РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

НАГАЙБАКИ


НАГАЙБАКИ, нагайбэклэр (самоназв.), этногр. группа (субэтнос) крещёных татар Волго-Уральского региона, в прошлом часть оренбургских казаков (по мнению отд. исследователей, Н. можно считать хотя и близким к татарам, но самостоятельным этносом); живут в Нагайбацком, Чебаркульском р-нах Челябинской обл. По переписи 1989 Н. были включены в состав татар, но из первичных материалов видно, что Н. назвали себя 11,2 тыс. чел.

Язык Н. - говор в составе среднего диалекта татар, яз. Мн. особенности нагайбацкого говора, отличающие его от лит. татар, яз., находят параллели в большинстве говоров среднего диалекта, особенно в говоре заказанских кря-шен. Верующие Н. исповедуют православие и относятся к "старокрещёным", т. е. принявшим христианство в 16- 17 вв. Этноним "нагайбак" зафиксирован впервые лишь в 19 в. В лит-ре высказывалась и спорная точка зрения о существовании этого этнонима ещё в 17 в.

О происхождении Н. существуют различные гипотезы. Одни исследователи связывают их с крещёными ногайцами, др. - с казан, татарами, крещёными после падения Казанского ханства. Наиболее аргументировано мнение о первоначальном проживании предков Н. в центр, р-нах Казанского ханства - в Заказанье и возможности их этнич. принадлежности к ногайско-кыпчакским группам. Кроме того, в 18 в. в составе Н. растворилась небольшая по числ. (62 чел. муж. пола) группа крещёных "азиатцев" (персов, арабов, бухарцев, каракалпаков). Нельзя исключать существования у Н. и финно-угорского компонента.

Ист. источники застают "нагайбаков" (под назв. "новокрещен" и "уфимских новокрещен") в Вост. Закамье с 1729. По нек-рым данным, Н. переселились туда во 2-й пол. 17 в. - после возведения Закамской засечной линии (1652- 1656). В 1-й четверти 18 в. эти "новокрещены" жили в 25 деревнях Уфимского уезда. За верность царской адм-ции во время башкирско-татар. восстаний 18 в. Н. были определены в "казацкую службу" по Мензелинскому и др. строящимся тогда в р-не верховьев р. Ик крепостям. В 1736 деревня Нагайбак, расположенная в 64 верстах от г. Мензелинска и названная, по преданиям, по имени кочевавшего там башкира, была переименована в крепость, куда были собраны "новокрещены" Уфимского уезда. В 1744 их насчитывалось 1359 чел., жили они в с. Бакалах и 10 деревнях Нагайбацкой округи. В 1795 это население фиксируется в Нагайбацкой крепости, селе Бакалах и 12 деревнях. В ряде селений совместно с крещеными казаками жили новокрещёные ясачные татары, а также новокрещены-тептяри, к-рые переводились в ведомство Нагайбацкой крепости по мере обращения их в христианство. Между представителями всех отмеченных групп нас. в кон. 18 в. существовали довольно интенсивные брачные связи. После адм. преобразований 2-й пол. 18 в. все селения крещёных казаков оказались в составе Белебеевского уезда Оренбургской губ.

В 1842 Н. из р-на Нагайбацкой крепости были переведены на восток - в Верхнеуральский и Оренбургский уезды Оренбургской губ., что было связано с земельным переустройством Оренбургского казачьего войска. В Верхнеуральском уезде Н. основали селения Кассель, Остроленко, Фершам-пенуаз, Париж, Требий, Краснока-менск, Астафьевский и др. (ряд селений назван в честь побед рос. оружия над Францией и Германией). В нек-рых селениях вместе с Н. жили рус. казаки, а также крещёные калмыки. В Оренбургском уезде Н. поселились в населённых пунктах, в к-рых имелось татар, казачье нас. (Подгорный Гирьял, Аллабайтал, Ильинское, Неженское). В последнем уезде Н. попали в плотное окружение татар-мусульман, с к-рыми начали быстро сближаться, и в нач. 20 в. приняли мусульманство.

В целом, усвоение Н. особого этнонима было связано с их христианизацией (конфессиональное обособление), длительным пребыванием в составе казаков (сословное обособление), а также отделением осн. части группы после 1842 территориально от компактно проживавших в Приуралье казан, татар. Во 2-й пол. 19 в. Н. выделяются как особая этнич. группа крещёных татар, а во время переписей 1920 и 1926 - как самостоятельная "народность". Числ. Н. в 18 -нач. 20 вв.: 1719 - 1,5 тыс. чел., 1744 - 1,8 тыс. чел., 1762 - 2,7 тыс. чел., 1833 - 5,5 тыс. чел., 1857 - 6,8 тыс. чел., 1897 - 8,7 тыс. чел., 1920 - 8,9 тыс. чел. (неполные сведения).

