РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

БАГУЛАЛЫ


БАГУЛАЛЫ, багвалалы, б а г в а л и н ц ы, багулал, гантляло (самоназв., «бедные люди, едящие сырое мясо», «богатыри», «соски»). Числ. в Российской Федерации св. 5 тыс. чел. (оценка). Относятся к андийским народам, коренное нас. Зап. Дагестана. Язык багулальский, имеет говоры: хуштадинский, глондодинский, тлибишинский. Распространен также аварский яз. Письменность на аварск. яз. на осн. русской графики. Верующие — мусульмане-сунниты.

В 1-м тыс. до н. э. племенное объединение Багулал входило в состав федерации Дидури, затем в военно-политич. союз Дидо. С его распадом с 15 в. объединилось в небольшой союз сельских общин Багулал с центром в селении Хуштада. В 14 в. были исламизированы. По Гюлистанскому миру 1813 между Ираном и Россией терр. Дагестана отошла к России. В результате адм. реформ 1860-х гг. вошли в состав Чамалал-Ункратльского наибства Андийского округа. С 1921 в составе Дагестанской АССР (с 1991 — Респ. Дагестан). Живут в Цумадинском и Ахвахском р-нах.

Традиц. занятия — пашенное земледелие (зерновые, бобовые, огородные, бахчевые, технич. культуры), садоводство, виноградарство, пчеловодство, а также отгонное овцеводство. Осн. пахотное орудие — безотвальный деревянный плуг. Содержали также коз, кр. рогатый скот великокавказской породы, мулов, ослов, лошадей дагестанской породы. Разводили кур, в последнее время стали разводить индеек, уток, гусей. Традиц. промыслы и ремесла — произ-во сукна, войлока, обработка дерева, металла, кожи, камня, гончарное дело. Многие Б. заняты в промышленности, сформировалась местная интеллигенция.

Селение Хуштада.

Традиц. поселения кучевые, террасо-образные, состоящие из тесно расположенных каменных домов, иногда с внутр. ходами между ними. Улицы узкие, оканчивающиеся тупиками; центр, улица сквозная, по краям селений расположены сторожевые оборонит, башни, в центре селения гл. оборонит, башня, к к-рой подведены подземные ходы из всех кварталов. Там же расположены пятничная мечеть, родник с питьевой водой, место сбора жителей — годекан (лъе). В каждом квартале имеется квартальная мечеть. Расселение территориальное, соседское, в прошлом было родств. (тухумное).

Традиц. жилище каменное двух- или трехэтажное, квадратное в плане, иногда с лоджиями, галереями (в последнее время застекленными). Пол земляной, обмазанный глиной, крыша плоская, глинобитная, стены снаружи не штукатурят. Окна маленькие и неподвижные, двери низкие и узкие одностворчатые, вместо петель в них использовали пяты. За годы сов. власти появились дома с шир. двустворчатыми окнами, филенчатыми дверьми, четырехскатными или двухскатными крышами, крытыми шифером, деревянными полами. Совр. дома преим. двухэтажные или приподнятые (полутораэтажные), встречаются постройки из саманного кирпича. Хоз. постройки (хлев, сарай, курятник) расположены рядом с домом. Имеется приусадебный участок с фруктовыми деревьями.

Тип жилого дома.

Традиц. муж. костюм включал нательную рубаху из темного домотканого сукна туникообразного покроя, суженные книзу штаны из домотканого плотного сукна темного цвета, бешмет на подкладке, доходящий до колен. Теплой одеждой служила нагольная овчинная шуба с ложными рукавами, доходящими до пят, овчинная нагольная куртка, доходящая до колен. На голове носили косматые овчинные конусообразные папахи. Парадной одеждой служила черкеска с газырями. Жен. костюм включал длинное черное платье-рубаху туникообразного покроя, штаны из темной ткани, доходящие до пят, темное покрывало, черное кожаное чухто с двумя парами серебряных височных колец, красный кушак, кожаные, войлочные и вязаные сапожки. Теплая одежда — овчинная шуба и куртка аналогичные мужским. Свадебная одежда отличалась только дороговизной материала и обилием серебряных и медных украшений, укрепляемых на груди, голове. До 40 лет мужчины брили головы, оставляя усы, бороду. Традиц. костюм в наши дни вышел из употребления, отд. его элементы встречаются на людях пожилого возраста, используются для фольклорных представлений.

