РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ИНГУШИ


ИНГУШИ, г а л г а и (самоназв.). Численность в Российской Федерации 215,1 тыс. чел., в т. ч. в Чечне и Ингушетии (163,8 тыс.), в Сев. Осетии (32,8 тыс.) и др. Более мелкие группы живут в Казахстане, Ср. Азии, а также на Бл. Востоке. Общая числ. более 237 тыс. чел. Вместе с чеченцами (общее самоназв. вайнах) относятся к коренному нас. Сев. Кавказа. Говорят на ингуш, яз. Верующие — мусульмане-сунниты.

Ингушка из Чернореченского. Северная Осетия.

Вайнахский этнос устойчиво фиксируется в горах Центр. Кавказа и на равнинах Предкавказья с перв. тыс. до н. э. Хронологически раннему периоду местной истории соответствует кобанская культура перв. тыс. до н. э., признаётся автохтонность кобанцев и их возможная принадлежность к вайнахской этнич. общности.

Ранние письм. известия об общих предках И. и чеченцев относятся к перв. тыс. до н. э. В «Географии» Страбона упоминается этноним «гаргареи», что является производным от нахского «гаргара» («герга») — близкий, родственный, родственник. Гаргареи у Страбона локализованы в малых предгорьях и равнинах Центр. Кавказа, местах распространения части кобанцев, жителей равнины. Описываемые Страбоном события принято датировать кобанским временем. По данным груз, историка Леонтия Мровели (11 в.), древние нахи периода скиф, походов через Кавказ (7 в. до н. э.) расселяются в Предкавказье, их родоначальник носит имя Кавкас. Для горных и плоскостных нахов употребляются также собират. наименования «нахчамтьяны» («Армянская география»), «дурдзуки» («Картлис цховреба»), «малхи» и др., с рубежа н. э. назв. «троглодиты», «хамекиты», «иса-дики», «двалы» и др. Средневековый этноним «глигвы» связывается часто с ближайшими предками ингушей, «кисты» — чеченцев и ингушей.

Окрестности аула Джерах на юго-западе Ингушетии.

В горной зоне И. жили отд. обществами: Галгаевское (отсюда самоназв. И.), Цоринское, Джейраховское и Мецхальское. Переселение на равнину начинается в 16—17 вв. Одним из гл. направлений ингушской миграции с гор являлась Тарская долина и др. земли по р. Камбилеевке. Здесь, по свидетельству Вахушти Багратиони, не позднее кон. 17 в. расположено плоскостное с. Онгушт (отсюда назв. И.), ныне с. Тарское Пригородного р-на Сев. Осетии. В 1784 близ ингуш, с. Заурово построена крепость Владикавказ для охраны Военно-Грузинской дороги. Особенно интенсивным был миграционный процесс в 19 в. В 1810 Ингушетия вошла в состав России. В 1817 в связи с проведением Сунженской укреплённой линии и основанием здесь казачьих станиц местное население было переселено из большей части Сунженского р-на в Назрань (сюда переселены и жители др. мест) — небольшое военное укрепление, к-рое в дальнейшем стало одним из кр. центров Ингушетии. Колониальный гнёт, острая нехватка земли служили факторами социального протеста, как, напр., Назрановское восстание 1858. До нач. 20 в. И. входили в Ингушский и Владикавказский округа, Сунженский отдел, с 1907 — Назрановский округ Терской области.

Село Цори в Ингушетии.

