РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

КОРЕЙЦЫ


КОРЕЙЦЫ, коре сэрам ("люди с граны Коре"), чосон сэрам ("люди страны Чосон"), х а н г у к с э р а м ("люди страны Хангук", самоназв.). Численность в Российской Федерации 107,1 тыс. чел. Осн. население Республики Корея (43 млн. чел.) и КНДР (23 млн. чел.). Общая числ. 69,8 млн. чел., в т. ч. в Китае 1,92 млн. чел., в Японии 670 тыс. чел., в США 500 тыс. чел.; в бывшем СССР 438,7 тыс. чел., в т. ч. в Узбекистане 183,1 тыс., в Казахстане 103,3 тыс., Киргизии 18,4 тыс., Таджикистане 13,4 тыс.

В бывшем СССР К. в качестве самоназв. в рус. речи широко используют этноним корейцы, под к-рым они известны русским с 18 в. В быту и в литре используется этноним "советские корейцы", отличающий их от К., живущих в Корее, а также в др. странах (Китай, Япония, США); в устной речи бытовало самоназв. сорён сэрам ("советский человек", "советские люди").

В России наиб, компактная группа К. проживает на Сахалине (35,2 тыс. чел.), кроме того, живут в Приморском крае (8,5 тыс. чел.), в Хабаровском крае (8,3 тыс. чел.), в Ростовской области (7,1 тыс.), в Краснодарском крае (1,8 тыс. чел.), в Ставропольском крае (4,6 тыс. чел.), в Кабардино-Балкарии (5,0 тыс. чел.), в Северной Осетии (3,0 тыс. чел.).

Говорят на корейском яз. Письменность (кор. фонетич. буквенно-слоговое письмо) с 15 в. Ббльшая часть К. России владеет рус. яз. К. - один из древнейших народов Вост. Азии. Очевидно, в формировании К. принимали участие 3 группы племён: палеоазиатская, протоалтайская и австронезийская; ведущая роль принадлежала протоалтайским племенам. В сер. 1-го тыс. до н. э. на терр. Юж. Маньчжурии и Сев. Кореи сформировалось гос. образование Чосон (к назв. к-рого восходит одно из самоназв. К.). К 10- 14 вв. относится сложение К. в единый этнос. К назв. государства Коре (918-1392) восходит ещё один из этнонимов К.

В кон. 19 в. кризис корейского общества, отягощенный вторжением импе-риалистич. держав, их борьбой за "открытие" Страны Утренней Свежести, сопровождался мигрэцией К., прежде всего крестьян, в соседние страны - Россию, Китай, Японию. Первые корейские семьи появились на терр. рус. Дальнего Востока, в Южно-Уссурийском крае в 1863, это было 13 семей, тайно бежавших из Кореи от нужды и бедствий. Они поселились на р. Тизинхэ (Тызен-хэ) и занимались земледелием. В 1868-69 в рэйоне Посьета было три корейских деревни Тизинхэ (Тэзен-хэ), Янчихэ (Янчи-хэ) и Сидими. По данным Н. Пржевальского, в 1868-1869 в этих деревнях проживало 1800 чел. Наиб, населенной была деревня Тизинхэ. Переселенческое движение усилилось после 1869, когда большие наводнения в Корее нанесли урон х-ву и привели к страшному голоду. В кон. 1869 границу перешло, по одним данным, ок. 7 тыс. чел., по др. - 4,5 тыс. чел. Рус. администрацией Приморской области часть К. была расселена по Амуру. В 1872 у р. Самарки, в окрестностях г. Благовещенска было образовано кор. село Благословенное. Наиб, компактно кор. земледельч. нас. проживало в Посьетском районе. Немало К. жило в рус. селах и деревнях. Постепенно на рус. Дальнем Востоке обрэзовались многочисл. кор. деревни, прежде всего в долинах рек Фаташи, Янчихэ, Тизинхэ, Сидими. В кон. 19 в. К. появились на о. Сахалин.

