РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

КОРЯКИ


КОРЯКИ (единого самоназв. не имели; групповые самоназв.: ч а в ч ы в, ч а в ч у, "оленевод", "богатый оленями"; н ы м ы л г ы н, "местный житель", поселянин; н ы м ы л г а р е м к у, рэмку чавчыв, "кочующий житель", и др.). Численность в Российской Федерации 8,9 тыс. чел., коренное нас. Коряк, авт. окр. Камчат. обл. (6,6 тыс.), живут также в Чукотском авт. округе и в Сев.-Эвен, р-не Магадан, обл. (1,0 тыс.). Общая числ. в быв. СССР 9,2 тыс. чел. Осн. группы: К. береговые, оседлые (нымыланы), К. оленные, кочевые (чавчувены). Говорят на коряк, яз. Диалекты: чавчувенский, апукинский, итканский, каменский, паренский, кара-гинский, паланский, керекский, алюторский. Существует точка зрения, что два последних диалекта самостоятельные языки, а карагинский и паланский - диалекты алюторского яз. Письменность на рус. графич. основе. Часть верующих К. - православные. Бытуют традиционные верования: шаманизм, промысловые культы и пр.

Девушка из посёлка Тигиль.

Древнейшие предки К. - племена древнекорякской культуры Охотского поб., сложившейся на основе внутри-континентальных культурных традиций неолитич. охотников. В последние века до н. э. - первые века н. э. древнеко-ряк. культура развилась в специализированную культуру морских зверобоев. В ходе её развития произошло формирование коряк, этнич. общности. Древние К. постепенно продвигались в глубь Камчатки. Переход к морскому зверобойному промыслу и оседлости способствовал обособлению отд. групп древних К., дроблению древнекоряк. яз. на диалекты, становлению специфич. черт культуры береговых К., их совр. физич. облика.

Приобщение к оленеводству произошло у К. в 11-16 вв. в результате заимствования его отд. группами оседлых зверобоев у тунгусов в районе Пенжинской губы, а также на вост. поб. Камчатского п-ова, примыкающем к Чукотке. Первоначально оленеводство лишь дополняло уже сложившийся хоз. комплекс прибрежных жителей - охоту на морского зверя и диких оленей, рыболовство и приморское собирательство, позднее оно трансформировалось в специализированное пастбищное оленеводство.

Первые упоминания о К. в рус. документах относятся к 30-40-м гг. 17 в., тогда же впервые появляется и этноним "коряки". Скорее всего, он заимствован у юкагиров или эвенов, от к-рых русские узнали об этом народе. Юкагир, назв. К. к а р а к а или эвен, х э ё к э л ("тот, кто показывается из-за бугра") в рус. адаптации превратилось в К. Существует предположение, что этноним "коряк" восходит к коряк, слову хора ("олень").

Ко времени прихода на Камчатку русских К. разделялись на две большие хозяйственно-культурные группы: береговые - рыболовы и охотники на морского зверя и тундровые - оленеводы. Общая числ. К. в кон. 17 в. составляла примерно 10-11 тыс. чел. Стойбища оленеводов тянулись на нек-ром удалении от берега вдоль Охотского моря от р. Олы до р. Тигиля на зап. поб. Камчатки, на вост. - от р. Апуки до р. Панкариной. Несмотря на огромную разбросанность, оленеводы прочно сохраняли культурно-бытовое и языковое единство.

К.-нымыланы делились на неск. терр. групп, отличавшихся между собой по языку и культуре. Самые многочисленные в 17 в. паланцы (2,6 тыс.), жившие в Тигильском, Напанском, Утхолокском, Аманинском, Воямпольском, Кахтанинском, Паланском, Лесновском и Подкагерном острожках по зап. берегу Камчатки, занимались преим. рыболовством, значит, роль играл пушной промысел. К. сев.-зап. поб. Охотского моря насчитывалось ок. 1,2 тыс. чел. Одним из источников их существования был морской зверобойный промысел, в т. ч. охота на китов. Примерно такими же по числ. были группы карагинцев и алюторцев, расселявшихся по вост. берегу Камчатки и занимавшихся рыболовством в сочетании с морским зверобойным промыслом. Алюторцы занимались также оленеводством.