Осн. пища — продукты земледелия и скотоводства. Основа пищи — пресный хлеб типа лепешек, изготовленный на домашнем очаге, вареные бобы, разл. каши из муки. Излюбленная повседневная горячая пища — хинкал с мясом или молоком. Готовили также разл. пироги с творогом, мясом, разл. съедобными травами (тмин, крапива и т. д.). Повседневны молоко, масло, творог. Мясо ели в свежем (жареное и вареное) и сушеном, вяленом виде, излюбленное — баранина. Бараний курдюк ели в вареном виде и как приправу к хинкалу. Готовили колбасные изделия. В прошлом популярностью пользовалась кровяная колбаса, пили теплую кровь зарезанных животных. Потребляли мясо диких животных и птиц (заяц, медведь, куропатки и т. д.), в целебных целях конину (против туберкулеза). Осн. мясные блюда — хинкал и шурпа, в последнее время в быт вошла пища соседних народов (голубцы, плов и т. д.). Готовили хмельной напиток мер из проросших зерен пшеницы с добавлением сахара. В сов. время получили распространение различные соленья и компоты.

Оборонительная башня в селении Хуштада.

Для традиц. социальных отношений было характерно сохранение патриархальной орг-ции. Б. были организованы в общины - джамааты. Высший орган общины — сел. сход, функции управления были сосредоточены в руках старейшин. Ныне преобладает двухпоко-ленная малая семья; иногда встречаются трехпоколенные семьи. Прочны родственные (тухумные) связи. В начале 20 в. встречались неразделенные семьи. Предпочтительны кузенные браки. В свадебной обрядности примечателен обряд яри-яри-яришо, когда на следующий день после свадьбы молодежь шла со словами яри-яри-яришо в дом родителеи невесты, потом к родителям жениха и в последнюю очередь к молодым, укрывающимся от посторонних, и получала подарки от них. Если подарки не преподносились, они проклинали новую семью. В мужских домах (гьоркьо рукъ) в течение зимнего времени (обычно 2—3 месяца) мужчины в возрасте от 18 до 45 лет собирались группами по 15—20 чел. Здесь они питались продуктами, припасенными вскладчину всеми участниками, закаливали себя, выполняли все предписания ислама. Жизнь группы регулировал «хан». Женатые мужчины имели право скрытно посещать свои дома только ночь с четверга на пятницу.

Богат песенный и танц. фольклор Б. Осн. инструменты — пандур, бубен и зурна. Самый популярный танец — лезгинка, песни исполняются преим. на аварском яз., сохранились песни на багулальском языке. Распространены пословицы, поговорки, предания, сказки. Из календарных наиб, распространен праздник первой борозды, справляемый ежегодно в марте. Сохранились остатки традиц. верований — вера в существование духов природных объектов, культы святых, предков, солнца, луны, элементы магии. Осн. мифологич. персонажи — джинны, дракон-аждаха и др.

Кубани. В 80-х гг. 18 в. в Баксанском ущелье — владении рода Урусбиевых — уже жили урусбиевцы. В 18— 1-й пол. 19 в. это ущелье заселялось выходцами из разных р-нов Балкарии и всего Кавказа — Сванети, Черкесии, Абхазии, Чечни, Дагестана и др. «Природными» баксанцами считались выходцы из Бизинги.

Жители всех балкарских селений имели тесные связи с соседними народами: кабардинцами, сванами, карачаевцами, грузинами-рачинцами, с к-рыми устанавливали куначеские и аталычес-кие отношения, поддерживали постоянные торг, контакты. Выходцы из Сванети часто переселялись на балкарские земли—в Холамское ущелье (где сваны не ассимилировались), Баксанское ущелье, где они слились с местным нас., земли рядом с местностью Кашкатау.

В 1-й трети 19 в. балкарские общества вошли в состав Российской империи. 11 янв. 1827 представители урусбиевских, чегемских, холамских и собств. балкарских правителей подали прошение о принятии их в рос. подданство при условии сохранения древних обычаев шариатского суда, свободного исповедания ислама. В офиц. документах Б. наз. «горские татары», «горские об-ва Кабарды». В 1866 Б. насчитывалось св. 10 тыс. чел., в 1897 — 23,1 тыс. чел.

