РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

НЕНЦЫ


НЕНЦЫ, н е н э ц или х а с о в а (самоназв. - "человек"), самоеды, ю р а к и (устар.). Числ. в Рос. Федерации 34,2 тыс. чел. Н. - коренное нас. Европ. Севера и севера Зап. Сибири. Живут в Ненецком авт. окр. (6,4 тыс. чел.), Лешуконском, Мезенском и Приморском р-нах Архангельской обл. (0,8 тыс. чел.), сев. р-нах Респ. Коми, Ямало-Ненецком (20,9 тыс. чел.) и Ханты-Мансийском авт. окр., Тюменской обл., Таймырском (Долгано-Ненецком) авт. окр. Красноярского кр. (2,4 тыс. чел.).

Женщины у чума. Женщины в традиционной одежде.

Выделяются две этнографич. группы: тундровые Н. и лесные Н., различающиеся по фамильно-родовому составу, диалекту, нек-рым особенностям культуры. Лесные Н. (числ. ок. 2 тыс. чел.) живут в Пуровском и Надымском р-нах Ямало-Ненецкого авт. окр. в Сургутском и Белояровском р-нах Ханты-Мансийского авт. окр. Говорят на ненецком яз., имеющем 2 диалекта, к-рые распадаются на говоры, различающиеся гл. обр. нек-рыми особенностями фонетики. Среди Н. юга Большеземельской тундры (Респ. Коми) распространён ижемский диалект языка коми, оседлые Н., проживающие в Лешуконском и Мезенском р-нах Архангельской обл., говорят преимущественно на рус. яз.

Письменность создана в 1930-е гг. первоначально на основе лат. алфавита. В 1932 лингвистом Г. Н. Прокофьевым был издан первый букварь для ненецкой нац. школы "ladej Wada" ("Новое слово"). В последующие годы учебники, а также худ. и общественно-полит, литра на ненецком яз. издаются на основе рус. графики. Большинство Н. являются анимистами. В нач. 19 в. были сделаны первые попытки приобщить Н. к христ. вероучению. Спец. миссия архангелого-родского архимандрита Вениамина осуществляла крещение Н. в материковой тундре Европ. Севера и на о. Вайгач. В кон. 19 - нач. 20 вв. миссионеры Тобольской духовной консистории пытались приобщить к христианству Н. Обского Севера. Но ббльшая часть Н. - оленеводов севера Зап. Сибири, а также лесные Н. сохранили анимистические представления.

Новейшая гипотеза происхождения Н. и др. народов самодийской группы связывает их формирование с т. н. кулайской археол. культурой (5 в. до н. э. - 5 в. н. э., в осн. - на терр. Среднего Приобья). Оттуда в 3-2 вв. до н. э. в силу ряда природно-геогр. и ист. факторов миграционные волны самодийцев-кулайцев проникают на Север - в низовья Оби, на Запад - в Среднее Прииртышье и на Юг - в Новосибирское Приобье и Присаянье. В первые века н. э. под натиском гуннов часть самодийцев, обитавших по Среднему Иртышу, отступает в лесную полосу Европейского Севера, дав начало европ. Н.

Женщины в традиционной одежде.

Первое письменное свидетельство о Н. в ист. источниках относится к 11 в. В рассказе новгородца Гюряты Роговича, включённом в "Повесть временных лет", говорится: "...Послах отрок свой в Печору, люди, яже суть дань дающие Новугороду; и пришедшю отроку моему к ним, оттуда иде во Югру; Югра же людье есть язык нем и соседят с Самоядью на полуночных странах". В 13 в. в результате поездки через Русь папского посла францисканца Плано Карпини к монг. хану о самоедах (самогедах) становится известно в Зап. Европе.

Вторая генетич. линия, выявляемая у Н., связана с включением в их состав аборигенов, населявших север Вост. Европы и Зап. Сибири до появления там самодийцев. Осн. их занятием была охота на диких оленей. Самодийцы пришли на Север, владея навыками ведения скотоводческого х-ва. В новых экологии, условиях наряду с охотой они стали практиковать приручение оленей; постепенно домашнее оленеводство стало доминировать.

Мастерица с сумками из оленьих шкур.