Женщины за шитьём.

На поб., примыкавшем к Пенжинской губе, жили итканцы, паренцы и камен-цы. Общая числ. в 17 в. достигала 1300 чел. В хоз. отношении они были прежде всего охотниками на морского зверя. Самые скудные в нач. 18 в. сведения об апукинцах, к-рые расселялись в стороне от привычных рус. путей сообщения - на С.-В. поб. Камчатки от устья р. Пахачи на Ю. до р. Кавачи на С. Их жизненный уклад определяли морской зверобойный промысел и рыболовство. В верховьях Апуки, Пахачи и Вывенки кочевали апукинцы-оленеводы.

Взаимоотношения нымыланов с русскими в первые десятилетия рус. колонизации складывались сложно. Казачьи отряды, продвигавшиеся к В. от Охотска и к Ю. от Анадыря, встретили с их стороны ожесточённое сопротивление. Борьба с охотскими береговыми К. затянулась до сер. 18 в. В ходе её нымыланы потеряли до половины общей числ. Особенно сильно пострадали алюторцы, паланцы, а также пенжинские К., числ. к-рых сократилась в 3-4 раза. Сильное опустошение среди нымыланов произвела также эпидемия оспы в 1769-70.

В отличие от нымыланов, чавчувены быстро приняли рос. подданство и согласились платить ясак. Казаки нередко привлекали их к походам против береговых К. В то же время происходили частые воен. столкновения чавчувенов с оленными чукчами. К нач. 80-х гг. 18 в., когда чукотско-корякские войны прекратились, чавчувены потеряли более половины своего состава, лишились части оленей и вынуждены были уступить чукчам и эвенам часть своей терр., откочевав от Анадыря к Гижиге и далее на Камчатку. Общая числ. береговых и оленных К. к кон. 18 в. едва достигала 4,8 тыс. чел.

Со 2-й пол. 18 в., после установления мирных отношений береговых К. с русскими, начинается постепенное сближение двух народов. На терр. К. появляются рус. поселения - Гижига, Пенжино и др. Получает развитие рус. торговля, в быт К. входят новые орудия труда, металлич. утварь, мануфактурные изделия, пищевые продукты. На Охотском поб. распространяется рус. яз., растёт число смешанных браков. В 19 в. контакты К. с соседями ещё более расширяются. Сильное культурное влияние ительменов испытывают карагин-цы, паланцы. Начинается сближение сев. групп чавчувенов с оленными чукчами. Заметно ускорилось обрусение К. зап. берега Камчатки. Наиб, самобытность в 19 в. сохраняли пенжинские и алюторские береговые К. и чавчувены глубинных р-нов Камчатки. С 30-х гг. 19 в. наметился стабильный рост числ. К. По переписи 1897 их было 7,3 тыс. чел.

К нач. 20 в. полностью сохранялись все этнографич. группы К. и в осн. первоначальная терр. их расселения. Традиц. занятия К. - оленеводство, рыболовство, морской зверобойный промысел. Оленеводством занимались чавчувены и большинство алюторцев. Для оленеводства К. характерна слабая прирученность оленей. Им не известно было применение пастушеской собаки, олень как транспортное животное использовался только в упряжке. Чавчувенское оленеводство отличалось крупнотабунностью, стада достигали 2-3 тыс. оленей. У алюторцев стада не превышали 500-600 голов. Годовой хоз. цикл оленевода состоял из четырёх гл. перекочёвок, во время к-рых вслед за стадом перемещалось всё стойбище с имуществом.

Традиц. х-во береговых К. комплексно. Их хоз. цикл различался по сезонам: весной они промышляли морских зверей, с кон. июня в теч. 2-2,5 мес. занимались рыболовством, с нач. сент. до сер. окт. проводился осенний промысел морского зверя, с нояб. по март-апр. охотились на пушных зверей. В хоз. комплекс оседлых К. рыболовство занимало ведущее место.

