РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

БУРЯТЫ


БУРЯТЫ, бурят, буряад (самоназвание). Б. — коренное население Бурятии, Усть-Ордынского Бурятского автономного округа Иркутской обл. и Агинского Бурятского авт. округа Читинской обл. Живут также в некоторых р-нах этих областей. Числ. в России 421 тыс. чел. (1989), в т. ч. в Бурятии 249,5 тыс. чел., в Усть-Ордынском а. о. 49,3 тыс., в Агинском а. о. 42,4 тыс. За пределами России — в Монголии (70 тыс. чел.) и небольшие группы на С.-В. КНР. Общая числ. ок. 500 тыс. чел.

Говорят на бурят, яз. Распространён также монг. яз. Большая часть Б. (забайкальские) пользовалась до 1930 старомонг. письменностью, с 1931 — письменностью на основе лат. графики, с 1939 — на основе рус. графики. Несмотря на христианизацию, зап. Б. оставались шаманистами, верующие Б. в Забайкалье — буддисты.

Отдельные протобурят. племена сложились в неолите и в эпоху бронзы (2500—1300 лет до н. э.). Начиная с 3 в. до н. э. нас. Забайкалья и Предбайкалья последовательно входило в состав центральноазиатских гос-в — хунну, сяньби, жужаней и др. тюрков. В 8—9 вв. регион Байкала представлял собой часть Уйгурского ханства. Осн. племенами, жившими здесь, были курыканы и байырку-байегу. Новый этап в его истории начинается со времени образования империи киданей (ляо) в 10 в. С этого периода происходит распространение монг. племён в Прибайкалье и его монголизация. В 11—13 вв. регион оказался в зоне политич. влияния собственно монг. племён Трехречья — Онона, Керулена и Толы — и создания единого Монг. гос-ва. После создания адм.-воен. системы управления и институтов гос. аппарата, а также реорганизации армии Бурятия была включена в коренной удел гос-ва, а всё нас. вовлечено в общемонг. политич., хоз. и культурную жизнь. Б. вынуждены были участвовать в завоеват. походах Чингисхана и его преемников. После распада империи Монг. гос-во продолжало существовать. Забайкалье и Предбайкалье оставались в его составе как неотъемлемая часть, а несколько позднее представляли собой сев. окраину ханства Алтанханов, к-рое в нач. 18 в. разделилось на три ханства — Сеценхановское, Дхасактухановское и Тушетухановское.

Традиционный костюм.

Этноним «Б.» (бурийат) впервые упоминается в монг. соч. «Сокровенное сказание» (1240) наряду с такими племенами, как баргуты, баяуты, хори-туматы, булагачины, кэмэмучины и др., вошедшими позднее в состав бурят, этноса. В нач. 17 в. осн. часть нас. Бурятии (забайкальская) представляла собой компонент монг. суперэтноса, сформировавшегося в 12—14 вв., а др. часть (предбайкальская) по отношению к последнему составляли этнич. группы. В сер. 17 в. Бурятия была присоединена к России, в связи с чем территории по обе стороны Байкала отделились от Монголии. В условиях рос. государственности начался процесс консолидации различных групп и племён. Факторами этого процесса послужили новое адм.-политич. управление, вхождение в рос. хозяиственно-экономич. и социальную систему, этнокультурное влияние рус. народа. В итоге к концу 19 в. образовалась новая общность — бурятский этнос.

Помимо собственно монголо-бурятских племён булагатов, эхиритов, хонгодоров и хори в него вошли много-числ. группы халха-монголов и ойратов, а также тюрк, и тунг, элементы. Завершающим этапом процесса консолидации явились развитие и укрепление нац. самосознания, выражением к-рого стал этноним «Б.», распространившийся на «рос. мунгалов». В адм.-управленческом плане Б. входили в Иркутскую губ., в составе к-рой была выделена Забайкальская обл. (1851). По «Уставу об управлении инородцев» (1822) Б. подразделялись на оседлых и кочевых, управлялись степными думами и инородческими управами. С сер. 17 в. по нач. 20 в. числ. Б. увеличилась с 27,7 тыс. до 300 тыс. чел. После Окт. революции образованы Бурят-Монгольская авт. обл. в составе Дальневост. респ. (1921) и Бурят-Монгольская авт. обл. в составе РСФСР (1922). В 1923 они объединились в Бурят-Монг. АССР в составе РСФСР. В неё вошла терр. Прибайкальской губ. с рус. нас. В 1937 из состава Бурят-Монг. АССР выведен ряд р-нов, из к-рых были образованы бурят, авт. округа — Усть-Ордынский и Агинский; при этом нек-рые р-ны с бурят, нас. были выделены из состава автономий. В 1958 Бурят-Монг. АССР преобразована в Бурят. АССР, в 1992 — в Респ. Бурятия.