В 1910 в Южно-Уссурийском крае находилось св. 50 тыс. К., к-рые проживали в 104 кор. селениях; они жили также в Амурской и Забайкальской областях, а тэкже в городах Никольск-Уссурийск, Владивосток (Корейский квартал), Николаевск, Хабаровск. Мощным толчком для миграции К. в Россию были события, связанные с установлением протектората Японии над Кореей (1905), а затем с установлением в Корее японского господства (1910-45). Частично миграция продолжалась в годы гражданской войны и в период борьбы за установление сов. власти на Дальнем Востоке. В Россию переселялись в осн. выходцы из сев. провинций Кореи; значит, была часть иммигрантов из центр, и юж районов страны. Согласно данным переписи 1926, на Дальнем Востоке жило 168 тыс. К. По данным Всесоюзной переписи 1937 в СССР насчитывалось 168,3 тыс. К., причём ббльшая их часть находилась в пределах РСФСР - 167,2 тыс. чел.: в Южно-Уссурийском крае (в долине р. Уссури и по ее правым притокам), также в Амурском и Зейско-Алданском округах, по ниж. Амуру, по поб. Японского моря от Владивостока до залива Де-Кастри. Группы К. проникали в Забайкалье, в Охотский край, на Камчатку, в Зап. Сибирь, в европ. часть страны, в Ср. Азию и Казахстан. Наиб, компактно земледельч. кор. нас. проживало в Южно-Уссурийском крае. На Дальнем Востоке, в р-нах компактного расселения К. создавались школы, библиотеки, клубы. В Посьетском р-не К. составляли 95% нас., в Суйфунском р-не 50%.

Эти районы были превращены в нац. кор. районы, кор. сел. советы были созданы также в тех р-нах, где К. проживали компактно, хотя не составляли большинства. В кор. сёлах создавались нац., просветительские школы, шёл процесс приобщения К. к рус. разговорному яз. В 1931/32 уч. году в Дальневосточном крае работало 380 кор. школ с общим контингентом учащихся 33,6 тыс. чел. Велась подготовка кор. учителей. В 1924 в Никольск-Уссу-рийске был открыт первый Корейский педагогический техникум; в 1930 - техникум в Посьетском районе на 280 учащихся со спец. отд. подготовки дошкольных работников. В 1931 во Владивостоке был создан Корейский педагогический ин-т. Общее число студентов - 780 чел. В 1933/34 учебном году ин-т выпустил 217 высококвалифицированных учителей. В 1932 в Дальневосточном крае издавалось на кор. языке шесть журналов и семь газет. Газета "Сонбон" ("Авангард") в 1932 имела ежедневный тираж 10 тыс. экз. Наряду с расширением обществ, функций кор. языка росла потребность К. в рус. языке - как языке межнационального общения.

В 1937-38 К. были подвергнуты необоснованным репрессиям и насильственно переселены с Дальнего Востока на терр. республик Ср. Азии и Казахстана. Официальным поводом для депортации послужило обвинение народа в шпионаже в пользу воюющей Японии. Это обвинение было необоснованным, так как Корея в этот период была колонией Японии (1910-45), а кор. народ видел в японцах своих поработителей. Более того, среди сов. К. было немало участников национально-освободительной борьбы, эмигрировавших в Россию; К. активно боролись против япон. интервенции на Дальнем Востоке. Предполагают, что всего было выселено ок. 182 тыс. чел. Переселение сопровождалось массовыми арестами.

Трагические события 1937 прошли через судьбы и жизни сотен тысяч сов. К., нанесли значит, урон развитию их нац. культуры. После 1937 были закрыты мн. газеты и журналы, Корейский педагогический ин-т, ликвидированы кор. школы, прекращен выпуск учебников и учебных пособий на кор. яз., в результате чего со временем произошла утрата родного языка. Осн. масса К. была переселена на терр. Казахстана (районы г. Кзыл-Орда, поб. Аральского моря, г. Уш-Тюбе) и Узбекистана (долина р. Чирчик Ташкентской области, низовья Амударьи в Кара-Калпакии). Была разрушена компактность расселения К. Они были переселены в малообжитые, малопригодные для жизни районы. Первые годы после переселения были отмечены голодом, большой детской смертностью. Среди ограничений были: запрет выезда за пределы республик, недопущение к службе в рядах Красной Армии.

В период Второй мировой войны многие корейские мужчины были мобилизованы в трудовую армию, работали на шахтах Караганды, Ангрена, Воркуты, на лесоразработках Коми. Проживавшие в Средней Азии и Казахстане в осн. были заняты с. х-вом. Более активное знание рус. яз. позволило К. уже в 40-60-х годах довольно быстро в сел. местности выдвинуться в ряды сел. интеллигенции (врачи, учителя, агрономы, работники связи). С усилением урбанизации рус. яз. стал способствовать быстрому росту русскоязычной интеллигенции из числа К. С сер. 50-х годов К. было разрешено вернуться на Дальний Восток и в Приморье, однако осн. масса К. осталась в республиках Ср. Азии и Казахстана. В 70-80-х гг. началась миграция К. на Сев. Кавказ, в Ростовскую область, в Краснодарский и Ставропольский края. С кон. 80-х годов - в нач. 90-х годов наблюдается процесс переселения неб. групп К. в центр, р-ны России.

