РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

КОМИ-ПЕРМЯКИ


КОМИ-ПЕРМЯКИ. Численность в Российской Федерации 147,3 тыс. чел., коренное население Коми-Пермяцкого авт. округа (95,4 тыс.) и части Пермской обл. Общая числ. в быв. СССР 152,1 тыс. чел. До 20 в. их называли пермяками, окрестное рус. нас. и ныне использует это назв. Термин "пермь" ("пермяне"), к-рым русские издавна называли К.-п., скорее всего заимствован у вепсов, в языке к-рых имеется выражение "пера маа", что означает "земля, лежащая за рубежом". В др.-рус. яз. сохранилось назв. Пермь. Существовало неск. областей, называемых Пермью. По мнению венг. языковеда П. Хайду, назв. Пермь, как правило, встречается в тех местах, где могли находиться кр. центры меховой торговли. Русские же впервые столкнулись с коми как с торговцами, имеющими дело с добычей и поставкой пушнины, и поэтому, естественно, что за ними закрепилось назв. "пермь", "пермяк", "пермитин", "пермичи", "пермяне", служившее первоначально обозначением по роду занятий. Позднее оно превратилось в этноним.

Осн. часть К.-п. расселена в пределах Коми-Пермяцкого авт. окр., где они составляют 60% нас. За пределами округа исторически сложились две компактные группы К.-п. - язьвинские и зюздинские К.-п., получившие свое назв. по месту расселения. Язьвинские К.-п. живут в Пермской обл. в бассейне р. Язьвы (приток Вишеры), впадающей в Каму. По нек-рым оценкам, ныне их насчитывается ок. 2 тыс. чел. (в 1960 - 4 тыс.). Зюздинские К.-п. живут в осн. в б. Зюздинском (ныне Афанасьевском) р-не Кировской области, граничащем с Коми-Пермяцким авт. округом. В 50-х годах 20 в. их насчитывалось св. 7 тыс. чел., в наст, время как этногр. группа находятся на грани исчезновения. Последний раз К.-п. фиксировались в Афанасьевском районе переписью 1970 года, когда их насчитывалось ок. 700 человек. В послед, переписях их записывали русскими, хотя часть из них сохранила и этнич. самосознание, и коми-пермяц. яз.

Коми-пермячка зюздинка из Кировской области.

Селения К.-п. встречались также в Новосибирской обл., где в 19 и нач. 20 вв. селились переселенцы, покинувшие родные места из-за безземелья. В последние три десятилетия довольно значит, группы К.-п. осели в Ханты-Мансийском авт. окр., в Казахстане, Крыму и др. регионах, куда они переселялись в связи с ликвидацией малых деревень в Коми-Пермяцком округе. Нек-рые из этих групп оказались непрочными и распались (напр., в Казахстане), но др. продолжали существовать (напр., в Крыму).

Говорят на коми-пермяцком яз., к-рый имеет близкое родство с коми (-зырянским) и удмуртским яз. Имеет четыре наречия: сев. - косин-ско-камское, юж. - иньвенское, верхнекамское и коми-язьвинское. Письменность на рус. графич. основе.

Подавляющее большинство сельских жителей свободно владеет разговорным коми-пермяцким языком, среди городских К.-п. ок. четверти родным либо совсем не владеют, либо владеют слабо. Среди К.-п., проживающих за пределами окр., степень владения языком существенно ниже, особенно в младших возрастных группах. Ббльшая часть верующих К.-п. - православные, есть старообрядцы.

Вопрос о прародине пермян остаётся дискуссионным. Наиб, распространена точка зрения, что родина пермян - Прикамье или Вятско-Камское междуречье. Ок. 8 в. пермская языковая общность распалась. Археол. памятники неск. более позднего, роданов-ского периода (9-13 вв. н. э.) в верх. Прикамье сосредоточены примерно в тех же границах, где живут совр. К.-п. По мнению исследователей древних культур Прикамья, в частности М. В. Талицкого, О. Н. Бадера, А. П. Смирнова, носителей родановской культуры уже можно считать К.-п., к-рые сформировались на базе местных племен и говорили на самостоятельном коми яз., близком к удмуртскому.