В 60—70-х гг. 19 в. в процессе проведения крест, реформ на Сев. Кавказе часть безземельных Б. (вместе с карачаевцами) была поселена на равнине. Однако, несмотря на миграции, и в кон. 19 в. часть Б. страдала от малоземелья. Избыточное нас. в нач. 20 в. составляло 67%. Горцы покупали зерно у жителей равнины, уходили на сезонные работы, арендовали земли или переселялись на равнину. Безземельные жители Холам-ского, Урусбиевского, Чегемского, Балкарского обществ поселялись в равнинных селениях также на правах времен-нопроживающих. В 1882 во всех балкарских ущельях жило ок. 13 тыс. чел. в 41 селении. Наиболее заселенным было Балкарское ущелье — 5 тыс. чел. (18 селений). Во 2-й пол. 19 в. Балкария оказалась втянутой в общерос. процесс социально-экономич. развития. В 1867 в Нальчикском окр. Терской обл., куда входила Балкария, была осуществлена крест, реформа, начались стр-во в горах колесных дорог, внедрение новых с.-х. культур, создание начальных школ и др. В 1921 Б. на правах округа вошла в Горскую Авт. Сов. Социалистич. Респ. В 1922 была образована Кабардино-Балкарская авт. обл., в 1936 преобразованная в АССР. Сложился лит. язык, в 1924 создана письменность (до 1926 на осн. араб, графики, в 1926—37 на осн." лат., затем рус. алфавита). В 1926 насчитывалось 33,3 тыс. Б., в 1939 — 42,6 тыс., в 1959 — 42,4 тыс. В 1944 Б. были депортированы в р-ны Средней Азии и Казахстана. В 1957 Кабардино-Балкарская АССР была восстановлена и Б. вернулись на родину. В янв. 1991 провозглашена Кабардино-Балкарская Респ. К 1991 большое политическое влияние получил Национальный совет балкарского народа.

Ведущей отраслью традиц. х-ва Б. было отгонное скотоводство. Разводили в осн. овец, также кр. рогатый скот, коз, лошадей, до кон. 18 в. — свиней. Свиноводство исчезло в связи с распространением ислама. С мая по октябрь скот находился на летних горных пастбищах. Поздней осенью его перегоняли на зимние пастбища, расположенные на Кабардинской равнине. Часть кр. рогатого скота находилась на стойловом содержании. Б. занимались также горным террасным земледелием. Сеяли ячмень, пшеницу, овес. Пахали деревянной сохой с железным лемехом, боронили волокушей из хвороста, жали серпами. Молотьбу производили вытаптыванием зерна с помощью скота. В кон. 19 в. в кр. х-вах начали появляться фабричные с.-х. орудия. Начали разводить картофель, появились огороды с посадками лука, огурцов, редьки. Домашние промыслы и ремесла — выделка войлоков (кийизов), бурок, изготовление грубого домашнего сукна, обработка кожи и дерева (изготовление мебели и посуды), солеварение, добыча серы и свинца (в Чегемском ущелье), изготовление пороха и пуль.

Большое значение имели пчеловодство и охота. Добытые меха (лисицы, куницы, волка и др.) продавали в городах Сев. Кавказа и в Зап. Грузии. Мед и воск также были предметом торговли. Пчел содержали в легких плетеных ульях. Когда на равнине отцветали травы, насеку переносили в горы на альпийские луга. Войлоки, кожи, шерсть, сера, порох обменивались на зерно, соль, сафьян, хл.-бум. ткани, полотно, жен. украшения, нитки, иголки, сушеные фрукты. Осн. торговля велась с Кабардой, Рачей и Сванети. Дорогие шелковые ткани, кисею, самшитовые и роговые гребни, румяна и белила, рис, пряности, ковры, золото и серебро ввозили через Закавказье из Персии, Турции и Индии. Со 2-й пол. 18 в. оживились торг, связи с Россией. В пореформенное время начала развиваться молочная промышленность. Князья Урусбиевы на левом берегу Бак-сана построили сыроваренный з-д, изготовлявший швейцарские сыры.