Преобладающей отраслью традиц. х-ва Б. было скотоводство. Оно сохраняло своё ведущее значение и позже, хотя под влиянием рус. крестьян Б. всё больше стали заниматься пашенным земледелием. Само скотоводство у Б. было различным в Забайкалье и Предбайкалье. В Забайкалье типично монг. кочевое х-во, пастбищное с зимними тебенёвками. Разводили рогатый скот, лошадей, овец, коз и верблюдов. В Зап. Бурятии скотоводство было полуоседлого типа, существовала система запасания кормов. Здесь характерна подготовка сенокоса путем ирригации и навозного удобрения («утугов»). Использование продуктов скотоводства разностороннее: мясо, молоко, шкуры, шерсть, кожи. Вспомогательное значение имели охота и рыболовство. Охота была распространена преимущественно в горно-таёжных р-нах — в Тунке, Оке, в Нижнеудинском, Баргузинском и Оль-хонском ведомствах. Промышляли пушного и мясного зверя (белку, соболя, зайца, сурка, рысь, бобра, косулю, кабаргу, лося, медведя, волка), а также дикую птицу (утку, гуся, тетерева, куропатку). Гл. орудия охоты — лук со стрелами, к-рые позднее заменило ружьё, а также разл. ловушки, самострелы, капканы. Существовали облавная, групповая (артельная) и индивидуальная формы охоты. Рыболовство развито было на побережье Байкала, на острове Ольхон, нек-рых реках и озёрах. Существовал промысел нерпы. Орудия рыболовства — сети, гарпуны, морда, лодка, крючки. Был распространён зимний подлёдный лов рыбы.

Егери в охотничьей избе.

Традиции земледелия у Б. уходят в раннее средневековье. В 17 в. сеяли ячмень, просо и гречиху. После вхождения Бурятии в состав России произошёл постепенный переход к оседлости и к земледелию, особенно в Зап. Бурятии. Во 2-й пол. 19 — нач. 20 вв. пашенное земледелие сочеталось со скотоводством. По мере развития товарно-денежных отношений Б. заводили усовершенствованные с.-х. орудия: плуги, бороны, сеялки, молотилки, осваивали новые формы и методы с.-х. произ-ва. В 17 в. Б. занимались выплавкой железа, добычей слюды и соли. Из ремёсел были развиты кузнечное, обработка кож и шкур, выделка войлока, изготовление сбруи, одежды и обуви, столярное и плотничное дело. Преимущественную роль в хоз. деятельности играли мужчины, а в домашнем производстве — женщины. С переходом к рыночным отношениям у Б, появились свои предприниматели, купцы, ростовщики, получили развитие лесной, извозный, мукомольный и др. промыслы, отд. группы людей уходили на золотые прииски, угольные шахты.

В советский период Б. полностью перешли на оседлость. Вплоть до 1960-х гг. большинство Б. оставалось в агр. секторе, постепенно вовлекаясь в многоотраслевую пром-сть. Возникли новые города и рабочие посёлки, изменились соотношение гор. и сел. населения, социально-проф. структура нас. Вместе с тем из-за ведомственного подхода в размещении и развитии производительных сил, экстенсивного индустриально-экономического развития Вост.-Си-бир. региона респ. и округа превратились в сырьевой придаток. Неоправданно высокие темпы освоения лесных богатств и недр земли, распашки степей, быстрая урбанизация, создание сети крупных рабочих посёлков, концентрация агр. нас. на центр, усадьбах колхозов и совхозов, усилившийся приток нас. из др. р-нов вызвали в конечном итоге ухудшение среды обитания, разрушение традиц. форм х-ва и расселения Б.

Многоугольный сруб-юрта.

