РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ЛАКЦЫ


ЛАКЦЫ, лак (самоназв.), т у м а л (авар.), вулугуни (даргин.), я х у-л в и (лезгин.), казикумухцы. Числ. в Рос. Федерации 106,2 тыс. чел. Живут в центр, части Нагорного Дагестана (Лакский и Кулинский р-ны), а также в равнинной части Дагестана (Новолакский и др. р-ны), городах и за пределами Дагестана (Ставропольский кр. и др.). Общая числ. 118,1 т. ч., из них в Дагестане 91,7 тыс. Говорят на лакском яз., диалекты: кумухский, вицхинский, вихлинский, шаднинский, аракульский, бартхинский и аштикулинский. Верующие Л. - мусульмане-сунниты.

Л. - коренное нас. Дагестана. Их самоназв. предположительно связывается с племенем легов, упоминаемых антич. и раннесредневековыми авторами. О первых гос. образованиях - княжествах Гумик и Туман - упоминается в араб, источниках в связи с событиями 7 в. В период раннего средневековья формируется Казикумухское шамхаль-ство, в 15-17 вв. - одно из сильнейших политич. образований Дагестана, включавшее частично терр. аварцев, даргинцев и отчасти приморскую низменность.

Старик с девочкой.

В 17 в. кумух. шамхалы переселились в свою зимнюю резиденцию в Тарках, что дало начало династии шамхалов Тарковских. В Казикумухе был избран новый правитель - хахлавчи - из побочной ветви шамхалов. Внук первого хахлавчи Чолак Сурхай, взяв в 1712 Шемаху и получив титул хана Ширванского и Кумухского, основал Казикумухское ханство, объединявшее, кроме Л., лезгин-кюринцев, отд. аварские и даргинские селения. Присоединённое в 1820 к России, ханство было в 1859 преобразовано в Казикумухский округ Даг. обл., с 1922 - Лакский окр., затем р-н в составе Даг. АССР, поделённый в 1935 на Лакский и Кулинский р-ны. В 1944 часть Л. была насильственно переселена на равнину, на земли депортированных чеченцев.

Осн. традиц. занятия в горах - земледелие и животноводство. Разводят овец местной грубошерстной породы, а также кр. рог. скот, лошадей, ослов и мулов. Зимой овцы и часть кр. рог. скота перегоняются на зимние пастбища в Калмыкии. Традиционно овцеводством занимаются мужчины, за кр. рог. скотом ухаживают женщины.

Женщина с традиционными игрушками.

Традиц. земледелие пашенное, в осн. трёхпольное, террасное. Возделывают пшеницу, рожь, ячмень, просо, бобовые. Муж. работы - пахота, сев, связывание и укладка снопов, жен. - прополка и жатва. Сроки полевых работ регламентировались обычаями. Так, весенняя пахота начиналась после празднования дня первой борозды. Каждый хозяин выбирал для себя наиболее удачливый, на его взгляд, день недели, чтобы выйти в поле. Сроки жатвы часто определялись старшинами селения. Традиц. орудия - рало (хъарас), серпы (мюгь и мирх). Молотили спец. досками (ччинну) с применением тягловой силы скота. В современном земледелии распространились садовые и огородные культуры.

Были развиты домашние и отхожие промыслы: сукноделие, изготовление паласов, войлока, произ-во и лужение металлич. посуды (с. Кумух, Убра и др.), ювелирное ремесло (с. Кумух), гончарство (с. Балхар), золотое и серебряное шитье (с. Кумух, Балхар), шорное (с. Унчукатль) и сапожное дело (с. Шовкра), обработка камня (с. Убра); с. Кая славилось торговцами, с. Кума - кондитерами, с. Цовкра - акробатами и т. д. Знаменита расписная балхарская керамика (кувшины для воды, сосуды для сбивания масла, чаши, кружки и др.), произ-вом к-рой занимаются женщины; с 1960-х гг. кроме сосудов здесь делают также глин, фигурки, игрушки и др. (работы 3. Умалаевой и др.). В росписи керамики, а также в ювелирном орнаменте преобладают растит, мотивы, в шитье - также геом. и зооморфные. Со 2-й пол. 19 в. развивается отходничество, особенно сезонное, торг, отношения, в т. ч. с центр. Россией, куда Л. поставляли скот (овец) и шерсть. Совр. кустарное произ-во существует при спец. артелях и мастерских.