В рус. источ. первое упоминание о Перми относится к кон. 12 в. (1187), когда новгородцы совершили один из своих походов на Урал за пушниной и данью. Впервые о "Перми Великой" как об отд. обл., граничащей с Пермью Вычегодской, сказано в "Житии Стефана Пермского", написанном в кон. 14 в. Епифанием Премудрым. Известно также, что в 15 в. у прикамских коми существовало территориальное объединение во главе с князем. Московское государство вслед за утверждением своего влияния в Вычегодских землях стало расширять его и в Прикамье. В 1463 епископ Иона крестил часть К.-п.

В 1472 в результате похода на Пермь Великую отряда под водительством князя Федора Пестрого земли К.-п. были окончательно присоединены к Московскому гос-ву. Непродолжительное время ими управлял местный князь на правах моек, вассала, но вскоре управление перешло к рус. наместникам и воеводам. Пермь превратилась в адм. единицу и была поделена на два уезда: Пермский или Чердынский с центром в г. Чердыне и Усольский с центром в г. Усолье (ныне Соликамск). Затем к Перми Великой присоединили и третий уезд в верховьях Камы - Кайгородский. В отошедшие к Московскому гос-ву новые земли начался приток рус. нас., особенно во 2-й пол. 16 в. Прикамье стало форпостом для торг, связей с Сибирью, а затем для её завоевания и освоения. С этого времени стали формироваться общие черты в быту и культуре местного рус. и коми-пермяцкого нас.

Во 2-й пол. 16 в. в Прикамье обосновались солепромышленники Строгановы, к к-рым в крепостную зависимость попали практически все иньвенские К.-п. Группа К.-п., живших в Чердынском уезде, в большинстве своем принадлежала к государств, крестьянам. Это способствовало возникновению нек-рых различий между этими группами К.-п. В 18 в. стала развиваться горная пром-сть на Урале. Нек-рая часть К.-п. была приписана к заводам Сев. Урала, и их осн. повинностью была рубка, заготовка и доставка к заводам леса и древесного угля.

Рост нас. в крае привел к тому, что коми-пермяцкая деревня к 19 в. стала остро ощущать малоземелье, мн. крестьяне нуждались в подсобных заработках, поскольку за счет собственных х-в содержать семью не имели возможности. Это заставляло крестьян искать заработки за пределами края, а также вынуждало переселяться в новые места жительства, гл. обр. в Сибирь. Во 2-й пол. 19 и нач. 20 вв. это переселение шло очень активно.

Существенные изменения в хозяйств, и культурной жизни К.-п. произошли после 1917. В дек. 1917 в г. Кудымкаре съезд представителей 13 волостей избрал Кудымкарский районный зем. комитет, к-рый ликвидировал все учреждения прежней власти, национализировал земли и имущество Строгановых. После завершения гражданской войны на терр. края Кудымкарская волость вошла в состав Уральской обл. С созданием в 1921 Авт. обл. коми встал вопрос об объединении в рамках единого нац. государств, образования всех коми, проживающих в Северодвинской, Архангельской, Пермской и Вятской губерниях. Эти идеи были высказаны на первом Всезырянском партийном съезде и затем неоднократно поднимались эмиссарами Коми обл. Однако объединительные идеи не нашли поддержки у руководства Пермской обл., к-рые резко выступали против вычленения земель К.-п. из состава обл. В итоге 26 февр. 1925 президиум ВЦИК постановил образовать Коми-Пермяцкий авт. окр. в составе Пермской обл. За пределами адм. границ окр. оказались язьвинские и зюздинские К.-п.

Создание окр. на начальном этапе дало толчок культурному прогрессу К.-п. народа. С созданием в 20-е годы письменности стала развиваться нац. школа, книгоиздание на нац. языке и т. д. Однако экономически округ практически не развивался. Постепенно его превратили в лесосырьевую базу, где широко развернулись лесоразработки. Последнее обстоятельство привело к существенному изменению поселенческой структуры округа, ибо регулярные лесоразработки повлекли за собой создание целого ряда лесных посёлков, явившихся новым типом сел. населенных мест, центрами сосредоточения иноязычного населения и межэтнич. контактов. На начальном этапе их возникновения значит, часть нас. лесных посёлков составляли заключенные.