Рыбный промысел наиб, развит был у карагинцев, алюторцев и паланцев. Рыболовство преим. речное, прибрежное. Осн. объект промысла - лососёвые [кета, горбуша, красная (нерка), кижуч, чавыча, кунжа], к-рых ловили в устьях рек во время рунного хода. Из др. видов рыб ловили корюшку, ленка, сельдь, хариус. Зимой практиковался подлёдный лов наваги. Наиб, массовыми орудиями промысла были сети из крапивных или жильных ниток, позднее - привозные сети. Пенжинские К. использовали также сети сачкового типа, паланцы - кр. ловушки-запоры. Повсеместно использовались удочки, крючки, др. мелкие снасти.

Охотник.

Морским зверобойным промыслом в Охотском и Беринговом морях занимались все группы оседлых К. и оленеводы-алюторцы. Охотились весной и осенью на нерпу, лахтака и ларгу с помощью гарпунов, сетей, колотушек и ружей. У пенжинских К. наиб, распространён был промысел с байдар, кара-гинцы выезжали к морю по льду на нартах. Зверя добывали также на лежбищах. В прошлом важное значение имела охота на китов, но к нач. 20 в. эти животные почти исчезли в камчатских водах.

Пушным промыслом до прихода русских К. почти не занимались. Развитие этой отрасли стимулировали ясачные повинности и большой спрос на пушнину со стороны купцов. Почти вся пушнина шла на рынок. Добывали соболя, лисицу, выдру, горностая, росомаху и белку. Техника и орудия промысла в основном заимствованы у русских. Самобытные орудия лова почти отсутствовали. В отличие от пушного промысла охота на животных и птиц ради мяса была очень древним занятием К. Охотились на дикого оленя, горного барана, бурого медведя. Орудиями промысла до появления ружей служили лук и стрелы, копья, разл. ловушки - петли, западни и др. Перелётных птиц били во время линьки палками, метали дротики; куропаток ловили петлями, били камнями из пращи.

У оседлых К. подсобной отраслью х-ва было транспортное собаководство. Упряжные собаки имелись также у оленеводов-алюторцев. На них перевозили грузы, осматривали капканы, ездили на отдалённые рыбалки. Осн. пищей собакам зимой служила рыба, летом собак не кормили. Собирательство особенно было развито у оседлых К. Собирали съедобные моллюски, яйца диких птиц, ягоды, орехи, ивовую кору, морскую капусту, дикий щавель, сарану, кипрей, борщевик и др. растительные и животные продукты. Как и у др. палеоазиатов, было распространено, сопровождаемое особым ритуалом, собирание "мышиных запасов", к-рые извлекались осенью из нор полевых мышей.

Из традиц. домашних промыслов известны обработка дерева, кости, металла, камня, плетение, выделка шкур. В древности К. было известно гончарство. Дерево употреблялось для изготовления оленьих и собачьих нарт, лодок, копий, утвари, древков копий и гарпунов, челноков для плетения сетей. Из кости и рога оленя и горного барана К. делали утварь, ножи для разделки рыбы, кирки, развязыватели узлов, колки и наконечники гарпунов, тормоза для оленьих нарт, гребни для расчесывания травы. Орудия труда делали из кости, камня, дерева. Каменные топоры, наконечники копий использовались еще в нач. 20 в., а скребки для выделки шкур используют и сегодня. Выделкой шкур и плетением занимались женщины. Плетение было распространено только у оседлых К. Из корней ивы, стеблей трав, жильных и покупных ниток корячки изготовляли корзины, мешки, сумочки, циновки, сети. Употребление металлов К. знали ещё до контактов с русскими. В 19 - начале 20 вв. центрами коряк, кузнечества были два селения паренских К.: Парень и Куэл. Здесь производили горячую обработку железа, холодным способом обрабатывали медь и латунь.

Кухлянка и коврик.

