РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ВЕПСЫ


ВЕПСЫ, бепся, вепсь, вепс я, людиникад, тягалажет (самоназв., офиц. дореволюц. рус. назв. чудь). В Российской Федерации живут группами на Ю. Респ. Карелия (юго-зап. побережье Онежского оз.), в сев.-вост. р-нах Ленинградской и сев.-зап. р-нах Вологодской обл. Числ. 12,5 тыс. чел. (1989), из них 49,6% проживает в Карелии. Говорят на вепсском яз. Язык имеет три диалекта: северный (шелто-зерский, юго-зап. побережье Онежского оз.), средний (С.-В. Ленинградской обл. и Бабаевский р-н Вологодской обл.) и южный (ефимовский, Бокситогорский р-н Ленинградской обл.). Верующие — православные.

В. расселены в юго-вост. части терр., расположенной между тремя крупнейшими сев. озёрами — Онежским. Ладожским и Белым (обл. Межозерья), чересполосно с рус. нас. На юго-зап побережье Онежского оз. обитанм северные (прионежские) В. В верх, и ср. течении р. Ояти, в р-не истоков pp. Капши и Паши, а также в верх, течении р. Иводы живут средние В. В верховьях р. Лиди по южным склонам Вепсовской возвышенности (сев. отрог Валдайской возв.) разместились южные В.

Прионежье, Юго-Вост. Карелия

Ареал расселения В. в прошлом был более обширным. В 19 в. обл. их обитания достигала широты Петрозаводска, распространялась на верхнее Посвирье, охватывала местности в ср. течении р. Ояти; истоки р. Мегры на рубеже 19—20 вв. также были заняты В., в северо-зап. прибрежье оз. Лача в 70-е гг. 19 в. источники фиксировали «обруселую чудь», в 80-е гг. в Исаевской волости (ныне Чернослободский сельский совет Вытегорского р-на Вологодской обл.) обитала группа В., теперь уже слившихся с местным рус. нас.

Совокупность имеющихся данных недостаточна для окончательного решения вопроса о происхождении В. Видимо, нет оснований отыскивать прямых предков В. среди др. нас. края эпохи неолита и раннего металла, а также раннего жел. века. Однако нек-рое участие этих плем. групп в этногенезе В. вполне возможно. Полагают, что по происхождению В. связаны с формированием др. прибалтийско-финских народов и что они обособились от них, вероятно, во 2-й пол. 1 тыс. н. э., а к концу этого тыс. расселились в юго-вост. Прила-дожье. Курганные могильники 10—13 вв. можно определить как древневепсские.

Женщина в национальной одежде.

Своё др. самоназв. вепся в большинстве случаев в 20 в. В. уже не помнили, а называли и называют себя теперь людиникад (ед. ч. людиник) или даже тягалажет («здешние»). Лишь среди южных и нек-рых групп ср. В. в недавнем прошлом ещё сохранялся др. этноним бепся, вепсь. Этноним вепсы снова распространился среди В. в сов. время в связи с мероприятиями по нац.-культурному стр-ву. Под своим древним именем В. известны финнам, эстонцам и карелам. До Окт. рев-ции официально (в документах, переписях и т. п.) В. называли чудью. В бытовой рус. речи использовались названия чухари, кайваны (к-рые имели пренебрежительно-уничижительный оттенок).

Полагают, что наиболее ранние упоминания В. относятся к 6 в. н. э. (остготский историк Иордан пишет о племени вас). Араб, историч. традиция, начиная с Ибн Фадлана (10 в.), упоминает этноним вису (весу, ису). Рус. летописи (с 11 в.) называют этот народ весью. Запад-ноевроп. источники (Адам Бременский в 11 в. и Саксон Грамматик в 12 в.) сообщает о народе висиннус или виззи. Рус. писцовые книги, жития святых и др. источники чаще знают древних В. под именем чудь.

Дом

На основной этнич. терр. (в Межозерье) В. жили с кон. 1 тыс. в течение всех последующих эпох. Под влиянием разл. факторов они постепенно переместились в вост. часть этого р-на. Вместе с тем отд. группы В. покидали основную этнич. терр. В 12—15 вв. значит, группы В. проникли в р-ны севернее р. Свири, где вступили в контакты со встречной миграцией карелов. В результате В. влились в состав карельской народности, приняв участие в сложении субэтнич. групп карелов — людиков и ливвиков (в меньшей степени). Относительно более поздние вепсские переселенцы, расселившиеся севернее р. Свири по берегу Онежского оз., не подверглись карелизации и образовали группу сев. В.

