РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

НАНАЙЦЫ


НАНАЙЦЫ, нанай, нани (само-назв., "местный, здешний человек"), гольды (устар. назв.). Численность в Рос. Федерации 12 тыс. чел. Живут в осн. в Хабаровском кр. на Амуре (р-ны Нанайский, Хабаровский, Комсомольский - 11,6 тыс. чел.), а также в Приморском кр., на Сахалине. Часть Н. расселена в Маньчжурии (КНР) (4,2 тыс. чел.). Этногр. группы - горинская, курурмийская, уссурийская и др.

Говорят на нанайском яз., имеющем диалекты: горинский, курурмийский, бикинский; наречия: амурское, курур-мийское. Письменность (на осн. найхинского говора) на базе латинской графики созд. в 1931, с 1963 переведена на рус. графику. Были обращены в православие в кон. 19 в., однако сохранили традиц. верования - анимизм, шаманизм.

Традиционное жилище.

Этнич. основа народов Ниж. Амура (Н., ульчей, нивхов и др.) - очень древняя; археологи обнаружили, что в этом регионе жизнь людей с неолита почти никогда не прерывалась. На Ниж. Амур в разные ист. периоды приходили небольшие группы тунгусов, тюрок, монголов, маньчжуров, каждая смешивалась с предшествующим нас., формировались своеобразные местные этнические общности, поддерживавшие широкие связи как в пределах Ниж. Амура и Приморья, гак и с Сахалином, Охотским побережьем, Маньчжурией и т. п.

На народы Ниж. Амура в разной степени оказывали влияние выходцы из др. гос-в Дальнего Востока: Бохай, Цзинь (чжурчженьское - в Маньчжурии), затем - внутр. войны в Маньчжурии, в результате к-рых местные жители - рыбаки и охотники небольшими группами в разные периоды переселялись на Нижний Амур. В 17 в. обитатели этой обл. поддерживали с сев.-вост. Маньчжурией регулярные торг, отношения. В сер. 2-й пол. 17 в. здесь появились рус. землепроходцы (Е. Хабаров, В. Поярков и др.). В 19 в. кит. торговцы занимались разъездной торговлей с охотниками Ниж. Амура. Маньчжурская администрация в фискальных целях выдвигала из местных жителей-нанайцев глав родов и селений. В 18 в. из среды Н., ульчей, нивхов выдвигалась своя, местная торговая верхушка, занимавшаяся посреднической торговлей между своими соплеменниками, жителями Сахалина (айнами, сроками), орочами, удэгейцами, маньчжурами, китайцами. По Айгунскому договору 1858 и Пекинскому договору 1860 Ниж. Амур, Уссурийский край, Приморье были включены в состав России. Заселение этих земель русскими началось с сер. 19 в. Коренные жители были освобождены от ясака. Активно проводилась христианизация, создавались миссионерские школы с интернатами. Русские оказали большое влияние на культуру, экономику коренного нас.

Нанайка.

Н. (как и др. коренные народы региона) не составляли этнич. единства, о чём свидетельствуют наличие этногр. групп с особыми чертами в культуре и языке (диалекты), чрезвычайно высокая дисперсность расселения членов каждого рода (на огромных пространствах в сотни километров), ббльшая языковая и культурная близость низовых Н. с ульчами, чем с верховыми Н., и т. п.

Этноним Н. был введён в практику в нач. 1930-х гг. Тогда же на Амуре был создан Нанайский р-н. Хоз. деятельность Н. разнообразна: у обитателей приамурских селений рыболовство превалировало над таёжной охотой, преобладавшей лишь у жителей притоков Амура (Анюй, Тунгуска), басе, р. Уссури.

Рыбу добывали круглогодично с помощью разнообразных сетей (адоли), небольших неводов, заездков (мэнгэн) - недлинных изгородей, перегораживавших часть русла, удочек, крючковых снастей, острог (дёгбо) разных форм, ими ловили на открытых заливах, озёрах, в бухтах и в прорубях. В кон. 19 - нач. 20 вв. коренные жители позаимствовали от поселившихся здесь рус. крестьян новые орудия добычи рыбы (неводы с матней, нек-рые виды снастей).

Традиционная женская одежда.