С приходом русских среди К. стали распространяться новые занятия: молочное животноводство, коневодство, огородничество. В настоящее время традиц. отрасли: оленеводство и рыболовство определяют направленность Коряк, авт. округа. Рыболовство составляет основу экономики 5 коряк, хозяйств, половина из к-рых находится в Карагинском р-не (вост. поб.). Рыбаки производят прибрежный лов лосося и промысел сельди. Основные объёмы промысла даёт промышленное рыболовство. В кон. 1980 в Коряк, авт. окр. было 10 оленеводч. совхозов, 1 колхоз и 1 госпромхоз, где разводят оленей. Всего в окр. в 1989 насчитывалось около 155 тыс. оленей, из них 66 тыс. - в Пен-жинской тундре, в местах традиц. расселения К.-чавчувенов. Небольшое кол-во личных оленей содержат жители Пен-жинского и Олюторского р-на. Технология выпаса оленей сохраняет традиц. черты. Оленеводство - единств, отрасль х-ва, в к-рой абсолютное большинство занятых составляют К., но совр. структуру их занятости определяют всё же новые занятия. Заметной становится миграция К. за пределы традиц. терр. обитания. Кр. коряк, общины сформировались за последние годы в 11етропавловске-Камчатском, Магадане, Хабаровске. Более 300 К. зафиксировано переписью 1989 за пределами Рос. Федерации.

Ко времени знакомства с русскими у К. отсутствовала родовая организация. Поселения оседлых К. уже в 17 в. формировались как территориально-общинные объединения, не обладавшие экзогамными признаками. В кон. 19 в. в области произ-ва и распределения сохранялись черты первобытного коллективизма. У паренцев, итканцев, каменцев существовали особые коллективы - "байдарные объединения", где на время морского зверобойного промысла объединялись орудия труда и рабочая сила. Орг-ция байдарных объединений происходила на основе родственного принципа. Они имели не только производств, функции, но представляли собой устойчивые соц. структуры, внутр. жизнь к-рых регламентировалась нормами обычного права, традициями и обрядами. При распределении добычи промысла не существовало единых правил. Наиб, ярко выраженная форма уравнительного распределения существовала при охоте на кита. Добытый кит становился достоянием всех жителей посёлка. В летнее время группы родственников объединялись для совместного лова рыбы. Добычу делили поровну. Производств, и обществ, жизнь оленных К. сосредоточивалась в стойбище, где вокруг х-ва кр. оленевода обычно группировалось неск. более мелких хозяев. Обитатели стойбища были связаны отношениями родства и свойства. Числ. нас. стойбища достигала иногда 50-70 чел. Главой, т. е. распорядителем хоз. жизни стойбища, считался владелец большей части стада. Несколько стойбищ, кочующих на определённой терр., объединялись в группы, связанные кровными, брачными узами или экон. отношениями, возглавляли группы старосты. Формы собственности - общинная на пастбища и частная на оленьи стада. Оленеводч. х-во чавчувенов до его реконструкции в сов. период оставалось патриархально-натуральным с заметными чертами первобытнообщинных отношений.

Осн. экон. единицей всех групп К. в 19 - нач. 20 вв. была большая патриархальная семья. Известно многоженство, хотя в кон. 19 в. оно не имело широкого распространения. Браки заключались внутри одной локальной группы. Брачная система К. исключала кузенов, в случае патрилокального брака существовала отработка за жену. Соблюдался обычай левирата и сорората. Существовало строгое половое разделение труда.

