РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

НГАНАСАНЫ


НГАНАСАНЫ, н я (самоназв.), с а м о е д ы-т а в г и и ц ы (устар. назв.). Численность в Российской Федерации 1262 чел., в т. ч. Таймырском (Долгано-Ненецком) авт. окр. 849 чел. Разделяются на две группы: западную (авамские Н., с центрами в пос. Усть-Авам и Волочанка) и восточную (вадеевские Н., с центром в пос. Новая). Говорят на нганасанском яз. Различают авамский и вадеевский говоры. Вадеевские Н. владеют долганским яз. Язык Н. бесписьменный. По официальным данным, Н. прежде считались шаманистами; ныне многие сохраняют традиц. верования.

Нганасаны в шаманских костюмах.

Совр. Н. отчасти являются потомками самого сев. тундрового нас. Евразии - неолитич. охотников на дикого оленя. Данные археологии показывают тесную связь первых жителей п-ова с нас. басе. Ср. и Ниж. Лены, откуда они проникли на Таймыр 6 тыс. лет навад. Вплоть до 11 в. н. э. все последующие мигранты не изменили хоз. традиций, ориентированных в основном на оленью охоту. С 12 в. до 17 в. следует лакуна в археологич. источниках. С нач. 17 в. появляются письменные документы о том, что нас. п-ова было обложено российским гос. налогом (ясак). С вхождением терр. Н. в состав России на ней возникли зимовья с небольшими вооружёнными отрядами, а также зимовья рус. промышленников-охотников. Н. как особый этнос сложились на Таймыре во 2-й пол. 17 - нач. 18 вв. В его состав вошли различные по происхождению плем. группировки (пясидская самоядь, кураки, тидирисы, тавги и др.). Они наложились на древнее нас., как полагают, палеоазиатское, занимавшееся охотой на сев. оленей. Этнически группы пришельцев в разное время представляли собой зап. периферию юкагиров, сев. группы тунгусов (те и другие - лесные и тундровые охотники) и зап. группы самодийцев с развитым санным домашним оленеводством.

Нганасанка с собакой.

Более высокий уровень хозяйства и его организации, возможности быстрого свободного передвижения оленных санных групп и другие причины привели к консолидации местного нас. по языку и в значительной степени по культуре. Тем не менее черты древних пеших тундровых охотников на оленя у Н. и близких им энцев проступают наиболее ярко по сравнению с др. полярными народами Евразии. К этим древним чертам, в частности, относится организация оленной облавной сухопутной охоты и охоты с лодок на речных переправах. В период консолидации Н. постепенно восприняли самодийский способ тундрового санного крупностадного миграционного оленеводства с постоянным кочеванием весной (на север) и осенью (к югу). К сер. 19 в. Н. уже считались традиц. оленеводами. Рыболовство было второстепенным занятием. Наличие стад домашних и охота на диких оленей, расположения кочевий в наиболее северных пределах п-ова, пользование самодельными орудиями труда и охоты позволяли им быть совершенно независимыми почти до кон. 19 в. В 18-19 вв. Н. регулярно платили гос. ясак. В рус. зимовьях происходил обмен оленьих шкур и пушнины на металлические предметы, ружья, порох, свинец. Широко известны были металлические изделия Н., инкрустированные медью железные скребки для выделки шкур, наконечники копий, ножны и др.

К 17 в. кочевья плем. группировок, из к-рых складывались Н., простирались по всему п-ову, включая и терр. правобережья Хатангской губы. С IS в на Таймыр с Ю.-В. стали проникать якуты, постепенно ассимилируя местных тунгусов и русских. Складывавшийся на этой основе новый этнос - долганы, потеснил Н. к 3. и С. Ненцы, перейдя на правобережье Енисея и постепенно ассимилируя энцев, оттеснили Н. к В., в центр, р-ны полуострова. Осн. пути оленеводческих кочевых коллективов Н. пролегали по Северо-Сибирской низм., заключенной между плато Бырранга на С. и плато Путорана на Ю. (между 69° и 76° с. ш.). Сев. их пределы на В. Таймыра достигали 77° с. ш., огибая оз. Таймыр. Практически все кочевья располагались в зоне тундры. К зиме подходили к лесотундре, размещаясь по водоразделу басе. р. Пясины и сев. притокам pp. Хета и Хатанга.

Посёлок Волчанка.