Охотничий промысел также производился круглый год; лосей, оленей, изюбров, косуль, кабанов, медведей и др. добывали постоянно, пушных зверей - в период с кон. окт. до февр. - марта. При охоте на кр. животных применялись луки (бури) и стрелы (огнестрельное оружие было известно со 2-й пол. 19 в., однако лук и стрелы с костяными наконечниками изредка употреблялись ещё и в 1920-х гг.), копья (гида), самострелы (дэнггурэ), трубы для приманивания лосей и оленей. Пушного зверя добывали преимущественно давящими ловушками разных видов, петлями, сеточками (на соболей). Кр. зверей караулили в охотничьих лодках на озёрах; зимой и весной гоняли на лыжах по глубоким сугробам, по насту. Пушнина обменивалась на продукцию с. х-ва (мука, крупа и т. п.), ткани, металлич. инструменты, украшения. Такой обмен был развит уже в 17 в. Х-во Н. было комплексным, каждый мужчина был рыбаком и охотником, владел множеством инструментов: для обработки дерева (сооружение жилищ, лодок, нарт и т. п.), металла (изготовление крючков, копий, ремонт инструментов, украшений и т. п.); сам изготовлял свои сети, ловушки и т. п.

Нанаец-охотник.

Существовало чёткое разделение муж. и жен. труда; значимость того или другого была примерно равной: женщина при отсутствии мужчин рыбачила; в обычных условиях сохраняла впрок добытую мужчиной рыбу и мясо (запасы сушёного лосося во мн. семьях хранились поши юд;, обрабатывала шкуры и кожи рыб и таёжных животных, шила из них, а также из тканей головные уборы, одежду, обувь для всего семейства, запасала дикорастущие съедобные, лекарственные, волокнистые и прочие растения, изготовляла берестяную и плетёную утварь, др. предметы домашнего обихода. Она была хранительницей семьи, очага, кормила членов семьи.

В сов. период х-во Н., как и др. коренных народов Приамурья, претерпело значит, перемены; создавались рыболовецкие колх., охотничьи х-ва, в к-рых работали Н. (рядом с русскими), применяли старую и новую технику и в тра-диц. отраслях. В связи с сокращением рыбных запасов осваивались новые отрасли х-ва: в сёлах мужчины работают преимущественно в лесной, местной пром-сти, женщины - в обслуживающих отраслях, а также в нар. образовании, здравоохранении и т. п. Традиц. промысловая техника используется в подсобных занятиях семьи. Широко развито огородничество. Свыше 30% Н. живут и работают в городах. За последние 10-15 лет лишь единицы Н. участвовали в охотничьих промыслах.

Рукавицы.

Традиц. транспортные средства делились на зимние и летние. Каждая семья держала по 10-12 ездовых собак. Ездовые нарты амурского и вост.-сиб. типов; ручными пользовались охотники в тайге (поклажу сам охотник тянул с помощью одной-двух собак). Лыжи обклеивали камусами, изготовляли и голицы. Лодки для дальних и ближних поездок, для охоты, рыболовства имели свою специфику; их изготовляли из кедровых досок (плоскодонки разных форм); оморочки - долблёнки и бере-стянки служили в основном для охоты и рыболовства. Охотники пользовались разл. заплечными носилками для переноски тяжестей. В сов. период исчезло ездовое собаководство, появились новые виды транспорта - общественного и личного (моторные лодки, мотоциклы и др.).

Н. жили преимущественно малыми семьями (в 1897 их было около 65%), остальные были неразделёнными. Полигамные семьи (13,5%) сохранялись в осн. благодаря бытованию обычая левирата. Отд. полигамные семьи, как пережиток, встречались в 1950-60-х гг. Семья была независимой хоз. ячейкой. Н. жили селениями, составлявшими территориально-соседскую общину, семьи относились к разл. родам. Родов было 20, численностью от нескольких сот до нескольких десятков человек (крупнейший насчитывал 929 человек); все, от кр. до самых малых, жили дисло-кально, семьи кр. родов - по всему ареалу, на сотни километров одна от др. Селения, как и роды, не имели фиксированных границ. Для малочисленных родов были характерны своеобразные "союзы" родов доха, в к-рые объединялись семьи 2-3-6-7 родов, в число к-рых входили удэгейские и орочские роды. Род играл важную роль в брачной и религ. жизни Н. Необходимую помощь получали в первую очередь от односельчан; соседская община играла в их жизни чрезвычайно важную повседневную роль. Соседские общины и роды сосуществовали одновременно. Ни род, ни селение не были владельцами земель, промысловых угодий, ими владели некоторые семьи.