Единств, типом поселения у оленеводов было стойбище, состоящее из неск. жилищ-яранг. Яранга имела каркасный остов из жердей, к-рый обтягивался покрышкой, сшитой из оленьих шкур со стриженым мехом, мездрой внутрь. В диаметре яранга имела ок. 10 м, в высоту - 4м. Внутри яранги к её стенам укрепляли спальные меховые пологи, каждый на одну семью. В отд. пологах жили взрослые неженатые мужчины и незамужние женщины. Кол-во обитателей одной яранги в кон. 19 - нач. 20 вв. достигало 25 чел. Хоз. построек чавчувенов не было. У оседлых К. преобладающей формой жилища была полуземлянка с оригинальным воронкообразным сооружением на крыше. Стены её сооружались из деревянных плах. В центре жилища - очаг. Входили в землянку зимой через дымовое отверстие, летом - через специально пристраиваемый коридор с плоской крышей. Спали оседлые К., как и оленеводы, в меховых пологах. Большинство селений оседлых жителей размещалось в устьях рек, на берегу моря, в них жили зимой и летом. У паланцев имелись зимние посёлки вдали от мест промысла, летом они переселялись на поб. в летние жилища. Поселения различались по числу жителей: посёлки паланцев насчитывали 200 и более чел. Большинство посёлков апукинцев состояло из одной полуземлянки. Своеобразный вид посёлкам оседлых К. придавали хоз. постройки-балаганы, крытые сухой травой. Под влиянием русских у отд. групп К. уже в сер. 18 в. стали появляться срубные жилища.

Традиц. зимняя одежда состояла из меховой рубахи-кухлянки, штанов, капора и обуви. Зимняя одежда двойная: нижняя - мехом к телу, верхняя - мехом наружу. Большинство кухлянок с капюшоном, штаны в длину достигали щиколоток. Муж. зимняя обувь с длинным и коротким голенищем шилась из оленьих камусов мехом наружу. Подошвы обычно делали из лахтачьей шкуры. Внутрь обуви вкладывали меховые чулки-чижи. В дорогу поверх кухлянки надевали камлейку - широкую рубаху из ровдуги или материи. Жен. зимняя обувь отличалась высокими голенищами. В комплект жен. зимней одежды входили также комбинезон (керкер), меховая рубаха (гагагля), капюшон к-рой заменял головной убор. Летняя одежда К. имела тот же покрой, что и зимняя, но она изготовлялась из более лёгких материалов - ровдуги, оленьих шкур со стриженым мехом, собачьих шкур, покупных тканей и всегда была одинарной. Особой промысловой одежды у К. не существовало, для нее предпочитали лишь собачьи шкуры или ровдугу. Отличит, особенностью ритуальной одежды (погребальной и танцевальной) был богатый и характерный орнамент, а также цвет меха.

Детской одеждой служил комбинезон. Традиц. коряк, одежда украшалась орнаментом и подвесками. Украшениями служили браслеты, серьги, подвески, к-рые переделывались из старых медных и серебряных вещей. Многие украшения играли роль амулетов. Магическое значение имели причёски и женская татуировка. Мужчины состригали волосы, оставляя лишь кружок на макушке или узкий ободок вокруг головы. Женщины расчёсывали волосы на прямой пробор и заплетали в две тугие косы, к-рые украшали ниткой бисера.

Осн. пища оленеводов - оленье мясо в основном в варёном виде. Сырыми съедались почки, мозг, хрящи. Из крови и содержимого желудка варили похлёбку. Вяленое мясо шло на приготовление ритуального блюда - толкуши (мясо растирали пестиком, добавляя коренья, жир и ягоды). Замороженным мясом питались в дороге. Копыта квасили в крови, молодые отростки рогов ели варёными. В качестве подспорья к мясной пище все оленные группы заготавливали юколу, летом разнообразили рацион свежей рыбой. Рыба, мясо и жир морских животных составляли осн. пищу оседлых К. Большая часть рыбы потреблялась в виде юколы, на заготовку к-рой шли исключит, лососёвые.

Мясо морских животных варили или замораживали. Ценился жир морских животных, его ели сырым или топлёным с мясом или юколой. Повсеместно употреблялись продукты собирательства: съедобные растения, ягоды, орехи. В качестве возбуждающего и опьяняющего средства использовался мухомор. С кон. 19 в. все большее распространение стали получать покупные продукты: мука, крупы, чай, сахар, табак.