Наиб. числ. авамских Н. приходится на сер. 17 в. (1300 чел.), но из-за эпидемий она сократилась к 1926 до 576 чел. К 1990 на Таймыре в группе авамских Н. было 650 чел., в группе вадеевских - ок. 100. Остальные проживали в районных центрах и городах авт. округа. До 1950-х гг. Н. в основном занимались домашним оленеводством в составе колхозных и совхозных оленеводч. бригад, вели охоту на дикого оленя, промысел рыбы, пушного зверя. Летом большим подспорьем служила облавная охота на линного гуся. К нач. 1980-х гг. в связи с большим увеличением числ. таймырской популяции дикого оленя домашнее оленеводство авамской группы Н. практически перестало существовать. Вадеевские Н. к 1992 выпасали одно небольшое стадо. Н. перешли в рыболовецкие и охотничьи бригады, часть осела в посёлках. Осенью формируются коллективы охотников на дикого оленя и его отстрельщиков на реках во время миграции стад к Ю. Осн. товарное значение для Н. имеют продукция отстрела оленей, заготовка рыбы (чир, сиг, голец, омуль, ряпушка, пелядь и др.), промысел пушнины (песец, волк, росомаха и др.) и полярной куропатки. Женщины в поселковых пошивочных мастерских и дома занимаются выделкой оленьих шкур и шитьём национальной (орнаментированной меховой мозаикой, сукном и бисером) обуви, сувенирных ковриков и поделок из шкур оленя, шитьём меховой одежды для промысловиков, в пос. Волочанка работают на звероферме голубых песцов. Традиционно промысел и оленеводство - дело мужчин, вся работа по дому - дело женщины, в т. ч. пошив и починка меховой одежды, заготовка топлива, воды, забота о детях.

Погребальный чум.

К нач. 20 в. среди авамских Н. наиболее многочисленными со своими патри-линейными именами были пять родов, которые заключали между собой браки с соблюдением норм экзогамии. Запрещались браки как по отцовской, так и по материнской линиям до третьего поколения. У вадеевских Н. к этому времени зафиксировано семь родов, также соблюдавших билинейную экзогамию, но их представители более свободно вступали в браки, в большинстве с долганами. По традиции браки заключались обычно в возрасте 17-18 лет, когда молодые люди доказывали свои возможности обеспечить семью: мужчина - удачами в охоте, оленеводстве, умением изготовить санки, шесты для жилища, деревянную колыбель для ребёнка, женщина - умением ставить и собирать жилище, обрабатывать шкуры, шить одежду, готовить и заготовлять впрок пищу. При соблюдении экзогамии добрачные половые связи не осуждались и добрачные дети никогда не являлись препятствием для брака, иногда оставаясь в семье отца невесты. Сейчас часты случаи нарушения экзогамии. Весьма широко распространены межнациональные браки, в т. ч. и с мигрантами-мужчинами, детей от таких браков обычно считают Н.

Традиц. кочевое жилище Н. - конический круглый или овальный в основании шестовой чум, крытый оленьими шкурами (3-6 м в диаметре). В 1940-е гг. в быт вошли передвижные балки, лёгкий каркасный домик на полозьях, крытый шкурами. В течение года оленеводы меняли три вида жилья: зимой - балок, летом с появлением гнуса - чум, осенью - брезентовая палатка. Вход жилища ориентирован обычно на Ю.-В. В кон. 19 - нач. 20 вв. Н. не имели постоянных поселений. Маршруты кочевого коллектива заранее оговаривали с соседями. Для более успешной облавной и охоты на реках объединялись несколько коллективов. К 1941 в связи с реализацией плана перехода от кочевого образа жизни к оседлому были построены небольшие поселки. В совр. укрупнённых много-нац. посёлках Н. живут в типовых домах, имеющих от двух до четырёх квартир, отапливаемых привозным углем. При плановой застройке традиции ориентации жилища и строго соответствующих ей мест каждого члена семьи нарушаются (за редким исключением) и всё больше забываются.