Миграции В. на северо-восток — в Обонежье и Заволочье — привели к возникновению рассеянных вепсских групп, совокупность к-рых в рус. историч. источниках названа заволочской чудью, а в сканд. и англо-сакс. письменных памятниках отд. такие группы получили название биармии. Наиболее восточные из этих групп приняли участие в формировании зап. коми. Остальные были ассимилированы в ходе слав, колонизации.

Осн. часть В. до последней трети 15 в. жила в границах Обонежской пятины Новгородской респ. После присоединения Новгорода к Рус. гос-ву В. были включены в число гос. (черносошных) крестьян; часть В. (южные и белозерские) подверглась эксплуатации помещиков. В нач. 18 в. сев. В. оказались приписанными к Олонецким (Петровским) металлургическим и оружейным заводам, а оятские — к Лодейнополь-ской судостроительной верфи. В. участвовали в антифеодальных крест, движениях (напр., в Кижском восстании конца 60 — нач. 70-х гг. 18 в.). В кон. 19 — нач. 20 вв. имели место попытки создать вепсскую письменность, к-рые не увенчались успехом.

После Окт. рев-ции в местностях с относительно компактным расселением В. были созданы вепсские р-ны (напр., Винницкий в Ленинградской обл., Шел-тозерский в Карелии), а также вепсские сел. советы. В 1920—30-е гг. в адм. аппарат этих р-нов выдвигались представители вепсской народности. В кон. 1930-х гг. началось внедрение преподавания вепсского яз. (алфавит на основе лат. графики) и ряда уч. предметов на этом яз. в нач. школе.

После Великой Отечеств, войны вепсские районы, колхозы и т. п. были ликвидированы. В расселении В. и адм. делении их проживания сложились неблагоприятные условия для процессов консолидации и этнич. воспроизводства В. Места их обитания, как правило, находятся вдали от адм. центров р-нов. Отсутствует прямая связь между терр., заселёнными В. В целом, природно-экологич. условия в регионе расселения В. малоблагоприятны для хоз. деятельности. Этот регион входит в зону сев. неустойчивого земледелия, беден полезными ископаемыми. Лесные запасы сильно истощены чрезмерными вырубками, рыбные ресурсы в мелких речках и озёрах, а также промысловые ресурсы лесов незначительны.

С кон. 1980-х гг. в нек-рых школах снова начали преподавание вепсского языка. Издан вепсский букварь. В. двуязычны, большинство говорит по-русски; вепсский яз. считают родным 37,5% В. в Карелии и 69,6% в Ленинградской обл. Числ. В. существенно менялась. В 1850-е гг. их насчитывалось 15,6 тыс. чел., в нач. 1870-х гг. — ок. 12,5 тыс. чел., по переписи 1897 — 16,1 тыс. чел. Перепись 1926 выявила рост их числ. до 25 тыс. чел., однако к 1959 она сократилась до 16,4 тыс. чел., к 1989 — до 12,5 тыс. чел. Причин сокращения численности В. две: значительные потери в Великой Отечеств, войне и быстрая ассимиляция их среди русских, особенно в городах. Жители городов среди В. составляют 49,3% (в Санкт-Петербурге, Бокситогорске, Петрозаводске, Лодей-ном Поле, Подпорожье и др.). Почти половина всех В. (47,6%) проживает в Карелии, 34,2% — в Ленинградской обл., остальные — в Вологодской обл., а также в Санкт-Петербурге и др. городах и регионах страны.

Основу экономики В. издревле составляло экстенсивное земледелие (трёхполье с пережитками подсечной системы), гл. орудиями к-рого служили топор (кирвез), коловая соха (адр), борона-суковатка (ягез), зубчатый серп (сирп), цеп (чеп). Важнейшими культурами были ячмень, рожь, овёс, лён, репа. Особое значение для земледелия имела подсека (пало). В 1870-е — 80-е гг. во многих вепсских волостях Лодейно-польского уезда Олонецкой губ. на 1 душу нас. приходилось от 0,5 десятины до 1,2 десятины лесных подсечных участков земли. Урожайность на подсеках была значительно выше, чем на постоянных полях. Жив-во играло второстепенную роль; охота и рыб-во имели вспомогательный характер.

Со 2-й пол. 18 в. развилось отходничество — лесозаготовка и сплав, а также трудоёмкая неквалифицированная работа по обслуживанию судоходства на pp. Свири, Неве и др. («бурлачество»). В деревнях, расположенных по р. Ояти, бытовал (до кон. 1930-х гг.) гончарный промысел, изделия к-рого находили сбыт в южной Карелии, Тихвинском крае и Петербурге.

В 1924 в сел. Рыбрека, а затем в сел. Шокше (Прионежье) началась пром. разработка строит, камня (диабаза и гранитопесчаника), в к-ром было занято много рабочих-В. В 1920—30-е гг. в вепсском крае (как и по всей стране) лесозаготовки превратились в отрасль пром-сти. С. х-во приобрело молочно-мясное направление.