Сложной была история К., проживающих на Сахалине, где они впервые появились в 1870-80. В нач. 20 в. К. трудились на шахтах Сев. Сахалина. Числ. К. на Юж. Сахалине значит. возросла в период япон. оккупации (1905-45), в результате тотальной мобилизации К. в качестве наёмных рабочих, особенно с кон. 30-х годов. После перехода Южного Сахалина к СССР часть К., проживавших на Сахалине, длительное время была лишена права гражданства.

Со 2-й пол. 80-х годов наблюдается подъем этнич. (нац.) самосознания сов. К. Этому способствуют установление дипломатии, отношений с Республикой Корея (Юж. Кореей). Подъем национального самосознания сопровождается возросшим интересом к родному языку, к истории Кореи и истории сов. К., к нар. обычаям, традициям, нар. праздникам. С сер. 80-х годов остро встал вопрос о сохранении и возрождении кор. яз.: восстанавливается преподавание языка в средних школах в р-нах компактного расселения К., создаются кружки по изучению языка, расширен набор студентов по специальности "корейский язык".

Традиц. занятие К. - пашенное земледелие с культивированием риса (в осн., поливного). К. занимаются огородничеством с применением грядковой системы обработки поля. Эту земледельч. культуру К. принесли в Южно-Уссурийский край. В первые десятилетия на рус. Дальнем Востоке К. в осн. сеяли чумизу (в Европе известна под назв. "итальянское просо"), выращивали сою, бобовые, овес, рожь, ячмень, пшеницу, кукурузу, гречиху, коноплю, кунжут (для получения кунжутного масла), табак, занимались овощеводством (картофель, огурцы, редька, корейский салат, тыква, корейская капуста, красный перец, лук, чеснок). В дореволюционные годы К. снабжали овощами города Владивосток, Никольск-Уссу-рийск, Благовещенск, Хабаровск. Рус. исследователи отмечали высокую культуру обработки полей, присущую К. Поля, как правило, располагались около жилищ; земля обрабатывалась и в долинах и на склонах холмов. Особенно трудоемкой была работа по созданию полей на крутых горных сопках. Как и на родине, для выращивания овощей и зерновых К. использовали грядковую систему, к-рая оказалась соответствующей климатич. условиям Южно-Уссурийского края и всего Приморья. К возделыванию риса на рус. Дальнем Востоке К. приступили только в нач. 20 в. Очевидно, это было связано с реальным укоренением народа на новых землях, ибо выращивание риса требовало значит, расходов на сооружение ирригационных систем, а также знания и освоения новой экологич. среды. Рисовые поля устраивались на берегах таёжных речек, в низменных местах в речных долинах строились ирригационные системы; выращивали суходольный и поливной рис. В сов. время, особенно после коллективизации рис стал основной с.-х. культурой. По данным на 1928 на Дальнем Востоке из 11378 рисоводов 10176 чел. были К., 1196 - русские и 6 - китайцы. Рисосеянием занимались в основном К., проживавшие на Приханкайской низменности, в долине рек на зап. и вост. склонах Сихотэ-Алиня, в Южно-Уссурийском крае. К 1934 кор. колхозы Дальнего Востока стали хозяйствами зернового направления, к-рые специализировались на производстве риса.

На Сев. Кавказе и в др. районах России К. занимаются огородничеством, выращиванием лука. На Дальнем Востоке и на Сахалине К. занимаются рыболовством. В 30-е годы на Дальнем Востоке более 80% К. было занято в с. х-ве. В 80-е годы в России ок. 90% К. - городские жители (рабочие, инженеры, представители науки и культуры). Для совр. культуры К. России характерно сочетание древних нац. традиций с новыми элементами, заимствованными из рус. культуры. Традиц. элементы особенно стойко сохраняются в пище, семейной обрядности, нар. праздниках.