Социальная орг-ция Б. монг. периода характеризуется как традиционная центральноазиатская. В Предбайкалье, находившемся в даннической зависимости от монг. правителей, больше сохранялись черты родоплем. отношений. В свою очередь нредбайкальские Б. имели кыштымов-данников из коттов, тунгусов и тофаларов. Подразделявшиеся на племена и роды, они возглавлялись князьками разных уровней. Забайкальские группы Б. непосредственно находились в системе Монгольского гос-ва, в к-ром осн. массу нас. составляли «улусные люди» (термин «улус» 17 в. означал объединение родов и племён, кочевавших на опр. терр.). После отторжения от монг. суперэтноса и монг. государственности Б. Забайкалья и Предбайкалья жили отдельными племенами и терр.-родовыми группами. Наиболее крупными из них были булагаты, эхириты, хоринцы, икинаты, хон-годоры, табангуты (селенгинские «мун-галы»), В кон. 19 в. родовых подразделений насчитывалось св. 160. В 18 — нач. 20 вв. низшей адм. единицей являлся улус, управляемый старшиною. Объединение нескольких улусов составляло родовое управление во главе с шулен-гой. Группа родов образовывала ведомство. Малочисленные ведомства управлялись специальными управами, а крупные — степными думами под главенством тайшей. Должность тайши первоначально была наследственное, а позднее стала выборной, утверждалась генерал-губернатором. С 1885 началась ликвидация степных дум, замена их специальными управлениями. С конца 19 в. постепенно была введена система волостного правления. Б. постепенно вовлекались в систему социально-эконо-мич. жизни рос. общества. Отсутствие общебурят. социо-культурных институтов служило серьезным препятствием в их жизнедеятельности.

Первичной ячейкой социальной организации бурят была семья. Наряду с наиболее распространённой формой малой семьи существовала большая (неразделённая) семья. Обычная семья состояла из главы семьи — мужа, его жены, детей, иногда родителей. Большая семья — это семьи родных братьев, возглавляемые общим родителем или же старшим братом. В неё входили дедушка и бабушка, иногда прадед и прабабка. Такая семья образовывала нередко селение хуторского типа в составе улуса. В семейно-брачной системе важную роль играли экзогамия и калым. Глава семьи обладал непререкаемой властью. Положение женщины в семье и обществе не было приниженным; она имела свои права и защиту, но в силу религ. традиций соблюдала разл. запреты. Характерными чертами быта и нравов Б. были тесные родственные связи, оказание помощи в нужде и несчастиях, содержание общиной бедных, сирот и вдов. Их отличали почитание старших, любовь к домашнему очагу и гостеприимство.

В 17 в. кочевой и полукочевой быт у Б. находился в полном расцвете. По мере колонизации края русскими, роста городов и сёл, развития промышл. предприятий и хлебопашества усиливался процесс сокращения кочевания и переход на оседлость. Б. начали селиться более компактно, образуя нередко, особенно в зап. ведомствах, значительные по размеру поселения. В разных ведомствах характер расселения и формы поселений имели свою специфику, определяемую особенностями местности и численностью семей в общинах. В степных ведомствах Забайкалья перекочёвки совершались от 4 до 12 раз в год, жилищем служила войлочная юрта. Срубных домов рус. типа Часть забайкальских Б. несла воинскую повинность — охрану гос. границ. В 1851 в составе 4 полков они были переведены в сословие Забайкальского казачьего войска. Б.-казаки по роду занятий и образу жизни оставались скотоводами. Прибайкальские Б., занимавшие лесостепные зоны, перекочёвывали 2 раза в год — в зимники и летники, жили в деревянных и лишь отчасти в войлочных юртах. Постепенно они почти полностью перешли на оседлость, под влиянием русских строили срубные дома, амбары, надворные постройки, сараи, хлевы, окружали усадьбу изгородью. Деревянные юрты приобрели подсобное значение, а войлочные вовсе вышли из употребления. Непременным атрибутом бурят, двора (в Предбайкалье и Забайкалье) являлась коновязь (сэргэ) в виде столба высотой до 1,7— 1,9 м, с резным орнаментом на верхней части. Коновязь была предметом почитания, символизировала благополучие и социальный статус хозяина.

Юрта Б., войлочная и деревянная, служила не только жилым, но и хоз. помещением, где ранней весной содержали телят, ягнят и козлят. Небольшие размеры жилища и необходимость перекочевок определяли набор предметов домашнего обихода. Традиц. посуда и утварь делались из кожи, дерева, металла, войлока. В юрте помещались деревянные сундуки, кожаные сумки и войлочные изделия. Меблировка ограничивалась низкими столиками, скамеечками, постелью, божницей (в Забайкалье) или онгонами (в Прибайкалье). По традиции юрта (если стоять лицом к северной её части) делилась на муж. (левую) и жен. (правую) половины. В мужской находились сбруя, орудия труда и вооружение, а в женской — домашняя утварь и продукты питания. Сев. сторона юрты (хоймор) считалась почётной и предназначалась для приёма гостей. В центре юрты находился очаг, а вверху оставалось отверстие для выхода дыма. Как у всех монг. народов, бурят, юрта ставилась входом на юг.