В 1924 году была выделена в составе РСФСР Ингушская АО, г. Владикавказ стал её административным, экон. и культурным центром, в 1934 она объединена с Чеченской АО в Чечено-Ингушскую АО, в 1936 преобразованную в АССР. В 1944 И. вместе с чеченцами были депортированы в Ср. Азию и Казахстан, республика упразднена. Т. о., И. как народ в условиях господства тоталитарного режима были поставлены на грань исчезновения. В 1957 Чечено-Ингушская АССР восстановлена, народ вернулся на свою терр., при этом Пригородный р-н, составляющий около половины терр. плоскостной Ингушетии, остался в составе Сев.-Осетинской Республики. В нояб. 1990 ВС Чечено-Ингушской АССР принял Декларацию о гос. суверенитете республики. В мае 1991 ВС переименовал Чечено-Ингушскую АССР в Чечено-Ингушскую Республику. В дек. 1992 7-й съезд нар. депутатов России принял постановление о преобразовании Чечено-Ингушской Республики в Ингушскую и Чеченскую республики в составе Рос. Федерации.

В хо.ч. быту нас. горной Ингушетии издавна ведущее место занимало скотоводство. Скот служил торговым (денежным) эквивалентом. Альпийские луга давали возможность содержать большие стада домашних животных на протяжении всего лета (овцы, коровы, лошади, волы). Осенью скот перегоняли вниз на осенне-весенние пастбища. Хорошие климатич. условия и богатые угодья позволяли держать зимой овец и частично кр. рогатый скот на пастбищах вблизи поселений. Существовала традиция отгона скота с гор на зимние плоскостные пастбища. Между горными и равнинными регионами края всегда существовала определ. специализация — хлеб, выращиваемый на плоскости, позволял жителям гор в осн. заниматься скотоводством. О значении скотоводства свидетельствуют складывавшиеся веками и во многом законсервировавшиеся адаты горцев: за любые виды преступлений полагался штраф скотом (чаще кр. рогатым) в пользу потерпевшей стороны (от неск. десятков до ста и более единиц скота).

Оборонительные башни Дашакалей.

Необходимым компонентом альпийского х-ва являлось земледелие, незначительное по своему удельному весу, но необычайно трудоёмкое в горных условиях. О развитии горного земледелия свидетельствуют повсеместно наблюдаемые и сейчас остатки искусств, террас для посевов; сеяли ячмень, овёс и пшеницу, на равнине ведущей культурой являлась кукуруза. Пахотные орудня: деревянная соха и архаичная «палка-копалка». В системе горного полеводства господствовало однополье, реже — трёхполье. Плодородные массивы предгорно-плоскостной зоны способствовали развитию пашенного земледелия. В 13—14 вв., когда плоскостные земли в осн. не обрабатывались, т. к. были заняты кочевниками, террасное земледелие интенсивно развивалось для обеспечения нас. продуктами полеводства. В 18—19 вв. нагорное земледелие пришло в упадок по причине значит, сокращения жителей в горах и поступления дешевого плоскостного хлеба. Ведущими отраслями с. х-ва стали садоводство и виноградарство, тонкорунное овцеводство и мясо-молочное животноводство. В промышленности края гл. место занимает добыча и переработка нефти.

Охота как подсобный промысел не играла в прошлом значит, роли в х-ве И. Охотились на оленей, косуль, туров, кабанов и медведей. Местный фольклор изобилует охотничьими сюжетами, сохранились разл. поверья горцев, связанные с этими животными. Среди ингуш, пантеона важную роль играл Елта — покровитель охотников и диких животных.

В производств, деятельности И. в средние века заметное место занимало строительное дело. Башни, храмы и святилища, наземные склеповые гробницы — широко известные архит. памятники края. Боевые башни являются достижением нар. зодчества. Они свидетельствуют об узкой специализации произ-ва, о наличии мастеров-профессионалов, владеющих целым арсеналом техн. навыков, к-рые приобретались в процессе многолетнего опыта стр-ва подобных сооружений. Многочисл. северокавк. источники называют имена ингуш, мастеров, славившихся стр-вом боевых башен как у себя в крае, так и за его пределами.