Кор. традиц. сел. жилище (чип) - каркасно-столбовое, наземное, одноэтажное, прямоугольное в плане строение с особой системой отопления (он-доль, кудури), идущей под полом жилых помещений. Вокруг осн. жилого помещения и хоз. построек, как правило, возводилась глинобитная (или каменная) ограда, прямоугольная в плане. Фасадом усадьба и жилище были ориентированы на Ю. По характеру планировки помещений традиц. кор. дома делятся на однорядные, двухрядные, трехрядные, смешанные. Переселившись в Россию во 2-й пол. 19 в., К., как об этом свидетельствуют письменные источники, по-прежнему строили дома каркасно-столбовой конструкции. На Дальнем Востоке в сел. р-нах, рабочих поселках и в пригородах кор. жилище сохраняло свой традиц. облик. Наиб, распространенными, напр, в Посьет-ском районе, были двухрядные дома - пхальгванчип ("восьмикомнатные дома"). Дома такого типа характерны для сев.-вост. и центр, провинций Кореи.

Совр. сел. жилище К. - наземная двух- или четырёхкамерная постройка из сырцового или жжёного кирпича, на бетонном фундаменте, с большими обращёнными на улицу окнами, с двух-или четырёхскатной крышей, крытой шифером или железом, с открытой во двор, иногда застеклённой верандой. Дома в плане чаще прямоугольные, хотя встречаются и Г-образные. В зависимости от местных условий меняется строительный материал. При устройстве отопления в жилище К. следуют рус. или нац. традициям. Иногда эти две тенденции своеобразно совмещаются. Под несомненным влиянием традиций рус. жилища, начало к-рому было положено ещё в бытность проживания К. на Дальнем Востоке, они отдают предпочтение домам, в к-рых имеется печь типа "голландки" или "шведки". Нац. своеобразием отличается кор. традиц. система отопления кудури. Кудури (лит. ондоль), "теплый пол" - древнейший способ кор. нац. отопления. Осн. принцип устр-ва кудури: от топки печи, расположенной ниже уровня пола комнаты, отведены три или пять головных каналов; от них идут более мелкие трубы или просто углубления на дне каменной кладки. По каналу и трубам растекаются огонь и дым очага, обогревающие пол.

У задней стены комнаты все трубы соединяются в отводной канал. Перед выводом дымохода на улицу в земле делают вытяжную яму. Наружная труба отводного канала помещается на нек-ром расстоянии от дома. Однако теперь нередко отводной канал бывает связан с дымоходом рус. плиты или голландки, к-рыми отапливаются др. комнаты. Раньше К. выкладывали трубы кудури из камней, теперь повсеместно применяется кирпич. Изменился внешний облик той части кудури, к-рая расположена над самой топкой и является местом приготовления пищи. Раньше вмазывались чугунные котлы, обычно или один большой, или два маленьких. Эта часть кудури устроена как и рус. плита, поэтому пищу можно приготавливать не только в котлах, но и в совр. алюминиевой и эмалированной посуде. Кудури строят специальные мастера - корейцы из строительной бригады. Обычно усадьба представляет собой комплекс построек (жилых и хоз.), ограждается забором или глинобитным дувалом. На таких участках в последние десятилетия стали возводить два жилых помещения: одно без традиц. системы отопления, др. с ней. Жилище с кудури (ондолем) имеет традиц. планировку комнат. На участке оно может быть расположено рядом (часто под углом) с совр. домом, а иногда на определенном отдалении. В настоящее время кудури делают только в отд. хоз. помещениях. В жилище К. Сахалина отопительная система ондоль практически исчезла. Традиц. черты в жилище К. сохраняются в планировке жилых комнат, их функциональном использовании, деталях интерьера.

Осн. компоненты кор. традиц. одежды формировались на протяжении многих столетий. В 19 в. осн. конструктивные принципы покроя были характерны для одежды всех классов и сословий, а также для муж., жен. и дет. костюма. Одежда делилась по своему назначению на повседневную, праздничную, обрядовую; в зависимости от времени года - на летнюю (без подкладки), весенне-осеннюю (на подкладке или простеганную) и зимнюю (на вате). Муж. крестьянская одежда состояла из запашной куртки-кофты (чогори) и широких штанов (пади). Штаны закреплялись на талии широким и длинным поясом, штанины у щиколотки завязывались тесёмками и заправлялись в белые матерчатые носки (посон). Непременная деталь традиц. муж. костюма - шляпы. Широко распространёнными были чёрные шляпы (кат), сплетённые из конского волоса или из тончайших пластинок бамбука, окрашенных в чёрный цвет с небольшими полями и высокой тульей. Она держалась на голове с помощью тесёмок и прикрывала традиц. прическу женатого мужчины (длинные волосы, собранные на макушке в пучок). Для сохранения прически под шляпу на лоб надевалась спец. повязка (мангон). Народная жен. одежда: короткая кофта (чогори), к-рая запахивалась направо и закреплялась с помощью двух длинных завязок; широкие штаны; широкая запашная, сшитая в сборку юбка (чхима), подвязываемая выше талии длинным поясом. Голову женщина покрывала платком (согон). Верхняя одежда мужчин и женщин - халат (турумаги). Дет. одежда по своему покрою не отличалась от одежды взрослых. На протяжении многих веков град, цветом одежды К. был белый.