Древнейший тип поселения Л. - родовые (тухумные) посёлки, объединившиеся в 11-14 вв. в территориально-тухумные поселения. Традиц. территориальные поселения 19-20 вв. (щар) располагаются по склонам гор, имеют кучевую планировку, преобладает вертикальная зональность. Кр. поселения делились на кварталы (махла, жамят), в центре каждого - мечеть и площадь для собраний мужчин (курч!а). Для 20 в. характерно разрастание поселений в сторону пологого склона. Совр. поселения строятся на более ровных местах, имеют уличную планировку.

Древнейший тип жилища - из необработанного камня, однокамерное, одноэтажное, врезанное в склон горы. Для 19 в. характерны двухэтажные многокамерные дома из тёсаного камня, с внутр. двориками, открытыми верандами и лоджиями и плоской глинобитной крышей. В ниж. этаже помещались скот и хоз. помещения. Потолок ниж. этажа имел арочную конструкцию. Форму арки имели также оконные проёмы и ворота. Над входом старинных жилищ помещали камень с датой постройки и арабским изречением. С дворика наружная лестница вела на второй этаж. Крыша одноэтажных пристроек обычно используется как дополнит, дворик, на крыше второго этажа складывают для просушки кизяк.

Дом имел до 4 жилых комнат. Осн. жизнь проходила в комнате с очагом или углублением, куда выгребались угли из камина, в центре. Здесь устраивалась земляная лежанка (лакъру), обогреваемая от печи (кара) с помощью дымохода. Здесь готовили пищу и спали. Мелкая посуда хранилась на узких полках (чIа-му) под потолком, крупная - на широких полках вдоль стен (ляргъунтив). Зерно хранилось в деревянных ларях (су), молоко и сыпучие продукты - в больших керамич. сосудах. Парадная комната - с камином (тавхана - букв, "каминная"), украшенная паласами местного изготовления и покупными коврами, зеркалами, медной и фарфоровой посудой, служила для приёма почётных гостей. Если была третья комната, в ней хранилось приданое хозяйки - сундуки с платьем, посуда, утварь.

Лачка. Селение Вихли.

Традиц. муж. одежда близка к одежде др. народов Дагестана и Сев. Кавказа: туникообразное платье-рубаха, бешмет (куртту), черкеска (чухъа), штаны, папаха. Тёплая одежда - широкая длинная овчинная шуба-накидка с ложными рукавами (бартук), короткая шуба (ра-xly), бурка, пастушеская одежда (къава-лей). Жен. традиц. одежда более разнообразна и имеет локальные варианты. Её основа - туникообразное платье и штаны. В кон. 19 в. появились платья - распашные (бузма) и отрезные в талии. Зимой до наст, времени носят овчинные шубы. Головные уборы - наволосник (бак!бах!у) с платком поверх него, в нек-рых сёлах (Балхар, Вихли и др.) - длинное покрывало (ч!инч!у). Одежда шилась из привозных х.-б. и шёлковых тканей, украшалась золотым шитьём. Были распространены серебряные и золотые украшения с жемчугом, кораллами, драгоценными и полудрагоценными камнями: кольца, серьги, пояса, нагрудные, налобные, украшения подола, рукавов и др. Муж. и жен. обувь - кожаные калоши, сапоги, сафьяновые чувяки, войлочные сапоги. Из традиц. костюма сохраняются нек-рые голов, уборы - платки у женщин, папахи у мужчин.

