверокавказского типа. Мужчины на нательную рубаху надевали узкий приталенный распашной со стоячим воротником бешмет. Поверх него носили черкеску, украшенную газырями и подпоясанную ременным поясом с серебряным набором. Штаны, достаточно широкие в ходу, суживались к икрам, чтобы носить узкие войлочные или кожаные ноговицы. Верхняя одежда — войлочная бурка. На голове носили папаху и башлык. Женщины носили шаровары, нижнюю рубаху, поверх — облегающий кафтанчик. Его нагрудная часть виднелась в верхнем вырезе длинного распашного платья и закрывалась серебряными застежками, обычно чернеными и богато инкрустированными. Крой платья следовал пропорциям фигуры, талия подчеркивалась серебряным поясом, богато украшавшимся. Характерной деталью платья были широкие длинные нарукавные лопасти-подвески. Они подчеркивали высокий социальный статус женщины. Характерной деталью жен. костюма были также высокие шапочки, обшитые серебряным или золотым галуном. На люди женщина выходила, покрывшись платком. В 1930-х гг. традиц. костюм исчез из повседневного употребления, хотя нек-рые специфич. детали (папахи, брюки-галифе, «кавказская» рубаха у мужчин, ношение платка у женщин) сохраняли преемств. связь с традиц. одежным комплексом. Совр. одежда А. практически полностью европеизирована.

В пище используются зерновые, мясные, молочные продукты. Раньше из пшена, теперь из кукурузы готовят густую пастэ, которая подается ко многим блюдам. Пшеничная мука идет на выпечку домашнего хлеба, а также разного рода пирожков, печений, лакомств. Мясо — говядина, баранина, курятина, индюшатина — употребляется в жареном и вареном виде и подается с разл. соусными приправами. Известны приемы заготовления мяса впрок путем сушения, вяления, копчения. Молоко употребляется чаще в кислом виде, его используют также для приготовления сыра. Широко употребляются овощи, лук, чеснок, перец.

В нач. 20 в. при преобладании малых семей сохранялись большесемейные общины, включавшие до неск. десятков чел. Семейно-бытовой уклад определялся патриархальными обычаями и нормами: безусловное следование авторитету старших по возрасту и мужчин, соблюдение обычаев избегания, особенно молодой невесткой, для к-рой в течение ряда лет после свадьбы табу-ировались контакты с родителями и старшими мужскими родичами мужа. Однако в целом положение женщины было достаточно высоким: она ведала х-вом, воспитанием детей. Подчеркнутое уважение к женщине и сейчас является отличит, чертой семейного быта А.

Брак совершался по сговору родителей, но были нередки случаи умыкания девушек. В предсвадебный период происходило взаимное материальное одаривание сторон, в частности преподнесение калыма и приданого. Свадебная церемония состояла из последовательно совершаемых обрядовых действий игрового, спортивного, религ. характера, главным из к-рых был ввод молодой в дом жениха, приобщение к духам — покровителям его рода. Свадьба обычно очень многолюдна, обильна угощением; при её устройстве всегда использовалась родств. и соседская помощь. Обряды детского цикла: укладывание новорожденного в люльку, празднование первого шага ребенка, обрезание (суннет) и др. Было распространено аталычество. Похоронная обрядность сильно исламизирована, хотя и содержала немало традиционных черт, напр, конные состязания в память умершего в день его похорон. В урочные даты устраивались поминки, порой долгое время спустя после кончины.

Для традиц. верований характерен разветвленный пантеон: Тхагалег (Тхьэшхо) — верховный бог, Созе-реш — покровитель земледелия, покровители скота Ахин, Емыш, Хакусташ, бог лесов Мезитхьэ и др. Чрезвычайно развито было почитание деревьев, рощ, лесов. Молнию считали видимым проявлением бога Шиблэ, место её удара почиталось, убитого молнией хоронили с особыми почестями. Память о распространении христианства (с 6 в.) выражалась, в частности, в сакральном уважении, к-рым пользовались остатки древних церквей и часовен, а также в переосмысленном культовом поклонении кресту.

В годы сов. власти позиции ислама были сильно потеснены адм. преследованиями. После распада СССР наблюдается регенерация исламского сознания.

Фольклор включает нартский эпос, разнообразные песни — героические, лирические, бытовые и др., исполнявшиеся народными певцами джегуакIуэ (джегуако), танцы (особо характерен лирич. плавный парный танец исламей). В духовном развитии А. огромная роль принадлежит писателю и этнографу С. Хан-Гирею, просветителю У. X. Берсею. Просветит, движение на рубеже 19—20 вв. возглавили С. Сиюхов, И. Цей, Д. Ашхамаф, Т. Керашев, Ш. Кубов и др. В 1918 создан алфавит на араб, графич. основе; в 1927 письменность была переведена на латиницу, в 1938 — на кириллицу. Традиции фольклора развивало творчество Ц. Теучежа. Известны произведения писателей Т. Керашева, А. Евтыха, А. Хатко, X. Андрухаева, Ю. Тлюстена, К. Жанэ, М. Паранука, И. Машбаша, А. Гадагатля, X. Ашинова, X. Беретаря и др. Развиты профес. театр., муз. искусство, живопись.