Кор. крестьяне, переселившиеся в Россию, долгое время сохраняли свою нац. одежду. Параллельно шло восприятие рус. крестьян, одежды, а также город, одежды. Совр. К. России и в сел. местности и в городах носят одежду покупную или сшитую из покупных тканей. Однако во мн. семьях сохраняются отд. предметы кор. нац. костюма. Среди женщин пожилого возраста распространено ношение чхимы и чогори. Широко бытует кор. безрукавка (жилет тынгори), к-рую носят мужчины и женщины. Новым в покрое тынгори являются накладные карманы и фабричные пуговицы. В нек-рых семьях сохраняется турумаги. Нац. одежда шьётся из совр. тканей и сочетается с совр. бельём и обувью. Нац. костюм в его повседневном варианте (прежде всего жен. и дет.), а также его отд. элементы используются К. России как праздничная или обрядовая одежда. До недавнего времени во мн. семьях пожилые люди хранили традиц. одежду для погребального обряда. Траурная одежда, как правило, шилась из тканей белого цвета. Праздничная нац. одежда широко представлена в профессиональном и самодеятельном иск-ве.

Наиболее стойко традиц. черты сохраняются в пище К. Осн. блюдо К. - сваренный без соли рис - пап, к-рый едят три раза в день. Обычной приправой к рису служат чан - кашицеобразное блюдо из сои - или канчан - жидкая соя. Из соевых бобов готовят соевый творог тыби (лит. - тубу), к-рым заправляют супы. Иногда тубу едят в жареном виде; его добавляют в разл. блюда. В пище К. много пряностей: чёрный и красный перец, чеснок, укроп. Широко распространённой приправой к рису служат разл. острые соления и маринады - кимхчи. Кимхчи приготовляют из капусты, лука, помидор, огурцов, дынь. Из овощей (капусты, редьки, моркови, папоротника, баклажан, салата) кор. хозяйки готовят и горячие острые блюда - чхэ. Разнообразенассортимент блюд из курятины. К. широко употребляют в пищу свинину. Большой любовью пользуется куксу - вид корейской лапши, приготовляемой из пресного теста. Куксу подают к столу в мясном бульоне, куда добавляют куски мяса. Из др. кушаний наиб, распространено хве - блюдо, приготовленное из мелко нарезанного филе сырой рыбы или мяса, замаринованного с пряностями и овощами. Рыба и др. продукты моря занимают значит, место в рационе К. Сахалина. Традиц. пища делится на повседневную и праздничную (или обрядовую). Если к повседневной пище К. относят прежде всего рис и кимчхи, то непременным компонентом праздничной еды считается чхальтток (отбитый рис). К праздникам готовят паровые рисовые хлебцы (чинпхён), кондитерские изделия (кваджуль). Рис и приправы подаются в различных мисках или пиалах. Перед каждым обедающим ставится пиала с сырой холодной водой, в к-рую кладут рис. В прошлом на Дальнем Востоке К. пользовались палочками. Супы К. обычно едят на завтрак и ужин. Наряду с "корейскими" супами, приготовляемыми из жидкой сои, кореянки готовят борщи, бешбармак и др. совр. блюда. В пищевой рацион совр. К. входят хлеб, молочные продукты, масло, в прошлом отсутствовавшие в питании К. Сохранение традиц. кухни, а также её популярность способствуют тому, что сейчас во мн. городах России создаются кор. рестораны и кафе.