Традиц. пища - свежая и вяленая баранина и говядина, толокно, простокваша, творог, брынза, овощи (лук, чеснок, морковь, тыква); сохраняются осн. традиц. блюда - хинкал (кусочки теста разл. формы, варенные в бульоне и подаваемые с мясом и бульоном), крупяные и мучные каши, пироги и пельмени с начинкой из творога, зелени и мяса с приправами, хлебные лепёшки из дрожжевого теста, выпекаемые в спец. глин. печи, находившейся во дворе (печь имела форму купола, отверстия сбоку для растопки и вверху для выхода дыма; после того как она прогорала, лепёшки прилеплялись к её внутр. рубчатым стенкам и оба отверстия закрывались). Осн. напиток - буза (род пива из ячменя) - дукъра гьян.

Основой соц. устройства была сел. община (джамаат). Совет старейшин (къунисса) разбирал жалобы, ссоры, определял сроки начала жатвы и сенокоса. Исполнит, власть принадлежала помощнику старейшины - ялурзу. Обязательно было наличие глашатая (мангущ). Существовали патрилинейные роды (тухум) и усурсу - группы родств. семей. Существовали обычаи кровной мести и платы за убийство (в 19 в. убийцу высылали из селения на 6-7 лет, в течение к-рых ему могли мстить родственники убитого; затем он объявлялся неприкосновенным), взаимопомощи (марща), гостеприимства и др. Существовали сословия: багтал - знать, состоявшая в родстве с прежними казикумухскими ханами; чIанкIри - дети знати и женщин из нижестоящих сословий; уздантал - свободные крестьяне, большая часть Л.; рейят - крепостные крестьяне (до 1913); лагьарт - дети рабов. Семья преим. малая двухпоколенная. Сохраняется ряд традиц. этикетных норм семейной жизни: уважение к старшим, ориентация на раннее трудовое воспитание детей, взаимопомощь родственников и др.

Девушка в традиционном костюме невесты.

Брачный возраст для девушек был 14-16 лет, для юношей - 16-18 лет. Договаривались о браке сваты - ближайшие родственники жениха. Сватовство продолжалось три дня. Затем следовало обручение с вручением невесте подарков (кольцо и др.) и обряд аш лаххан (букв, "надеть знак"), когда жених посылал невесте украшения и ткани, после чего он брал на себя заботу о ней, а она должна была работать в его семье. Срок между обручением и свадьбой мог продолжаться до неск. лет, пока жених соберёт деньги на свадьбу. За это время невеста с подругами должна была сшить присланный ей выкроенный костюм жениха. За неделю до свадьбы исполнялся обряд душ шабитан ("посадить девушку - невесту"), когда родственники жениха приносили невесте хну и подарки, причём их угощали мёдом и спец. блюдом (курч); подруги невесты красили ей хной ладони, а себе ладони, ногти и волосы; затем устраивались танцы. После этого невеста неделю не выходила из дома.

Перед свадьбой происходило оформление брака с участием муллы и представителей молодых. Перед свадьбой жених с друзьями, а невеста с подругами обходили родственников. Свадьба начиналась пирушкой, к-рую устраивал один из друзей жениха в своём доме, затем перед вечером жених с родными и друзьями шёл в свой дом, здесь устраивались танцы. Жених в танцах не участвовал, а сидел за столом с тамадой и почётными гостями. Шаферы отбирали из гостей тех, к-рые должны идти за невестой, отобранные шли к дому невесты, принимали там угощение и ждали ее выхода. Было принято, чтобы невеста не торопилась выйти к жениху. Невеста в ярком шёлковом платье и с закрытым лицом в сопровождении музыкантов, родственников и подруг выходила к посланным и шла с ними к дому жениха. Процессия освещалась факелами, по дороге молодёжь преграждала путь, требуя выкуп. При приближении процессии мать жениха, а за ней др. его родственники исполняли спец. танец - гиргичу. Перед домом зажигали костёр, расстилали ковёр, на к-рый ступала невеста, её обсыпали с крыши зерном и сластями. Вместе с нею в дом входили сопровождавшие её женщины. Мать жениха встречала её с мёдом и сладким питьём, невесте давали взглянуть в зеркало и отводили в особую комнату за занавеску в сопровождении пожилой родственницы. Затем туда входили жених с тамадой, пробовали что-то из сластей с накрытого перед невестой стола, после чего молодых оставляли одних. На второй день женщины поздравляли молодую, родственники молодого дарили ей подарки, все угощались обрядовой кашей. Через неск. дней молодая первый раз выходила в сопровождении женщин за водой, причём молодые люди собирались к источнику, не давая ей набрать воды, она откупалась от них сластями. Придя домой, она прежде всего давала отпить воды мужу. Свадебный обряд сохранился в сильно редуцированном виде.