В 1926 население окр. составило 171,0 тыс. человек и К.-п. в нем составляли 73,2%. Голод начала 30-х гг., массовая коллективизация, сопровождавшаяся репрессиями против крестьянства, привели к сокращению населения окр. в 1930-е гг. Своего максимума нас. округа достигло в 1959, когда числ. его возросла до 235,9 тыс. чел. (перепись), но в результате притока инонационального нас., прежде всего в лесные посёлки, доля К.-п. снизилась до 60% и с тех пор остается почти неизменной. Данные последней переписи населения (1989) показали, что числ. населения округа снизилась до 158,5 тыс. чел. Округ в индустриальном отношении остаётся неразвитым, поэтому доля гор. нас. невелика, хотя и медленно увеличивается: в 1959 оно составило 14% нас. округа, а в 1989 - 30%. Более половины горожан по национальности К.-п. Существенное влияние на этнич. развитие К.-п. оказывают ныне резко увеличившиеся темпы их рассредоточения: в 1959 только 12,2% К.-п. проживало за пределами своего национально-государств. образования, а в 1989 эта доля составила уже 37,3%. Наиб. кр. по числ. группа К.-п. проживает в Пермской обл., где в 1989 за пределами границ округа их насчитывалось 28 тыс. Часть из них - это язьвинские К.-п., но большинство составляют жители разных городов области. Кроме России К.-п. в 1989 жили на Украине - 2,1 тыс., в Казахстане - 1,6 тыс. В Рос. Федерации больше всего (после Пермской обл.) К.-п. проживает в Ханты-Мансийском окр. (2,6 тыс.). Результатом миграционных процессов является усиление ассимиляционных тенденций и снижение темпов роста числ. этноса. В последние годы этот рост практически прекратился; за период между переписями 1979 и 1989 численность К.-п. выросла только на 0,9%.

В этнокультурном развитии К.-п. прослеживается усиливающееся влияние русскоязычной культуры. Это обусловлено, с одной стороны, этнич. ситуацией, в к-рой оказались ныне К.-п., а с др. - сворачиванием многих ин-тов нац. культуры. Так в послевоенные годы была практически свернута нац. школа: коми-пермяцкий язык и лит-pa преподавались только как предмет в начальной школе, причём в более чем половине школ окр. эти предметы не преподавали вовсе, кадры нац. интеллигенции готовились за пределами округа в русскоязычных вузах, пресса на нац. яз. практически ликвидирована, угасала национальная литературная традиция, в целом медленно развивалась проф. худ. культура.

В связи с этим свободно владеют чтением на родном языке не более половины К.-п. (по данным социологич. опросов), а письмом - существенно меньше половины К.-п., проживающих на терр. округа. Три четверти К.-п. предпочитают читать и писать на рус. яз., причём эта доля одинакова и в городе, и в деревне (хотя языковая среда в городе и на селе различается). Традиц. занятия К.-п.: пашенное земледелие, животноводство, охота и рыболовство. Из домашних произ-в - прядение и ткачество, гончарство, обработка дерева.

Осн. системой земледелия на протяжении 19 - 1-й четв. 20 вв. было трёхполье, а местами, в основном в сев. р-нах округа, сохранялись лесные расчистки. Ббльшая часть пашни отводилась под зерновые культуры - рожь, ячмень, овес; часть использовалась под посевы льна. Пшеницу почти не сеяли. Немного выращивалось овощей и картофеля. Из овощей сажали капусту, лук, редьку и репу. Пахотным орудием служила деревянная соха (гор) с двумя железными ральниками; использовался плуг-сабан местного кустарного произ-ва с одним лемехом и железным отвалом. Бороны (пиня) - трех видов: суковатки - на лесных расчистках, вязаные с деревянными зубьями - на лёгких песчаных почвах и наиб, распространены - рамные с железными прутьями.