По данным переписи 1897, почти все В. принадлежали к крест, сословию. Сел. община и её сход (суйм) существовали вплоть до коллективизации с. х-ва. Развитие отходничества, к-рым занимались мужчины, привело к разделению труда по полу; летние с.-х. работы осуществлялись преимущественно женщинами. В результате до конца 1920-х гг. у В. сохранялась большая неразделённая семья, подчинённая авторитету «большака» (ижанд) и «большухи» (эмаг). В ходе организации колхозов первоначально создавались мелкие артели на этнич. основе, позднее, в 1950-е гг., колхозы складывались как разнонациональные. Создание пром-сти привело к формированию рабочих кадров — на каменных разработках, лесозаготовках, на стр-ве, в местных промкомбинатах, где рабочие коллективы складывались на разнонац. основе. Среди рабочих и колхозников имеется значительный слой квалифицированных работников физич. труда (механизаторы и др.). Сформировались кадры работников, занятых умственным трудом (управление, просвещение, здравоохранение и др.).

Сел. нас. живёт в деревнях (кюля, пагаст), расположенных по большей части по берегам рек и озёр, и в лесных рабочих посёлках. Традиц. жилища близки к севернорус., но есть и отличия: хоз. постройки объединяются в слитные строит, комплексы с Т-образной связью. Для внутр. планировки северновепс-ской избы (перть) характерно т. н. «финское» (у фасадной стены, а не в переднем углу) положение стола и «боковое» (устьем к боковой стене, а не к фасаду) положение «русской» варистой печи.

Народный костюм, во многом напоминавший севернорусский, имел и самобытные особенности — комплекс женской одежды с юбкой (зачастую продольно или поперечнополосатой), а не с сарафаном; зимние мужские шапки из заячьего меха, особые свадебные штаны (каддят) для жениха с вышивкой и бахромой по низу, употребление мужчинами шейных платков (каглан пайк) и др.

Традиц. состав пищи — разл. каши, похлёбки, пироги с рыбной начинкой, овсяный кисель, болтушка из солодковой ржаной муки и брусничного сока, солодковое ржаное тесто, домашнее пиво, квас и мн. др. Характерные предметы утвари, изготовлявшиеся раньше из дерева, бересты, корневищ и др. подручных материалов, вытесняются из быта пром. изделиями. Однако сохраняется местная керамика.

Среди всех групп В. распространена худ. резьба по дереву, к-рой украшены разл. предметы обихода, а также жилища (причелины, наличники, крыльца и проч.). Средние и южные В. предпочитают простые геометрич. мотивы резьбы, у северных распространены более сложные фигуры (включая антропоморфные). Одежда и другие изделия из тканей украшены вышивкой (геометрические, растительные, зоо- и антропоморфные мотивы), выполненной двусторонним, стебельчатым или тамбурным швом красными или чёрными нитками. Интересна бытовая и особенно художественная керамика (декоративные фигурки животных, птиц, статуэтки).

Семейные обряды сходны с севернорусскими. Но для свадебного обряда характерно ночное сватовство, участие жениха в девишнике, ритуальное съедание молодыми пирога-рыбника, испечённого матерью невесты, и т. д.; для погребального — два генетически разновременных варианта похорон: с причитаниями, сходный с рус. обрядом, и архаический — с «веселением» покойника (пение его любимых песен, пляска под гармонику и т. п.).

Среди эпических жанров фольклора представляют интерес зачатки историч. эпоса — предания о первых насельниках местного края, т. н. панах-предках, а также о древней чуди. Развит сказочный эпос (сарнад) (волшебные, бытовые, сатирические сказки). Сюжеты сказок близки севернорусским и карельским. К эпическому жанру относятся и разнообразные устные рассказы. У В. много лирич. песен, частушек. Довольно устойчиво сохраняются нек-рые жанры обрядового фольклора, напр., погребальные причитания (войкад). Широко бытуют разнообразные пословицы, поговорки, крылатые выражения. Имеются самобытные черты в народной хореографии (колоритный танец с ложками, частушечный игровой танец «варить суп»), а также в муз. фольклоре. По мотивам вепсского муз. фольклора профессиональными композиторами написаны «Вепсская рапсодия» Р. Пергамента, «Вепсская сюита» Л. Вешкарева, «Фантазия на вепсскую тему для квартета кантеле» А. Голланда. Известны народный вокальный ансамбль из с. Ладвы Подпорожского р-на Ленинградской обл. и Шелтозерский народный хор.

Из среды В. вышли языковеды Н. И. Богданов и М. И. Зайцева, историк М. Н. Богданова, физик и математик Н. Г. Зайцев и др. В г. Подпорожье и сел. Шелтозеро созданы нар. краеведч. музеи.