Народное декоративно-прикладное иск-во К. представлено худ. обработкой мягких материалов (жен. занятие) и изготовлением изделий из камня, кости, дерева и металла (муж.). Коряк, мастерицы - виртуозы сев. меховой мозаики, искусно подбирающие сочетания светлых и темных тонов меха. Меховые мозаичные полосы нашиваются на подолы кухлянок в виде широкой каймы (опуван). Орнамент преим. геом., реже - растительный. Часто вышиваются реалистич. фигурки зверей, сценки из их жизни. В вышивке преобладает техника глади. Особенно богато орнаментировались спинки гагаглей. Особая область жен. иск-ва К. - худ. оформление меховых ковров. Техника исполнения их декора - стачивание кусочков светлого и темного меха, применялась также вышивка цветными нитками по меху.

В резьбе по дереву мужчины-резчики использовали орнамент сложной формы: завитки, парные спирали на ножке ("рога барана"), характерный также для др. палеоазиатов. Из моржового клыка и рога вырезались миниатюрные фигурки людей и животных, изготавливались костяные серьги, ожерелья, табакерки, курительные трубки, украшенные гравированным орнаментом и рисунками. Большим искусством изготовления изделий из металла обладали паренские кузнецы.

Традиц. мировоззрение связано с анимизмом. К. одушевляли весь окружающий мир: горы, камни, растения, море, небесные светила. Вселенная представлялась в виде пяти миров: земли, населённой людьми, двух миров над ней и двух - внизу. Верхний мир - обиталище Верховного существа, к-рое отождествлялось с солнцем, рассветом, природой, вселенной. Верхний из подземных миров населён злыми духами, в нижнем живут тени мёртвых. Миры, составляющие вселенную, взаимопроницаемы. Существовал проф. и семейный шаманизм. Специальной шаманской одежды у К. не было. Распространено поклонение священным местам - аппапелям (сопкам, мысам, утёсам). Практикуются жертвоприношения собак и оленей. Бытуют культовые предметы - аняпели (особые камни для гадания, священные доски в виде антропоморфных фигурок для добывания огня трением, амулеты, символизирующие тотемистических предков, и пр.).

Цикл мифов общий с ительменами. Центр, мифологич. герой Кутх (Кутхи-няку) - предок-прародитель и могучий шаман, наделивший людей всеми благами, выступает в двух ипостасях - антропоморфной и зооморфной (Ворон и пр.), патриарх большого семейства. Он прожорлив, похотлив, коварен. Исто-рич. фольклор К. объединяет рассказы и предания о межплеменных войнах, столкновениях с соседями и в противоположность мифам носит выраженный локальный характер. У каждой терр. группы свои предания, различающиеся именами героев и событиями.

Традиц. праздники сезонные. У оленеводов весной, когда после отела стадо подгоняют к стойбищу, отмечался праздник рогов - кильвей, осенью праздник забоя оленей. У приморских охотников перед началом весеннего морского промысла устраивали праздник спуска байдары, по окончании осеннего сезона морского промысла (в ноябре) праздник нерпы - хололо (оло-ло). Существовали праздники "первой рыбы", "первой нерпы". И у береговых, и у оленных К. устраивались особые религ. церемонии по случаю добычи на охоте медведя, барана и пр. В семьях, где рождались близнецы, устраивался особый "волчий праздник", т. к. близнецы считались родственниками волков. На праздниках устраивали обрядовые пляски, представляющие натурали-стич. подражания движениям животных и птиц: тюленей, медведей, оленей, воронов. Традиц. танец млавытын сопровождался характерным гортанным хриплым пением. На праздниках устраивались игры и соревнования (борьба, состязания в беге, гонки на оленях или на собаках, подбрасывание на шкуре лахтака). Из муз. инструментов, кроме узкоободного бубна, был распространён варган (т. н. зубной бубен в виде костяной или железной пластинки). В последние десятилетия успешно развивается проф. культура, гл. обр. в области хореографич. (нац. танцевальный ансамбль "Мэнго") и изобразит, иск-ва. В Коряк, окр. созданы объединения художников-любителей и литераторов. Особой известностью пользуются художник Кирилл Кильпалин и писатель Коянто (В. Косыгин).