Были характерны довольно крупные многофамильные поселения. В 30-х гг. 19 в. в среднем в балкарских селах насчитывалось 130—140 дворов, позднее их кол-во сокращалось в связи с миграцией жителей на равнину. Основателями селений обычно считались неск. фамилий, причем не только балкарские. Большинство селений располагалось уступами по склонам гор и имело скученную застройку. Лишь в Баксанском ущелье села имели свободную планировку. Встречались села замкового типа, принадлежавшие местной знати (замок Жабоевых). В целях обороны в селениях возводили Оашни къала;. Известны башни Балкаруковых в Чегемском ущелье, Аккала в Холамо-Бизингийском, Карчакала в Балкарском ущелье, укрепление Тотуркала и др. В нек-рых селах до настоящего времени сохранились склепы — фамильные усыпальницы; наиб. кр. склеповый могильник находится ок. с. Верхний Чегем. Сезонными поселениями являлись зимние и летние коши. С переселением части Б. на равнину здесь возник иной тип селения — многодворный, с уличной планировкой, с усадьбами. В 1870-е гг. на равнине возникли балкарские селения Хасаут, Хабез, Гунделен, Чижок-кабак, Кашкатау.

Традиц. жилища в горных селениях из необработанного камня, одноэтажные, прямоугольные в плане. Вместо окон в стенах устраивали одно-два небольших отверстия без рам и стекол. Свет проникал также через дверь и дымовое отверстие, к-рое устраивали в крыше над открытым очагом. Огонь в очаге поддерживался постоянно. Очаг, котел, надочажная цепь и центр, опорный столб, около к-рого находился очаг, считались священными и символизировали единство семьи.

С очагом было связано множество ритуальных действий. Со смертью главы семьи в очаге тушили огонь, невеста перед уходом из родительского дома трижды обходила вокруг очага. Лицо, нанесшее оскорбление очагу, становилось кровником семьи. В Баксанском ущелье, богатом лесом, дома строили из дерева, срубные, с двухскатными земляными крышами. В Чегемском ущелье, помимо каменных, встречались срубные дома, включавшие каменную кладку. Пол был земляным. Плоская, с земляным утрамбованным покрытием крыша служила одновременно и потолком. Б., переселившиеся на равнину, начали строить турлучные дома (из плетня, обмазанного глиной с добавлением мелко нарубленной соломы). Небольшие окна в них не имели рам и стекол, на ночь их закрывали ставнями.

Селение Верхний Баксан.

Почти до кон. 19 в. жилище было однокамерным; в старину его размеры достигали 50—100 кв. м. Жилая часть сочеталась с хоз. помещениями — кладовой, хлебными закромами, разделявшимися перегородкой из тонких жердей. Дома в 2—3 комнаты, обязательно с гостевым помещением (кунацкой) начали появляться только у состоят, семей в пореформенное время. В 20 в. распространились двухэтажные многокомнатные дома. Появились деревянные полы и потолки, вместо открытого очага — пристенный камин. Распространилась кирпичная печь (заимствованная от русских), десакрализованный очаг перенесен в летнюю кухню. Внутр. пространство традиц. дома разделялось на две половины: более почётную мужскую (между очагом и задней стеной) и женскую, хозяйственную (ближе к входу). Интерьер включал деревянные нары, кровати и диваны, низкие скамеечки и низкие круглые столики, полки с медной и деревянной посудой; стены, полки, нары завешивались кийизами. Особо украшалась кунацкая. Здесь на стенах развешивали красивое оружие, музыкальные инструменты, самые красивые кийизы. В 1940—1950-х гг. тра-диц. мебель интенсивно вытесняется городской («европейской»), однако нек-рые элементы традиц. интерьера сохраняются и в настоящее время (низкие столики, скамеечки, кийизы и т. п.).