Новый год у Л. - инт дейдиху - отмечался в ночь весеннего равноденствия: разжигали костры (кроме большого сельского, каждая семья разжигала свой костёр) и прыгали через них, готовились обрядовые блюда (густая пшеничная каша, пельмени с начинкой из яйца, хлебы антропоморфной и зооморфной формы, украшенные грецкими орехами и яйцами), девушки гадали по снам, молодёжь собиралась на посиделки, дети с помощью пращи метали с гор глин, шарики со вставленной в них зажжённой соломой, между подростками происходили "каменные войны" - потасовки с киданием камней. Отдел, элементы этого праздника сохраняются до наст, времени. Перед началом весенних полевых работ отмечался праздник первой борозды (хъур-даккаву), процессию, сопровождавшую пахаря с плугом на поле, поливали из домов водой, дети забрасывали комьями земли и снега, затем следовали соревнования (скачки, бег, борьба, метание камней). В первый день лета (гъи дейдиху) на рассвете подымались на вершину горы, проходили через особый каменный коридор, исполняли спец. танец (сапа). Праздниками, обрядами сопровождались возвращение весной стад с зимних пастбищ, уборка урожая и др. Из детских игр распространены игра в бабки (у мальчиков), "в пять камешков" (у девочек). Сохранялись домусульм. традиц. верования - культы сил природы (верховное божество - Зал, бог грома - Асе, дождя - Зувил) и домашнего очага (К1ини, Сухасулу, Лут1у), элементы шаманства. Фольклор - героич. и ист. эпос ("Парту Патима", "Кайдар", "Батыр Хучилов", "Хан-Муртазаали", "Бархаллал Давди" и др.), лирич., обрядовые и бытовые песни, сказки, нартовский эпос, поговорки, загадки и др. Муз. инструменты - чун-гура, балабантту (двойная камышовая свирель), дачIу (барабан), тара, кеманча (мандолина) и др.; до сих пор сохраняются зурна (зюннав) и бубен (ччиргъилу). Наиб, распространённый танец - лезгинка.

Первые представители лакск. лит-ры - поэты 17-19 вв. (Магомед-эфенди Убринский, Магомед-эфенди Зарир Кумухский, Абдул Керим Баратов и др.). Известно творчество певцов-импровизаторов 19 в. (Патимат Кумухская, Ш. Курклинская и др.), поэтов М. Гаджиева, М.-М. Махмудова, Юсупа Муркелинского, Гасана Гузунова и др.

Письменность первоначально на основе араб, алфавита. В 1860-х гг. по инициативе рус. лингвиста П. К. Услара, составителя лакско-рус. словаря и грамматики, вышли первые книги на лакск. яз. ("Казикумухская азбука" П. К. Услара, "Арифметика" А. Омарова и др.) на основе рус. алфавита. Письменность на рус. алфавите возобновлена в 1938. Лит. язык на осн. кумухского диалекта. Первая лакск. газета выходила в 1912-14 в Петербурге (изд. поэт и публицист Сайд Габиев). С 1920-х гг. издаются газеты в с. Кумух и Вачи. Развивается проф. искусство (писатели К. Закуев, Э. Капиев, поэты А. Гафуров, Ю. Хаппалаев, А. Гусейнаев, композиторы М. Кажлаев, Ш. Чалаев и др.). Имеется лакск. драматич. театр. С 1990 выходит газета "Илчи" ("Вестник"). В 1990 создано культурное об-во "Ц1убарз" ("Новолуние"), в 1992 - нар. движение "Гази-Кумух", издающее газету "Кази-Кумух" (на рус. яз.), и религ. об-во "Нурданул чирахъ" ("Светоч веры").