Основу х-ва Н. составляло земледелие, большое значение имело также и животноводство. Земледелие - "степного" типа (залежно-переложная система, осн. культура - пшеница, сеяли ещё овёс и ячмень). Пережитком прежней агрокультуры можно считать выращивание ржи и полбы. Из пахотных орудий господствовал тяжёлый сабан, распространённый у татар в Ср. Поволжье. Овощи (за исключением картофеля) не выращивались. Практиковалось пчеловодство. Животноводство степного характера (зажиточные выходили на кочевку - кезлэу, либо отдавали свой скот в стада казахов, иногда до 1,5 тыс. голов). Молотьбу вели лошадьми (с катком или телегой), степной традиции соответствует отсутствие овина. Среди промыслов наряду с обычными (работа по найму, извоз, добыча камня, торговля) выделяются занятие плотницким делом и произ-во экипажей (так у кряшен Предкамья).

Поселения (аул) - приречные, с поквартальной планировкой, с церковью. Большинство усадеб - одно-дворные. Избы ставились на линии улиц. Хоз. постройки отделялись от жилища. Жилища - зимние (срубные) и летние (саманные), в осн. двухкамерные. Стены домов обмазывались и белились. Внутр. планировка жилищ соотв. вост. варианту южнорус. типа, хотя бытовала и среднерус. планировка. Интерьер состоял из нар, широких лавок, деревянных кроватей, иногда полатей и т. д. Имелись и посудные шкафы, с кон. 19 в. распространилась гор. мебель. В изготовлении постельных принадлежностей использовалась верблюжья шерсть. Очень характерны были матерчатые украшения (занавески, пологи, подзоры, полотенца). Полотенца обязательно развешивались на праздники.

До нач. 20 в. нижняя одежда Н. шилась из тканей домашнего произ-ва. Покрой жен. одежды (кулмэк) был туни-кообразным с нижней оборкой. Рубаха шилась обычно из тёмно-красной пестряди в мелкую чёрно-белую или сине-чёрную клетку. Поверх рубахи непременно надевался передник (алчу-прак), с узкой грудкой, в более кр. клетку. Нижняя поясная одежда (штаны) кроилась с широким шагом из полосатой пестряди. Наиб, развитыми приёмами декоративного оформления нижней одежды служили худ. тканье и аппликация.

Верхняя одежда Н. - зиляны (жилэн) из цветного плиса, бархата, кашемира. Покрой приталенный, с подрезной и присборенной спинкой. Поверх зиляна одевался домотканый пояс (бильбау). Демисезонную одежду - чикмень (чик-ман) шили с цельной слегка приталенной спинкой и полочками, из сукна собственного произ-ва. Шубы (тун) дублёные либо крытые фабричной материей. Кроились они чаще со сборами по линии талии (т. н. борчатка). Девичий головной убор - ак калфак, надевался с накосными украшениями (чач кап). Этот головной убор у женщин сменялся на комплекс под названием сурэкэ. Распространённым украшением был нагрудник (муенса), чешуеобразно ушитый монетами.

Муж. костюм составляла стандартная казачья одежда оренбургских казаков. Праздники годового цикла Н. приурочены к христ. календарю и бытовали под христ. наименованиями (Троица - Тройсын, Масленица - Май чабу и др.). Имелись и свои назв. (напр., рождественский цикл назывался "нардуган"). Весенне-летние праздники были общими с др. татарами (прежде всего с казан.). Пасхальный цикл обрядов включал "вербную кашу" (барманчек боткасы), подворный сбор детьми крашеных яиц, сбор подарков и проведение состязании (борьба, бег, скачки), т. е. был идентичен сабантую, хотя и назывался по-др. (эсерэн). В случае угрозы засухи на лугах проводили моление и угощение кашей (чук иту). Такой же обряд имеется и у татар-мусульман.

Устное нар. творчество сохранило старинные песни и байты. В отличие от татар-мусульман, у Н. существует хоровое пение (влияние православия, общности с др. казаками). В песнях и в фольклоре отражаются тяготы казацкой службы, трудности покидания родной земли, отрыва от родных и близких. Нек-рые образцы фольклора, такие как "Сак-Сок", "Ханская дочь", "Улица Сараша" и др. свидетельствуют о глубоком единстве этой своеобразной группы крещёных татар с остальными татарами. В настоящее время несмотря на то, что представители данной группы осознают свою общность с татар, народом, самосознание принадлежности к Н. выражено достаточно отчётливо.