В 18-19 вв. у Н. существовала имущественная дифференциация. Богатства возрастали у отд. охотников, но особенно у тех, кто занимался посреднической торговлей. Н. вели оседлый образ жизни; нек-рые совр. селения на Амуре известны по источникам 17 в. Зимние и летние жилища, хоз. постройки были хорошо приспособлены к местным природным, климатич. условиям. Зимники, четырёхугольные в плане, однокамерные, повсеместно имели общие черты: столбовой каркас в основе стен (применяли пазовую технику при их возведении), двускатную крышу с матицей, крытую снопами сухой травы, отсутствие потолка, глинобитный пол. Промежутки стен между столбами каркаса заполнялись жердями с плетёнкой из прутьев, обмазанных глиной. Отопление - два-три очага, дымоходы к-рых проходили под канами - низкими нарами вдоль стен и затем выводились в общую вертикальную трубу около дома. Зимний дом населяли две-три и более семей. Весной малые семьи разъезжались по рыбалкам на небольшие речки и озёра, строили облегчённые каркасные дома разл. форм, крытые сеном, берестяными полотнищами, циновками и т. п. За время весенне-летней путины (два-три месяца) заготавливали рыбу, ягоды, травы, корни и др. дикие растения тайги. В зимние жилища на Амуре семьи возвращались ко времени хода лососёвой рыбы (сент.). Здесь сосредоточивались осн. хоз. постройки - срубные амбары на высоких сваях для имущества семьи, промысловых орудий, запасов сушёной рыбы для питания людей и отдельно корма для собак. Обычны были разнообразные по формам вешала для сушки рыбы, сетей, неводов и др.

Улица нанайского поселения.

Традиц. одежда - распашная, хала-тообразная (с удвоенной по ширине левой полой). Изготовлялась из ткани (зимняя на вате), рыбьей кожи, ровдуги (грубой замши), разл. мехов. Одежда рыбаков, охотников - муж. фартуки и малые нагрудники, куртки из шкур косули, ноговицы из шкур, замши, рыбьей кожи. У женщин - длинные нагрудники эвенкийского типа. У разных этногр. групп существовали специфич. особенности: ручные и ножные браслеты для детей и подростков обоего пола, жен. носовые спирали, муж. и жен. косы.

Пища в осн. из рыбы. Употребляли её в разл. видах: варёную, сырую (осётр, сазан). Консервировали рыбу также и с помощью изготовления жареной рыбы "в порошке"; делали запасы рыбьего жира. Супы из свежей или вяленой рыбы, а также из мяса, с множеством приправ - дикорастущих трав, корней. Покупные продукты употребляли лишь в наиб, состоятельных семьях.

Религ. верования Н. основывались на анимизме: небо, земля, горы, вода, тайга их воображением населялись всевозможными духами, влиявшими на жизнь и судьбы людей, к-рые разными средствами старались воздействовать на них, чтобы получить благоприятный эффект (например, молились в тайге у спец. дерева духам тайги, местности). Существовали своеобразные культы - тигра у Н. Уссурийского края, медведя у низовских Н. За помощью больные обращались к тудинам - лицам, хорошо умевшим общаться с духами без помощи бубнов и др. аксессуаров. Шаманы - мужчины и женщины были разных категорий силы, но только шаманы-мужчины высшей категории совершали обряды последних поминок (каса), отправляя душу умершего в загробный мир. Дар шамана передавался по наследству; большой шаман, помимо обычного бубна, юбки, пояса с металлическими подвесками, кофточки, имел особую шапку, духа-помощника в виде мифической птицы коори.

Шаманы широко практиковали "воспитание"-сохранение души ребёнка в особом (потустороннем) хранилище в течение 10-15 лет. С семьёй такого ребёнка и с самим ребёнком у шамана устанавливались особые доверительные отношения. Большую роль играли погребальные и поминальные культы, вера в бессмертную душу. Духовная культура была многообразной. В систему подготовки детей, молодёжи к будущей трудовой жизни входили разл. специализированные игры, в том числе спортивные (особенно для юношей), сопровождавшие разл. развлечения муж. молодёжи на свадебных обрядах, нек-рых шаманских камланиях с музыкой, песнями, диалогами шамана с духами, массовыми танцами присутствующих. Каждый шаман стремился привлекать широкую аудиторию.

Фольклор: исторические, мифологич. предания, волшебные сказки, загадки и т. п.

Прикладное искусство Н.: орнаментация интерьера (элементов жилища), утвари, лодок, нарт, одежды и обуви (богатство швов, видов орнамента). Развитие Н. в совр. эпоху имело двойственный характер: утрачивался родной яз., многие рациональные элементы исконной культуры. Традиц. культура Н. в значит, степени утрачена. Жилища возводятся повсеместно по общему стандарту; одежда и обувь - в осн. покупные, их старые формы кое-где сохраняются у охотников и рыбаков, у пожилых людей. Н. на Ниж. Амуре особенно выделялись возникновением большого отряда интеллигенции (врачи, педагоги, поэты, писатели, учёные, общественные деятели) - этот процесс начался в 1930-х гг., когда в Ин-т наро дов Севера в Ленинграде приехала большая группа нанайской молодёжи. В 1931 была создана письменность, появился первый поэт Аким Самар. Широко известны имена писателей Г. Хеджера, А. Пассара, ученых - фоль клористов и лингвистов С. Н. Онинка, Н. Б. Киле, общественных деятелей Е. А. Гаер и др.