Сеяли вручную из лукошка, жали серпами, молотили цепами, но в более зажиточных х-вах встречались конные молотилки. Животноводство, издавна существовавшее у К.-п., служило дополнением к земледелию. Разводили гл. обр. коров, овец, лошадей. Коровы гл. обр. местной комолой породы, мелкие, с низкой продуктивностью, но выносливые и приспособленные к местным суровым условиям. Свиней и домашнюю птицу (кур, гусей, уток) держали в юж. р-нах округа. Овцеводство, как и разведение кр. рог. скота, не имело товарного значения. Овцы местной породы - грубошерстные. Из овечьей шерсти вязали рукавицы, чулки, валяли валенки и шляпы. Скот на подножном корму оставался пять - шесть месяцев. Лошади и коровы бродили по лугам и лесам без присмотра. Коровы часто оставались невыдоенными, лошади за лето дичали. Поля огораживали пряслами, но несмотря на это случались большие потравы. Длительный стойловый период заставлял заготовлять большой запас кормов на зиму, особенно сена. Косили траву косой-горбушей с изогнутым лезвием и коротким выгнутым косовищем. Такие горбуши были распространены по всему европ. Северу. Сгребали сено граблями (куран), к-рые имели обычную форму, причём головку делали из березы, зубья из черемухи, ручку из сосны или берёзы.

Удельный вес охоты в х-ве К.-п. был существенно меньшим, нежели у их сев. соседей - коми-зырян. Особенно развитой промысловая охота была в сев. части округа. Промышляли белку, горностая, куницу и лису. Охотились как в одиночку, так и артельно. Наиб, распространена охота с ружьём и собакой. Применялись также и железные капканы, деревянные ловушки на охотничьих тропах, петли на зайца и птицу. Родовые промысловые угодья с охотничьими избушками к нач. 20 в. уже исчезли. Рыболовство у К.-п. в основном не имело промыслового значения. Нас., живущее по берегам небольших рек, как прежде, так и теперь ловит рыбу сетями (неводом, мережками, бреднем), использует разнообразные запоры из свай и ветвей, ставит "морды" и ветеля. Из домашних произ-в повсеместно в 19 - 1-й пол. 20 вв. были распространены прядение и ткачество, к-рым занимались исключительно женщины. Ткани использовали для нужд семьи. Сырьём для их изготовления служили овечья шерсть и волокно конопли и льна. При прядении шерсти и кудели пользовались веретеном (чорс) и прялкой (печ-кан). С нач. 20 в. К.-п. стали применять ткацкий стан (доракыян) рус. образца с деревянной рамой, боковыми стойками и двумя навоями. Прежде использовали более примитивный стан. Ныне на таких ткацких станках, к-рые сохраняются во мн. деревнях, в основном ткут очень распространённые у К.-п. половики. Из овечьей шерсти вяжут носки, чулки, рукавицы, валяют валенки и шляпы. Гончарство в основном было развито как домашнее ремесло. Глиняную посуду изготовляли простейшим способом - техникой жгутового налепа, иногда использовали и гончарный круг. Значит, часть К.-п. ныне занята в сел. и лесном х-ве, местной пром-сти.

Традиц. поселения К.-п. - деревни, причём, как правило, небольшие. Распространёнными были починки и выселки, встречались хутора. В 1-й четв. 20 в. сёла составляли только 2% поселений. Характерен кустовой способ расселения. Поэтому крупные сёла нередко возникали за счёт слияния ряда мелких деревень, и поныне разные концы таких сёл сохраняют старые назв. У К.-п. часто встречаются деревни, жители к-рых носят одну фамилию. Большинство коми-пермяцких сёл и деревень получили свои назв. по имени переселенца: Ванино, Антипино, Федотове, Карпово. Мн. поселения носят назв. рек, озёр, возвышенностей, а именно: Верх. Иньва, Верх. Лупья, Мысы и др. Деревни и сёла, как правило, расположены по берегам рек. В юж. районах округа, к-рые заселены плотнее, наряду с приречным типом встречаются селения на водоразделах, около ключей и колодцев, при сухопутных трактах. В большинстве селений преобладает уличная планировка, местами беспорядочная. Нередко деревни, особенно небольшие, обнесены изгородью из жердей, и при въезде стоят большие одностворчатые ворота.

Процесс укрупнения селений и ликвидации починков и хуторов, начавшийся ещё в 30-х годах 20 в. при проведении сплошной коллективизации, особенно интенсивно протекал в 60-70-е гг., когда осуществлялась ликвидация т. н. неперспективных деревень. В обоих случаях это был насильственный процесс, в ходе к-рого была разрушена традиц. система расселения К.-п. Число сел. поселений в результате сократилось.