Одежда Б. аналогична традиц. одежде др. народов Сев. Кавказа. Мужской костюм включал нательную и верхнюю одежду, головной убор, обувь. Обязательной принадлежностью было оружие и прежде всего кинжал. Нательная одежда состояла из рубахи (кёнчек) и широких штанов (шалбар). Рубаху шили из холста, ситца, бязи, сатина, сукна, шелка. Были распространены овчинные рубахи (в кон. 19 в. их носили только пастухи). Чаще всего функции нательной рубахи выполнял бешмет (къаптал). Состоятельные Б. надевали рубаху под бешмет. Бешмет представлял собой довольно короткую распашную одежду, с высоким стоячим воротником и застежкой спереди до талии. Верхняя часть плотно облегала фигуру, от талии вниз бешмет расширялся за счет множества клиньев. Верхней одеждой служила черкеска (чепкен), надевавшаяся на бешмет. Черкеску шили из домотканого сукна, в кон. 19 в. праздничные черкески начали шить из покупного фабричного сукна. Цвет черкески бурый, черный, серый, белый, редко — красно-коричневый или тёмно-красный. Белая черкеска являлась выходной одеждой знати. Покрой черкески аналогичен покрою бешмета, но без воротника и с открытой грудью. По обеим сторонам груди нашивались газырницы, по 8—10 штук с каждой стороны.

Ковровщица.

Черкеску украшали галунами, тонким шнуром. Её носили обязательно застегнутой и подпоясанной узким ременным поясом, украшенным серебряными с чернью бляшками и пряжкой с подвесками. На поясе висел кинжал (прежде также пистолет, шашка). В непогоду на бешмет надевали шубу (тон). В дороге или в непогоду носили также войлочную накидку — бурку. Разнообразную кожаную или войлочную обувь надевали с ноговицами, к-рые делали из кожи, войлока, домотканого сукна, сафьяна. Знатные Б. носили обувь из сафьяна. В нач. 20 в. распространились мягкие «кавказские» сапоги, городская обувь. На голову Б. надевали папаху из овчины, башлыки, шляпы из войлока с полями. Головной убор — важнейшая часть традиц. костюма — не снимали даже в помещении (за исключением башлыка). Иногда, дома, сняв папаху, надевали легкую шапочку из ткани. В нач. 20 в. начали распространяться «европейские» головные уборы — кепи, фетровые шляпы.

Жен. одежный комплекс включал нательную и верхнюю одежду. С 12—13 лет девочки поверх длинной тунико-образной рубахи и широких штанов носили кафтанчик, покроем схожий с бешметом, но короче и не всегда со стоячим воротником. Кафтанчик имел кр. металлич. (чаще серебряные) застежки и украшался золотым шитьем. Поверх него носили длинное распашное платье с открытой грудью, нередко с короткими рукавами, к к-рым в торжеств, случаях прикреплялись своеобразные лопасти, украшенные вышивкой или галуном. В нач. 20 в. появились отрезные нераспашные платья; лиф сохранял традиц. покрой. Праздничные платья украшали галуном, золотым или серебряным шитьем, нашивными украшениями, позументом, узорной тесьмой. Повседневные платья шились из дешевых тканей — ситца, сатина, бязи. Пояс из кожи, галуна, с серебряными украшениями и пряжкой, не носили лишь глубокие старухи. Иногда вместо пояса использовали кусок ткани, платок.

Пожилые женщины - в холодное время года надевали распашное платье, простеганное на вате или шерсти. Носили также овчинные шубы, теплые шали. Девушки в качестве головного убора носили шали, платки, шарфы; нередко они сочетались с шапочкой (к-рую могли надевать без платка). Волосы заплетали в косы. Шапочку носили до рождения первого ребёнка. После рождения первого ребенка женщина не должна была показывать свои волосы и надевала небольшой платок черного цвета, к-рый не снимался ни днем ни ночью. Выходя из дома, поверх него надевали большой платок или шаль. Шапочка делалась на твердой основе (кожа, картон), к-рая обтягивалась тканью (бархат, сукно) или обшивалась галуном, ее украшали вышивкой, золотыми или серебряными нитками, металлическими накладками, разл. басонными изделиями (кисти, бахрома, подвески). Женщины носили браслеты, шейные украшения, кольца, цепочки с подвесками и др. С нач. 20 в. проникает гор. одежда, однако нек-рые традиц. элементы — распашное платье, пояс, шапочка широко распространены и в настоящее время в качестве свадебного и праздничного костюма.