Ещё до прихода русских Б. имели торговые отношения с народами Азии — монголами, тунгусами. китайцами, узбеками и др. и приобретали у них ткани, металлич. изделия и т. п. Русские не только принесли с собой новые товары, но значительно развили торговлю. По мере усиления контактов с рус. нас. у Б. всё более распространились фабрично-заводские изделия, предметы оседлого быта — вёдра и тазы, стеклянная и фарфоровая посуда, европейские ножи, вилки, тарелки, железные кровати, софы, шкафы, стулья.

Социально-экономич. и культурные сдвиги отразились в одежде и украшениях. Наряду с кожей и шерстью для изготовления одежды всё чаще употребляются х.-б. ткани и сукна. Муж. и жен. одежда стала более разнообразной — появились пиджаки, пальто, юбки, кофты, платки, шляпы, сапоги, валенки и т. п. Вместе с тем традиц. формы одежды и обуви продолжали сохраняться: меховые шубы и шапки, халаты из ткани, унты, женские верхние безрукавки и т. п. Одежда, особенно женская, украшалась разноцветным материалом, серебром и золотом. В набор украшений входили различного рода серьги, браслеты, кольца, кораллы и монеты, цепочки и подвески. У мужчин украшениями служили серебряные пояса, ножи, трубки, огнива, у богачей и нойонов — ещё ордена, медали, специальные кафтаны и кортики, свидетельствующие о высоком их социальном положении.

Кочевое и полукочевое х-во обусловило и тип пищи. Мясо и разл. молочные продукты были основными в питании Б. Из молока приготовляли варенец (тараг), сырки (хурууд, бисла и хэз-гэ), арцы (аарса), сушёный творог (айруул), пенки (урмэ), пахту (айрак). Масло получали из сметаны. Из кобыльего молока приготовляли кумыс, а из коровьего — молочную водку (архи). Мясная пища занимала исключительно важное место в питании Б., особенно зимой. Лучшим мясом считалась конина, а затем баранина. В пищевой рацион входило также мясо диких коз, сохатого, зайцев и белок. Иногда питались медвежатиной, боровой и дикой водоплавающей дичью. На зиму заготовляли конину (Усэ).

Существовали особые способы убоя животных: например, делали разрез на животе и, просунув руку в него, разрывали диафрагму, а затем аорту. У Б. придавалось особое значение тем или иным частям туши (голова, лопатка, бедренная кость, осердие и т. д.) и соответственно раздача их, особенно при приёме гостей, производилась по установившимся правилам этикета. Для жителей прибрежья Байкала рыба по важности не уступала мясу. Б. широко употребляли в пищу растения и коренья, заготовляли их на зиму. Наиболее употребительными были полевой лук, черемша, сарана. Из ягод собирали землянику, бруснику, чернику, голубику, облепиху, черёмуху. С вхождением в Россию произошли существенные изменения в питании, особенно в местах развития хлебопашества. В употребление вошли хлебные и мучные изделия, картофель и огородные культуры.

Историч. основу культуры Б. составляет комплекс материальных и духовных ценностей, относящихся в целом к культуре монг. суперэтноса. Комплекс этот включал в себя письменные традиции, возникшие у монголов в 13 в. В условиях пребывания в составе России, приобщения Бурятии к двум системам культуры — христианской и буддийской, традиц. номадическая и полунома-дическая культура начала трансформироваться и в какой-то мере вытесняться. В итоге образовалась собственно бурят, культура.

Одним из древнейших и наиболее ярких видов духовной культуры Б. является фольклор. Основные его жанры — мифы, легенды, предания, героический эпос, сказки, песни, загадки, пословицы и поговорки. Широко распространенными у Б. (особенно у западных) были эпич. сказания — улигэ-ры, напр. «Аламжи Мэргэн», «Алтай Шаргай», «Айдуурай Мэргэн», «Шоно Батор» и др. Их размеры — от 2—3 тыс. до 25 тыс. поэтич. строк. Обычное содержание улигэров — борьба богатырей с врагами и чудовищами. Исполняются улигэры певцами-рапсодами (улигэршинами). Из числа героических поэм Б. самой значительной является «Гэсэр».