Традиц. башенные поселения в горах располагались на склонах или в глубине ущелий. Были распространены жилые, полубоевые и боевые башенные постройки. Первые имеют прямоугольное основание и два-три этажа (высота 8—10 м). Кровля плоская, земляная, с уложенными на ней камнями для обороны. Конструктивной особенностью жилищ является центр, опорный столб для межэтажных перекрытий. Вторая постройка до четырёх этажей характеризуется близким к квадрату основанием, высотою в 12—16 м, наличием по верхним этажам боевых бойниц, прикрытых для защиты обороняющихся навесными балкончиками (машикуля-ми). Классич. боевые башни с четырёхскатной пирамидально-ступенчатой кровлей квадратны в основании, в пять и реже шесть этажей (сред, высота 25— 26 м), внеш. вход на уровне второго этажа для надёжности обороны, межэтажные перекрытия из дерева и камня, четырёхсторонние большие стрельчатые проёмы с машикулями. В средние века также возродились замковые комплексы и заградительные стены. На равнине И. жили кр. селениями, вытянутыми вдоль рек и дорог. Старинное жилище — хата-мазанка, позже длинный саманный или турлучный дом, в к-ром помещение каждой супружеской ячейки имело отд. выход на террасу. Комната главы семьи и его жены была также общей, рядом с ней кунацкая (гостевая комната). Совр. дома — преим. кирпичные с черепичной или железной крышей.

Ювелирное произ-во И. в средние века характеризуется высоким уровнем развития. Известно неск. десятков типов и многочислен, разновидностей только металлич. серёжек и подвесок, отличающихся изяществом форм и сложностью работ (чернение, зернение, золочение, инкрустация и др.). Были распространены серповидные восьми-лопастные подвески из серебра, близкие типологически височным кольцам вятичей. Они служили для широкой меновой торговли. Известными ср.-век. центрами ювелир, дела у И. являлись Эгикал, Цори, Эрзи, Евлой и др. Оружейное произ-во И. представлено такими видами ср.-век. оружия, как мечи и сабли, боевые ножи и кинжалы, деревянные луки и стрелы, железные наконечники стрел с большим видовым разнообразием, втульчатые наконечники копий, топоры, пращи, самострелы, шашки и др. В защитном вооружении воина применялись панцири и кольчуги, шлемы и щиты.

Гончарное ремесло характеризуется разнообразием (сосуды для хранения зерна, кувшины, чашки, часто украшенные волнистым орнаментом и др.). О ранних истоках кузнечного про-из-ва у вайнахов свидетельствуют разл. предания. Массово изготовлялись ножницы для стрижки овец, ножи для бытовых нужд — кресала, архаичные очажные цепи, котлы, серпы и др. хоз. предметы. Вероятно, оружие в грубом виде выковывали сначала кузнецы для его последующей обработки оружейниками. Деревообработка играла заметную роль в хоз. быту вайнахов (чашки, ложки, ковши, вазы, бокалы и др.; предметы туалета: гребни; с.-х. орудия: сохи; оружие: деревянные щиты, луки, стрелы, ножны). Обработка камня входила в сферу производств, деятельности вайнахов. Стр-во бытовых, погребальных и культовых памятников средневековья непосредственно связано с камнеобработкой. Прокладка арочных проёмов, устройство межэтажных перекрытий и гребней кровли требовали особого умения придать камню обработкой нужную форму, а вместе с нею и необходимую прочность сооружению.

Получило распространение кожевенное ремесло. Обувь представлена сапожками и башмачками из сафьяна, ноговицами и чувяками из шагрени. Обувь из сыромятной кожи с плетёной из ремней подошвой служила охотникам и пастухам в горах. Изделия из кожи — кисеты, ремни, чехлы для ножей и др. Обработка кожи была распространена повсеместно. С кон. 19 в. усилилось проникновение в край фабричной обуви (сапоги, калоши и пр.).