Основу питания Б. в 19 в. составляла молочная пища — кислое молоко (айран), сыр, сметана. Вскипячённую сметану заправляли мукой; из сыра делали кашицу, заправленную мукой. Сыр приготовляли из коровьего, козьего и овечьего молока. Копченый сыр заготавливали впрок. Мясо ели преим. в праздники и в торжеств, случаях. Готовили баранину, говядину, конину, птицу. Наиб, распространены были отварное мясо с чесночным соусом и мясной бульон. Делали шашлык, домашнюю колбасу; впрок заготовляли вяленое и копченое мясо. Основным хлебным злаком был ячмень, из к-рого выпекали пресные лепешки (гыржын); позднее их стали делать из кукурузной муки. Из ячменя и кукурузы готовили также множество мучных блюд, а из ячменя — пиво. Хлеб и пироги с сыром (хычин) и с мясом (локъум) пекли из пшеничной муки. Недостаток растительной пищи пополнялся дикорастущими травами, плодами, ягодами, орехами. Широко употреблялся мед, к-рый добавляли в разл. блюда; из меда и поджаренной муки с орехами готовили халву. В 19 в. начали появляться привозные продукты — рис, мука, сахар, чай. В 20 в. более широкое распространение получили овощи, крупы, разл. кондитерские изделия. Неумеренное употребление пищи считалось пороком. В застолье соблюдался определенный этикет: прежде всего еда подавалась главе семьи — старшему мужчине, к-рому прислуживали молодые мужчины, если их не было — девушки. После старшего мужчины ели остальные мужчины, затем — женщины в соответствии с возрастом и положением в семье. Отдельно ели дети.

Балкария включала неск. обществ. Каждым из них владели одна или неск. знатных родов — собственников земли и скота. Балкарские правители — таубии в рус. источниках 17 в. наз. мурзами, владельцами, старшинами. В Черекском ущелье это Абаевы, Айдебуловы, Жан-хотовы, Мисаковы, в Чегемском ущелье — Балкаруковы, Келеметовы, в Хо-ламском — Шакмановы, в Бизингиев-ском — Суншевы, в Баксанском — Урус-биевы. Осн. часть Б. составляли свободные общинники (каракиши, «чёрные люди»), зависимые крестьяне наз. чага-ры. Захваченные в набегах пленные становились рабами (къул), их труд использовался в осн. в дом. х-ве. Предания повествуют о многочисл. войнах с соседними народами — сванами, грузинами-рачинцами, абазинами, кабардинцами, а также с крымскими татарами. Вплоть до сер. 19 в. не прекращались междоусобные войны.

Осн. ячейкой балкарского об-ва в 19 в. была малая семья. Большие семьи были редки. Глава большой семьи — старший по возрасту мужчина, он решал все наиболее важные семейные дела, распоряжался имуществом, лишь в нек-рых случаях советуясь с др. взрослыми членами семьи. Женщины подчинялись мужчинам, младшие — старшим. Старшая женщина пользовалась большим уважением, в ее ведении находились запасы продовольствия, только она имела право входить в кладовую. Существовала система разл. запретов-избеганий — женой мужа, родителями — детей, невесткой — родителей мужа, зятем — родителей жены. Жена на людях не могла разговаривать со свекром и свекровью, избегала старших родственников мужа — мужчин. Родители не должны были открыто проявлять свои чувства к детям. Было принято раздельное питание мужчин и женщин.

В прошлом существовали левират, сорорат, обычай похищения девушек. Строго соблюдалось половозрастное разделение труда. Мужчины занимались скотоводством, на пастбищах перерабатывали молоко в сыр, айран; в их ведении были пахота, боронование, сенокошение, заготовка дров, изготовление земледельческих орудий, мужским занятием была охота. Женщины участвовали в нек-рых полевых работах, дома присматривали за скотом, ткали сукно, изготовляли войлоки и бурки, занимались домашним трудом. Приготовление пищи — дело старшей женщины (или одной из невесток). Девочек воспитывала мать, мальчиков с 5—6 лет — отец. Большую часть года мальчик жил с отцом на кошах. В прошлом был принят обычай аталычесгва. Отдавались обычно только дети знатных в семьи их слуг. Б. воспитывали по обычаю аталычества также детей кабардинских сванских князей. Были распространены обычаи кровной мести, побратимства, гостеприимства, куначества и др.