К числу древнейших видов изобразит, иск-ва относятся наскальные росписи — писаницы, скульптурные и рельефные изображения культово-ритуального содержания, а также онгоны. Богат и разнообразен орнамент. Древнее прикладное искусство в скульптурно-пластической и орнаментальной форме проявлялось при возведении различных сооружений, изготовлении вооружения и предметов бытового назначения. В народном искусстве Б. большое место занимает художественная обработка металла, дерева, камня и кости. Художественное произ-во в прошлом делилось на профессии мужские и женские. К мужским относились резьба по кости, дереву и камню, литьё, чеканка по металлу, раскраска деревянных предметов, а также ювелирные работы; к женским — вышивка, вязание из шерсти, изготовление аппликации на коже, войлоке и тканях. Основными мотивами в прикладном искусстве были спираль (бараний рог), квадраты, ромбы, зигзагообразные линии, зубцы, «космические тела». В буддийских храмах — дацанах занимались иконописью, скульптурой, чеканкой, орнаментацией.

Пение и музицирование составляют важную часть духовной жизни Б. Широко бытовало музыкально-поэтич. творчество, связанное с улигэрами, к-рые исполнялись в сопровождении двухструнного смычкового инструмента (хуре). Наиболее популярным видом этого танц. искусства является танец — хоровод ёхор. Существовали танцы-игры «Ягша», «Айсухай», «Ягаруухай», «Ijjгэл», «Аярзон-Баярзон» и др. Разнообразны народные инструменты — струнные, духовые и ударные: бубен, хур, хучир, чанза, лимба, бичхур, сур и т. д. Особый раздел составляет музыкально-драматическое искусство культового назначения — шаманские и буддийские ритуальные действия, мистерии.

Существовали разл. типы и виды жилищ, подразделяемые на «подвижные» и «стационарные». «Подвижное» жилище — юрта монг. типа. Её остов составляли раздвижные решётчатые стены из обработанных ивовых ветвей, соединённых между собой кожаными ремешками. Крышу формировали жерди, одним концом упиравшиеся в круглый периметр стен, а другим — в круглый деревянный обод дымового проёма. Покрытием юрты служил войлок в два-три ряда. «Стационарные» типы жилищ — бревенчатые юрты шести- и восьмистенные, а также прямоугольные и квадратные в плане. Их конструкция — каркасно-столбовая, крыша — куполообразная с дымовым отверстием. В бурят, улусах жилой комплекс с амбарами размещался в центре усадьбы, к югу от него — двор с оградой из плетня, жердей или дощатого заплота. Животноводческие постройки находились в восточной и западной частях усадьбы, а в сев. части — покос (утуг). Важнейшие из обществ, сооружений — культовые объекты: дацаны, отд. постройки при них — дуганы, цокчины, сумэ. Общий их облик — пирамидальный, воспроизводящий форму священной для буддистов горы Сумер (Меру). К числу важных элементов материально-пространственной среды относились буддийские ступы — субурганы и бумханы, сооружавшиеся из брёвен, камней и досок. Они размещались вне поселений, на вершинах или склонах гор, холмов, доминирующих над окружающей местностью.

Наиболее значительными праздниками были тайлаганы. Они начинались молебном и жертвоприношениями местным духам — покровителям и заканчивались общей трапезой, питьём молочного вина и разл. играми-состязаниями (борьба, стрельба из лука, конные скачки). У большинства Б. существовали три обязательных тайлагана — весенний, летний и осенний. С утверждением буддизма получили распространение ламаистские праздники — хуралы, устраиваемые при дацанах. Наиболее популярные из них — Майдари и Цам, приходившиеся на летние месяцы. В зимнее время праздновался белый месяц (цагаан cap), к-рый считался началом Нового года. У зап. Б. получили распространение христ. праздники: Новый год (Рождество), Пасха, Ильин день и др. В годы советской власти традиц. народно-религ. праздники были запрещены. В настоящее время из традиционных праздников самыми популярными являются Цагаалган (Новый год) и Сурхарбан, устраиваемый в масштабах селений, районов, округов и республики. Возрождаются в полной мере тайлаганы.