Традиц. одежда И. общекавк. типа. Муж. рубаха навыпуск с вертикально разрезанным спереди воротом на пуговицах, перетянутая ремнем, прилегающий к талии бешмет с поясом и кинжалом. Позже получила распространение общекавк. черкеска с газырями. Тёплая одежда — овчинная шуба и бурка. Осн. головной убор — папаха конусовидной формы, войлочные шляпы. В 20-е гг. 20 в. появились фуражки, неск. позже — высокие сильно расширяющиеся кверху папахи из каракуля. Галифе заменили заправляемые в обувь штаны из домашнего сукна. Повседневная жен. одежда: удлинённое платье-рубаха с разрезанным воротом на пуговице, широкие штаны, бешмет. Свадебное платье («чокхи») — длинное до земли из шёлка, бархата и парчи, шилось по фигуре, рукава узкие до локтя имели продолжение в виде свисающих лопастей; украшалось металлич. застёжками в два ряда. На голове — шапочка в форме усечённого конуса с золотым и серебряным шитьём. Повседневные головные уборы — разноразмерные платки и шали. В раннеср.-век. период знатные женщины носили головной убор «кур-харе» в виде изогнутого рога из войлока или кожи. Он был покрыт дорогими тканями и украшен серебряной округлой бляхой, орнаментирован. У совр. И. гор. одежда стала преобладающей, мн. мужчины носят шляпы, женщины предпочитают платья широкого покроя.

Традиц. пища И. — в основном мясо-молочная и растительная. Наиб, распространены: чурек с соусом, галушки из кукурузной муки, пышки из пшеничной муки, пироги с сыром, мясо с галушками, мясной бульон, молочные продукты (специфич. «даты-кодор» — творог с топлёным маслом) и др. В пищевой рацион входили продукты охоты и рыболовства.

У горных И. прослеживалось заметное соц. расслоение, шёл процесс выделения знати, существовали сильные и слабые фамилии (тайпы), первые из них именовались «эзди тайпа» — благородные и свободные люди, вторые «лай тайпа» — зависимые. Источником образования зависимого сословия первоначально являлось пленение иноплеменников (и соплеменников) чаще с целью выкупа, в дальнейшем происходила ассимиляция захваченных людей и закрепление их со временем на земле. Также в определ., но трудно устанавливаемую степень зависимости попадали и слабые фамилии, нуждавшиеся в экон. и воен. помощи со стороны сильных. В целом рабство в ингушском обществе не имело большого соц.-экон. значения. Рабы не являлись осн. рабочей силой. Гл. фигурой горского об-ва продолжал оставаться свободный общинник, а сама сел. община — осн. органом местного самоуправления. Характерная черта внутр. структуры об-ва — наличие патронимии. В плоскостных районах уровень феодализации был, по-видимому, выше.

Важную роль в обществ, быту И. играл обычай гостеприимства. Гость вне зависимости от национальности и вероисповедания получал без какого-либо вознаграждения отдых, пищу и ночлег. Хозяин нёс полную ответственность за его жизнь и безопасность. Нарушение обычая гостеприимства влекло за собой суровое порицание и даже расценивалось обществом как преступный акт.

Было распространено куначество. Клятва побратимства чаще скреплялась обменом оружия. Обычай куначества нельзя было нарушать, верность слову сохранялась, несмотря даже на самые тяжкие испытания. Дружеств. взаимоотношения передавались из поколения в поколение.

Характерной чертой бытовавших среди И. традиций было уважительное отношение к родителям и старшим. Правила этикета включают в себя такие обязательные и сейчас для соблюдения нормы, как старшим по возрасту уступать дорогу, право старших говорить первыми, не перебивать и не вмешиваться в разговор старших и др. Неуважение к родителям и старшим расценивалось как порок и в совр. Ингушетии также сурово осуждается.

У вайнахов сохранялись остатки патриархально-родового строя — фамильно-патронимич. орг-ция, кровная месть и др. При преобладании малых семей прослеживались и большие семьи, особенно в горах. Браки экзогамны по обеим линиям, имел место брачный выкуп. Тесная солидарность родственников и строгая экзогамия характерны и для совр. И. Существовал цикл досвадебной и свадебной обрядности, мн. обычаи и обряды были связаны с рождением и воспитанием детей.