С развитием лесной пром-сти и прежде всего в послевоенные годы на терр. Коми-Пермяцкого авт. окр. построено большое кол-во лесных посёлков, к-рые и по числ. населения, и по его составу, и по характеру застройки резко отличаются от традиц. поселений К.-п. Числ. нас. в посёлках достигает 1,5-2,5 тыс., хотя в последние годы стала снижаться. Они имеют смешанный нац. состав нас., в то время как деревни и сёла в основном однонациональны. Посёлки имеют правильную квартальную планировку, застроены типовыми рублеными домами. В каждом посёлке есть своя школа, больница, клуб, детские дошкольные учреждения. На терр. окр. - г. Кудымкар и три посёлка гор. типа.

Традиц. жилище К.-п. - рубленая изба (керка). Строительный материал - разл. породы хвойных деревьев. По сравнению с жилищем коми-зырян и сев. русских, коми-пермяцкая изба меньше по размерам: 5x5 или 6 X б м. Избы традиционно ставятся без фундамента на невысоком подклете. Наружная обшивка (тесом, шифером) прежде встречалась редко, но теперь стала более распространённой. В сев. и центр, р-нах окр. крыши в осн. двускатные, в юж. распространены и четырехскатные, шатровые крыши. Ныне распространена стропильная конструкция крыши, но прежде они гл. обр. возводились на самцах. Князевое бревно-охлупень нередко вырезалось в виде головы животного или птицы. Избы у К.-п. имеют обычно три-четыре окна (бшынь) по фасаду и два с боковой стороны. Ширина оконных проемов равна 60-70 см. Большинство наличников окон без резных украшений и окрашены в белый цвет. Большинство изб повёрнуты к улице коньком, хотя встречается и расположение дома параллельно улице. В 19 - нач. 20 вв. у К.-п. господствующим типом жилища был трехраздельный дом, распространённый и теперь. В большинстве случаев одна из двух изб, соединенных сенями, используется как жилое помещение, а вторая как клеть (чом). В послевоенные годы чаще стали строить двухраздельные и пятистенные дома.

Планировка большинства изб сходна со среднерусской. Рус. печь (у К.-п. она обычно глинобитная на деревянном основании) располагается налево или направо от входной двери и обращена устьем к фасадным окнам. Красный угол расположен по диагонали от печи напротив двери. Дощатая перегородка или занавеска отделяет печь с прилегающим к ней углом. В ряде изб сохраняется традиц. убранство с широкими подвижными лавками, полками над ними, брусьями под потолком (грятка-ми), самодельными шкафами и др. мебелью. Рус. печь во многих избах ставят примерно в метре от стены и в этом проходе устраивают вход в подполье. Позади жилой избы, через сени, находится клеть (чом). Она меньше избы, но пол в ней настлан выше, и поэтому для входа в неё надо подняться вверх на три-четыре ступеньки. В чоме хранят одежду, инвентарь, нек-рые продукты, а летом ещё и спят там. Под полом чома устраивают погреб или нижний амбар. Дверь в это помещение обычно делают со двора. У К.-п. распространены два типа связи двора с домом. В сёлах и деревнях на С. округа преобладает однорядная связь, когда двор пристраивается к дому сзади под единой крышей. В др. р-нах, а также у зюздинских и язьвинских К.-п. более распространенной была двухрядная связь с покое-образной застройкой одноэтажного двора. Во дворе ставились небольшие помещения, к-рые ныне обычно называют конюшнями.

В осн. в сёлах и деревнях сохраняется традиц. жилище, ибо новое стр-во с 60-х гг. почти не велось или велось очень слабо. Нар. костюм К.-п. ныне прекратил свое бытование и используется только как сценич. одежда в выступлениях фольклорных коллективов. Традиц. жен. одежда - холщовая рубаха, белая или чаще цветная, с прямыми вставками или поликами на плечах, с длинными рукавами и круглым воротом в сборку; поверх рубахи косоклинный сарафан (дубас) из набойки или синего холста, к-рый подпоясывался плетённым из разноцветных ниток пояском (по-кром) с бахромой на концах; поверх сарафана цветной или белый фартук (запон).