Наиб, прочно элементы традиц. быта в семейных отношениях сохраняются в сел. районах или в неб. городах. Более стойкому бытованию черт старинной обрядности способствует компактное расселение народа. До сих пор сохраняется своеобразная патронимич. экзогамная система отношений между родственниками, называемая по-корейски пон (корень, основа). Члены каждой такой группы считаются близкими родственниками. Браки между ними в прошлом были строго запрещены, сейчас - не рекомендуются. В настоящее время большинство кор. семей состоит из двух или трех поколений. Как правило, это малая семья, состоящая из мужа, жены и детей. Нередки семьи, в к-рых вместе живут представители трех поколений; такая семья включает одного или обоих родителей мужа. В прошлом родители оставались жить в семье старшего сына, сейчас это правило часто нарушается. Отличительной чертой кор. семьи является уважительное отношение к старшим (в прошлом освящённое конфуцианской этикой), особенно к родителям; после их смерти - к старшему брату. В свою очередь старшие опекают, заботятся о младших. Одна из главных забот родителей - дать детям (особенно сыновьям) хорошее воспитание и образование. Нар. традиция считает важнейшей добродетелью молодой жены - невестки в семье супруга, ее умение ладить с родителями мужа, уважать и заботиться о них.

Кор. семьи еще недавно были многодетны. В среднем в каждой кор. семье бывало от 3 до 5 детей, в сел. местности - часто до 7-9 детей. В последние годы для кор. семьи и в городе и в сельской местности стала характерна мало-детность. В семейной обрядности К. стойко сохраняется представление о том, что в жизни каждого человека есть три главных праздника (или, как говорят К., три праздничных стола): день, когда ребёнку исполняется один год, свадьба и празднование шестидесятилетнего юбилея (хвангап).

Большая часть К. в России придерживается традиц. верований: сложное переплетение буддийских, конфуцианских, даосских представлений, с элементами христианства (к-рое в форме православия распространилось среди К. России в кон. 19 в.), а также так называемых новых религий и мощного пласта древнейших шаманистич. верований. В нар. этике, в семейной обрядности особенно укоренились освященные конфуцианством - культ предков, почитание старших, почтительное отношение к родителям.

Традиц. нар. праздники восходят к лунно-солнечному календарю. Сохраняются празднование Нового года по лунному календарю, весеннего праздника Хансик, осеннего - Чусок. Традиц. семейные и календарные праздники сопровождаются угощениями, народными танцами в национальных костюмах, песнями, играми, народной музыкой. В наст, время среди части К. сохраняется вера в существование добрых и особенно злых духов (квисин), в оборотничество. В сел. р-нах для совершения обрядов "изгоняющих" болезни, обрядов "защищающих от злых духов" приглашаются знахари, нар. врачи, знатоки трад. вост. медицины юса (ивони). Юса как бы выполняют нек-рые функции шаманов. Конфуцианские воззрения прослеживаются в обрядах, связанных с культом предков; в погребальной и особенно поминальной обрядности (в нек-рых семьях хранятся поминальные таблички). Древние астральные культы (почитание созвездия Большой Медведицы), поклонение символам долголетия и бессмертия возможно восходят к даосским представлениям.

К. Российской Федерации сохраняют богатое фольклорное наследие. Повседневная речь К. насыщена различного рода пословицами и поговорками. Широко бытуют народные сказки. Сохраняются национальные формы музыкально-танцевального искусства, некоторые виды народных ремесел (создание народных музыкальных инструментов и др.).

Среди К. России очень высок процент людей со средним и высшим образованием. Многие из них трудятся в ин-тах Российской Академии наук, преподают в унтах и высших учебных заведениях страны; имеют ученые степени и звания. В настоящее время свыше пятидесяти писателей-профессионалов пишут на корейском языке. Их соч., а также произведения кор. классической литературы издаются на кор. яз. в Москве, Ташкенте, Алма-Ате, Кзыл-Орде, на Дальнем Востоке и на Сахалине. Сов. кор. литература отличается богатством жанров (Ен Сонён; Ким Цын Сон). Ряд кор. поэтов и писателей пишет на рус. яз. (Роман Ким, Анатолий Ким, Александр Пак, Валентин Тян). В культурной жизни К. важное место занимает Государственный Республиканский театр, созданный в 1932 во Владивостоке и находящийся ныне в г. Алма-Ате. Театр осуществил более 100 постановок пьес на кор. яз. На кор. яз. издаются газеты в Южно-Сахалинске, Алма-Ате, в Санкт-Петербурге с 1991 на рус. языке стал издаваться журнал "Коре сэрам".

Широкой известностью у нас в стране и за рубежом пользуются певица, солистка Большого театра Людмила Нам, солистка балета театра имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Светлана Цой. Любимы народом стихи и песни поэта и барда Юлия Кима, певца Валерия Пака. Большой известностью пользовался певец Виктор Цой (1962-90).