В период средневековья у И. бытовали религ. верования в форме тотемизма, анимизма, разл. видов магии, семейно-родового культа святынь и покровителей, аграрных и погребальных культов и др. Повсеместно в горах вблизи селений и на труднодоступных вершинах возводились каменные святилища-молельни в честь патронов-покровителей (камерные постройки — скле-пообразные и столпообразные). При раскопках выявлены предметы культового инвентаря и амулеты (металлич. колокольчики, зубы оленя с отверстиями для подвешивания, наконечники стрел с изогнутыми в петельку концами черешков, когти медведя, раковинки каури, человеческие фигурки из каменных бус и др.). Пантеон вайнахских божеств отличался сложностью и достаточно высоким уровнем развития; в него входили общеплеменные боги (Диела — верховное божество, Сиели — бог грома и молнии, Мятцил — покровитель земледелия, Тушоли — богиня плодородия, Иштар-Диела — бог подземного царства, Молыз-Ерды — бог войны и др.), боги — покровители общины, группы с. (Дзорах-Диела, Гурмет-Цуу, Итаз-Ерды и др.), отд. с. (Эрдзели, Тумгой-Ерды, Бейни-Сиели и др.), фамилий и семей (Дик-Сиели, Ауша-Сел, Амгали-Ерды и др.).

Христианство распространяется на территории Ингушетии с 12 в. под влиянием Грузии и затем России, однако не получает значит, влияния и быстро приходит в упадок. Сохранились храмы Тхаба-Ерды, Алби-Ерды и Таргимский. Получают развитие синк-ретич. верования. Ислам проникает из Дагестана, на плоскости он прослеживается раньше, чем в горах. Непосредственно в Ингушетии ислам распространяется из Чечни, в предгорно-плос-костной зоне — в 16—18 вв., в горной — в 19 в. Утверждение ислама среди И. относится к 1-й половине 19 в. Есть данные, что последним (в 1861) принял новую религию ингуш, аул Гвилети, расположенный в верховьях Дарьяла (Военно-Грузинская дорога). Большая живучесть традиц. верований прослеживалась в горской среде ещё в сравнительно недавнем прошлом. Ещё в 1920-е гг. на вершине Столовой горы Ингушетии, у стен ср.-век. святилищ Мятцил, Мятер-Диела и Сусон-Диела происходили моления с жертвоприношениями скота богам с просьбой спасти край от засухи.

У И. высоко ценилось искусство врачевания, значит, роль в жизни и мировосприятии играли астрономич. знания. Были известны понятия горизонт, небо, страны света и др. Отсчёт времени вёлся от настоящего к прошлому или будущему. Значит, отрезки времени группировались по 11 и 33 годам. Празднование первого цикла было приурочено ко дню зимнего солнцестояния, второго — весеннего. Год состоял из 12 месяцев, каждый из к-рых имел своё название, существовал отсчёт на год вперёд и на два года назад. Каждый месяц делился на четыре недели из семи дней. Счёт дней недели вёлся на семь дней вперёд и назад. Календарные циклы были тесно связаны с земледелием и скотоводством, основывались на большом практическом опыте народа, астрономич. наблюдениях и математич. расчётах. Осн. даты традиц. календаря отмечались обрядами.

В фольклоре И. заметное место занимает нарт-орстхойский героич. эпос. Устное нар. творчество: героич., исто-рич. и лирич. песни, сказки, сказания и предания, пословицы и поговорки. Нар. муз. инструменты — трёхструнная скрипка с дугообразным смычком, позднее распространилась гармоника, на к-рой играют преим. девушки. Излюбленный танец — парная лезгинка. В прикладном иск-ве выделяются резьба по камню и изготовление войлочных ковров красных и оранжевых тонов с самобытным орнаментом (оленьи рога, горные растения, астральные фигуры).