Традиц. жен. головные уборы - сам-шура (чепец с твердым дном, обшитый кумачом и украшенный вышивкой и полосками позумента) в юж. р-нах и кокошник (чепец с твердым полуовальным очельем, вышитым мелкими пуговицами, блёстками и бисером) - в сев. На улице самшуру и кокошник покрывали платком. Муж. костюм состоял из рубахи и штанов (вешъян). Рубаха длинная из белого холста или пестряди, ворот, рукава и подол украшались ткаными красными полосками, вместо пуговиц к вороту пришивались завязки. Рубаху носили поверх штанов, подпоясывая её узким плетёным пояском. Штаны - из грубого сурового холста или синей в белую полоску пестряди. Головные уборы: валеные шерстяные колпаки, позднее фуражки.

Верхняя одежда мужчин и женщин почти одинакова. Летняя - шабур (кафтан из синего или небеленого холста, отрезной в талии). Более тёплая одежда - пониток (длиннее шабура, из полушерстяной ткани домашней выделки со сборами и фалдами на спине). Зимняя - шуба из овчин (пась). Традиц. обувь - лапти (нинком), сплетённые из липового лыка и бересты. В сев. р-нах кожаные коты типа галош с узорными шерстяными носками. Спец. высокие сапоги -i> бродни с мягкой подошвой надевали, идя в лес или на рыбную ловлю. Зимой носили валяную обувь: валенки и ишим - валяные головки с суконным голенищем.

Основа традиц. пищи К.-п. - хлеб из ячменной или ржаной муки с добавлением разл. суррогатов: толченой лебеды, пихтовой коры, муки из сушёных ягод черемухи. Овощей в пищу употребляли немного, молоко в основном пили квашеным, мясо чаще всего ели по праздникам. Большое место в рационе питания занимали сушёные и солёные грибы и блюда с ними, а также ягоды, к-рые сушили и замачивали на зиму. Традиц. кухня К.-п. включает много разл. мучных кушаний: блины, оладьи, шаньги, пироги с разнообразной начинкой. На первое ели кислые щи (шбма шыд), мясной суп (яя шыд), суп из ячневой крупы (туся шыд), гороховый суп (анькытша шыд). На второе - разл. каши, прежде всего ячневую и овсяную, рыбу в самом разл. виде, картофель. Одно из наиб, любимых блюд - пироги с рыбой (черинянь). Традиц. блюдо - пельмени (пельнянь), к-рые готовят с мясом, грибами, редькой. На праздники, напр., непременно делали пельмени с редькой. Устойчиво сохраняются традиц. напитки - квас (ырош), кислый гороховый или ягодный кисель, овсяная и малиновая брага, а также пиво (сур). Чай пьют меньше, чем коми-зыряне или сев. рус. и заваривают его в осн. на травах.

Ныне традиц. модель питания К.-п. трансформировалась незначительно, поскольку сохраняется её основа - личное подсобное х-во у большинства нас. округа. Фольклорные праздники К.-п. тесно связаны с православной обрядностью, в осн. они такие же, как у окрестного рус. нас. Число верующих среди К.-п. неве лико, хотя увеличивается в последнее время. В Коми-Пермяцком окр. неск. действующих православных храмов. Центром старообрядчества вплоть до 1-й четв. 20 в. была деревня Пудьва. Скиты, основанные в лесах близ деревни еще ок. 1790, приобрели боль шую известность среди окрестного нас. Молельни имелись и в др. деревнях по р. Язьве. В настоящее время среди К.- п. наблюдается активизация обществ, сил, выступающих за сохранение и раз витие нац. культуры. Осн. ядром этих сил стала нац. интеллигенция, усилиями к-рой было создано общество "Югэр" (деятельность его строится в тесном контакте с Комитетом возрождения коми). Среди деятелей нац. культуры наиб, известны писатели А. Н. Зубов, М. П. Лихачев, С. И. Караваев, В. В. Кли мов, Ф. С. Истомин, Т. П. Фадеев, ком позитор А. Клещин, график В. Оньков и др.