Традиц. одежду шьют из разл. частей шкур оленей разных возрастов и разных сезонов года с разл. высотой и крепостью меха. Верхняя мужская одежда без разреза спереди состоит из двух слоев шкур. Внутренняя часть, без капюшона, мехом к телу, изготовляется из двух-трёх шкур осеннего или зимнего оленя, наружная часть с капюшоном - из короткошёрстных шкур тёмных и светлых тонов только что родившихся оленят (пыжиков) или из шкур с живота оленя. Чередование частей из тёмных и светлых шкурок на верхней одежде с четко обозначенным на спине тёмным или светлым прямоугольником и две-три орнаментированных подшивки ниже его - характерная особенность Н. Женская зимняя одежда - того же вида, но с разрезом спереди, небольшим воротником из белого меха собаки, без капюшона, к-рый заменяет двойная шапка с опушкой из длинного меха чёрной собаки, хорошо защищающая лицо от зимнего ветра. По подолу внутренняя и наружная части также обрамляются опушкой из меха белых собак, к-рых прежде специально выращивали для этой цели ("нганасанские собачки"). Праздничные варианты такой одежды богато оформляются геометрич. орнаментами из меховой и кожаной мозаики, а нек-рые части окрашиваются по мездровой стороне в чёрный и красный цвета. К верхней линии спинного прямоугольника прикрепляются длинные раскрашенные ремешки. На теле мужчины носили короткие кожаные или меховые штаны, к которым привязывались длинные голенища меховой обуви из шкур с ног оленя с меховыми же чулками.

Женские штаны-комбинезон с закрытой грудью шьют из кожи или шкуры мехом внутрь и спереди украшают крашеным орнаментом и многочисленными металлическими подвесками, характерными для Н. и энецких женщин. На мужских и женских штанах спереди сохраняется в виде разноцветной бахромы рудимент пояса стыдливости. Обувь Н. шьётся без подъема и внешне делает их ноги похожими на ноги овцебыков. Зимой в сильные морозы поверх обычной одежды надевают еще одну (сокуй) из толстого меха зимнего оленя шерстью наружу с капюшоном, имеющим спереди белый стоячий султан, по которому соседи безошибочно узнают Н. или энцев. Прежде специальную погребальную или обрядовую одежду, сейчас выходящую из употребления, шили без орнаментов по тому же, что и из шкур, крою, но из красных и чёрных сукон. Национальная праздничная одежда хорошо сохраняется и сейчас. Излюбленной пищей Н. служит мясо оленя, рыба и мясо диких гусей в сыром, мороженом, сушёном и варёном видах. Сейчас большое значение в рационе имеет хлеб.

Почитание земли, солнца, луны, огня, воды, дерева, важнейших промысловых и домашних (олень, собака) животных и их ипостасей под именем матерей, от к-рых зависит здоровье, промысел и сама жизнь людей и с к-рыми связана основная календарная и семейная обрядность, - характерные черты традиц. верований Н. В них проявляются чрезвычайно архаичные черты представлений о природе и человеке, долгое время бытовавшие в относительно изолированных полярных коллективах. Они и сейчас сохраняются среди пожилых людей. Кормление огня и семейных реликвий, по крайней мере трижды в году, - обязательный ритуал. Большое значение имели шаманы Н. К ним обращались во всех трудных случаях, они же являлись организаторами таких больших общественных праздников-обрядов, как Чистый чум, проводившийся обычно при появлении солнца после полярной ночи. Сейчас этот обряд в виде весеннего фольклорного праздника постепенно возрождается.

Произведения фольклора весьма разнообразны по видам. Нек-рые из этно-генетич. мифов повествуют о том, что Н. появились из шерсти большой оленьей самки (земли), на спине к-рой они живут. Культурный герой Сирота-парень как первый Н. выходит на свет, откинув травяную дверь в земляной кочке. Его полагали защитником всего народа. Исполнение длинных эпических произведений, в к-рых речь чередуется с пением, обычно растягивалось на несколько вечеров долгой полярной ночи. Более короткие рассказы, "вести", повествуют о ситуациях промысла, похождениях и проделках разл. мифо-логич. персонажей. Распространены адаптированные к местным условиям рус. сказки. И сейчас широко бытуют сказки о животных, объясняющие их происхождение, характерные черты, окраску, повадки. Песенное творчество Н. также разнообразно. В частности, прежде каждый Н. имел свою "личную песню", сочинённую им самим или подаренную ему, с устойчивым мотивом, на к-рый накладывается словесная импровизация. Из муз. инструментов необходимо отметить бубен с колотушкой, поющий лук, гудки, завывалки и жуж-жалки из птичьих перьев, дерева и тростника. До недавнего времени всякая музыка и пение сохраняли свое сакральное значение.

Лучший ресторан ресторан японской кухни