Традиц. религией Б. является шаманизм. Шаманы имели наследственное происхождение — избранничество, проходили школу подготовки и обрядовые посвящения, подразделялись на белых и чёрных, высших и невысших, в зависимости от степени посвящения обладали определенной атрибутикой: костюмом, головным убором, бубнами, тростями. Они сочетали в себе функции служителя культа, астролога, врачевателя, поэта, артиста, знатока традиций и родословий, общественного деятеля. В советское время шаманизм утратил многие структурные элементы, немало шаманов было репрессировано. Со 2-й пол. 1980-х гг. началось возрождение шаманизма.

Ко времени прихода русских в Забайкалье уже имелись буддийские кумирни (войлочные) и служители культа. В начале 18 в. было установлено наличие 11 капищ и 150 лам. Постепенно их численность возрастала. В 1741 указом императрицы Елизаветы Петровны буддизм в его северном ответвлении (в форме ламаизма) признан одной из офиц. религий в России. Тогда же был построен первый бурятский дацан — Тамчинский (Гусиноозёрский). В 1764 Иркутская губернская администрация возвела настоятеля Цонгольского дацана в достоинство Бандидо-хамбо-ламы — духовного главы бурятского ламства. В 1851 было утверждено «Положение о ламайском духовенстве в Восточной Сибири», к-рым определялись допустимое число дацанов и лам, порядок их комплектования и принципы управления церковью. 2-я пол. 19 — нач. 20 вв. — период бурного развития и утверждения бурятской буддийской церкви. В дацанах работали богословские школы: цанит (чойра), джуд, манба (медицинские), дуйнхар; здесь занимались книгопечатанием, различными видами прикладного искусства; развивались богословие, наука, переводческо-издательское дело, художественная литература. В 1914 в Бурятии насчитывалось 48 дацанов с 16 тыс. лам.

С утверждением буддизма в крае связано распространение письменности и грамоты, развитие науки, литературы, искусства, зодчества, ремёсел и народных промыслов. Он стал важным фактором формирования образа жизни, нац. психологии и нравственности. Буддийская церковь Бурятии выдвинула немало выдающихся деятелей — Ч. Иролтуева, Д. Данжинова, П. Бадмаева, А. Доржиева и др. Бурятское буддийское духовенство активно участвовало в национально-освободительном движении народа. После Окт. революции большинство лам лояльно относилось к советской власти. Сторонники начавшегося еще в кон. 19 в. обновленчества выступали за сотрудничество с новой властью, за инновацию в организационных и нравственно-догматических принципах церкви. С 1925 в Бурятии развернулась борьба с религией и церковью. Постепенно деятельность церкви свёртывалась, дацаны закрывались. В итоге к кон. 1930-х гг. Бурятская буддийская церковь перестала существовать, все дацаны были закрыты и разграблены, многие тысячи памятников культуры уничтожены, утеряны. В годы Великой Отечественной войны возникло движение за восстановление буддийской церкви, что официально состоялось в 1946. Был построен Ивол-гинский дацан как резиденция руководства. Подлинное возрождение буддизма в Бурятии началось со 2-й половины 80-х гг.: восстановлены старые, недействовавшие, построены новые храмы, открыты школы по подготовке кадров. Активизировалась миротворческая деятельность церкви, расширились международные связи. Буддизм стал одним из факторов национальной консолидации и духовного возрождения Б. В 1992 в системе буддийской церкви Бурятии функционировало 14 дацанов, в т. ч. один дацан в Усть-Ордынском авт. округе и один в Агинском авт. округе.

Распространение христианства у Б. началось вместе с появлением первых рус. землепроходцев. В 1681 была учреждена Даурская миссия. В 1727 вместо неё была создана Иркутская епархия, к-рая широко развернула миссионерскую работу. В 1819—42 в Забайкалье, среди хоринских Б., действовала англиканская миссия, занимавшаяся более культурной деятельностью, нежели религиозной. Христианизация Б. усилилась во 2-й пол. 19 в. В начале 20 в. в Бурятии функционировали 41 миссионерский стан, десятки миссионерских школ, были переведены и изданы на бурят, языке свыше сорока религиозно-нравственных книг, календари. В обеих миссиях, Иркутской и Забайкальской, трудились десятки Б. в качестве священников, переводчиков, учителей, старост. За более чем двухсотлетний период сформировалось бурятское православие, общее число крещёных достигло 85 тыс. Наибольших успехов христианство добилось у зап. Б.