Браки были экзогамны и внутри одной фамилии запрещались до 7 колена. Обязательно соблюдались сословные ограничения. Ещё в 1-й пол. 19 в. таубии пользовались правом первой ночи. Крестьяне и рабы в вопросах брака зависели от знати. В семье вопросы брака решал ее глава. Семья жениха присылала в дом невесты сватов — наиб, уважаемых стариков. Лишь после получения согласия отца девушки с ней беседовал кто-либо из доверенных жениха. После сговора жених вносил родителям девушки часть калыма — скотом, деньгами, вещами. В нач. 20 в. калым у таубиев достигал 800 руб. серебром, у каракишей — 300 руб. Был также распространен брак похищением, в т. ч. по взаимному согласию сторон (чтобы избежать свадебных расходов). Наследование происходило по адату (обычное право) и шариату. По адату наследовали только сыновья, в случае их отсутствия — ближайшие родственники-мужчины. Собственностью женщины считалось ее приданое, др. члены семьи в собственности имели только личные вещи. По шариату 1/8 доля имущества становилась собственностью вдовы, остальное — сыновей и дочерей (опред. сумма передавалась будущей жене для ее обеспечения в случае развода или вдовства), но братья получали вдвое больше сестер.

В ходе свадебных торжеств за невестой в дом ее родителей приезжали дружки жениха. Невеста трижды обходила очаг родительского дома. Инсценировались попытки задержать свадебный кортеж, участники к-рого откупались подарками. Под песни и выстрелы кортеж въезжал в село жениха. Гл. торжества происходили в доме родителей жениха, но невеста в них не участвовала, находясь в комнате для молодых за занавеской. Перед гостями она могла показаться только с лицом, закрытым покрывалом. Отсутствовал и жених, к-рый скрывался все время свадьбы в доме друга, посещая новобрачную тайно только по ночам. Заключительными ритуалами были ввод новобрачной в общее помещение, где находился семейный очаг, возвращение молодого домой, первый выход невестки за водой, первое посещение ею после свадьбы родительского дома.

Исламизация соц. верхушки Б. началась еще до 17 в., со 2-й пол. 18 в. в Бал-карий появляются мусульм. проповедники, в осн. из Дагестана. Однако еще в 19 в. верования Б. представляли собой сложный синтез христианства, ислама и дохрист. традиций. Распространение ислама сопровождалось уничтожением языч. и христ. памятников, рукописей, предметов культа. Характерна вера в магию: у порога прибивали подкову «на счастье», на кольях забора выставляли конские черепа, чтобы предохранить двор от «дурного глаза», на шею вешали амулеты, привешивали амулеты к рогам коровы. У постели больного устраивали шумные игры. При первом весеннем громе обливали друг друга водой — считалось, что тогда хорошо взойдут посевы. Зажигали костры и прыгали через них. Поклонялись деревьям, камням. Около с. Шаурдат было священное дерево Раубазы, в жертву к-рому приносили разл. еду, в т. ч. традиц. пироги. До 1933 в Холамо-Бизингийском ущелье находился священный камень Мамукташ, к-рому поклонялись женщины, страдающие бесплодием. У с. Верхний Чегем известен священный камень Авсолтуу. В местности Шегишти известен священный камень Аш-Тотур, у к-рого устраивали жертвоприношения, отмечая совершеннолетие. Почитали божеств-покровителей: Авсолтуу (Апсаты, Авсаты) — покровитель охотников и хозяин диких зверей, Аймыш — покровитель овцеводства. Верховным божеством почитался Тейри. В честь св. Георгия назван один из месяцев, вторник наз. Геюрге кюн. В 1-й пол. 19 в. изображение св. Георгия сохранялось в старинной церкви ок. с. Бизинги. В Балкарском и Холамо-Бизингийском ущельях в 19 в. сохранялись небольшие церкви.

Разнообразен балкарский фольклор — героич. песни «Ачемез», «Гора Аузун-да», «Бек Болат» и др., обрядовые песни, в т. ч. охотничьи, обращенные к божеству Апсаты, трудовые песни, исполняемые при изготовлении масла и айрана, тканье, молотьбе и др. Проф. искусство и литература Б. начали развиваться в 20 в. В 1940 открылся нац. театр. Основоположником балкарской литературы является нар. поэт К. Мечиев (1859—1945). Большую роль в развитии литературы сыграл поэт К. Кулиев.