Расселены Н. на огромной терр. тундры, лесотундры и сев. тайги, простирающейся с запада на восток на несколько тысяч километров. В Европ. части России живут на пространстве между вост. побережьем Белого моря и Уральскими горами; выделяется несколько ареальных подрнов, или, как их традиционно называют местные жители, "тундр": на западе - Канино-Тиманская тундра, занимающая весь полуостров Канин и простирающаяся на восток, вплоть до отрогов Тиманского кряжа, Малозе-мельская тундра (между Тиманским кряжем и Печорой), Большеземельская тундра (к востоку от Печоры до предгорий Уральского хребта). В Азиатской части Н. живут в низовьях Оби, на Ямальском, Тазовском и Гыданском полуостровах, в басе. pp. Таз и Пур и по ниж. течению р. Енисей. Поселения Н. имеются также на о-вах Колгуев и Вай-гач в Сев. Ледовитом ок.

Оленевод в тундре.

Оленеводство - ведущая отрасль ненец, совхозов и колхозов. Размеры оленьих стад и протяжённость маршрутов их движения в течение года во многом зависят от естественно-геогр. условий. Для х-в, осн. пастбища к-рых расположены в тундровой зоне, характерны длительные сезонные перекочёвки. Зимнее время оленеводы проводят в лесах.

В марте - апр. оленеводы начинают путь на Север, в мае выходят к местам отёла, где одновременно проводится и просчёт поголовья; пополнившись молодняком, стада продолжают свой путь. В летние месяцы олени находятся вблизи мор. побережья, где прохладные ветры отгоняют комаров и гнус, в авг. начинают обратный путь к границе леса и обычно в ноябре - декабре подходят к посёлкам - центрам хозяйств, неподалёку от которых проводится полный просчёт поголовья и забой специально выделенных для этой цели оленей.

В х-вах лесотундровой и таёжной зон размеры стад значительно меньше. Оленья упряжь Н. включает недоуздок, представляющий собой систему кожаных ремешков, к-рые соединяют четыре костяные пластины. Две из них закрепляются на лбу, а две другие накладываются на щёки оленя. Недоуздок передового оленя закрепляется специальной костяной застёжкой - вертлюгом, к вертлюгу привязывается вожжа, с помощью к-рой ездок управляет упряжкой.

Девушки в традиционной одежде на улице Нарьян-Мара.

Кожаная лямка, переброшенная через спину оленя от хребта к животу, и скреплённый с нею ремешками широкий кожаный пояс, надеваемый на спину животного, соединяются постромкой с потягом. Потяг - специальный ремень, к-рый через систему деревянных или костяных блоков соединяется с передком нарты. Обычно постромка проходит слева или справа от оленя, а иногда пропускается между ног животного.

Характерной особенностью самодийского способа запряжки оленей в ездовую нарту является место передового непременно с левой стороны.

Обычно зимой в легковую нарту запрягают четыре-пять оленей, в летнее время и больше - до шести-семи. В грузовую нарту - два-три оленя. Управляют упряжкой с помощью вожжи и длинного шеста - хорея, с шариком из мамонтовой кости. Вожжа проходит слева от передового оленя, конец её ездок держит в правой руке. Хорей, наоборот, держат наперевес в левой руке. Подёргиванием вожжи седок руководит передовым оленем, а выкриками и толчками хорея побуждает прибавлять скорость остальных.

Способ запряжки и управления определяет и традицию езды на нарте: Н. всегда садятся на неё слева (в отличие от эвенков, якутов, чукчей и коряков). При преодолении водных преград пастух встаёт на сидение и управляет оленями стоя.

При перекочёвках нарты соединяются по несколько штук и располагаются в определённом порядке: нарты с одеждой, продуктами, домашней утварью, досками и др. предметами. Замыкающей обычно идёт нарта с шестами. Во главе санного поезда, или, как его обычно именуют в Сибири, аргиша, едет глава семьи или кто-либо из его взрослых сыновей. Женщины и младшие члены семьи ведут нарты внутри аргиша.

Традиц. отраслью х-ва Н. на всей терр. их проживания является охотничий промысел. Охотятся на пушных зверей (песцы, горностаи, зайцы-беляки, полярные волки, росомахи, красные лисицы, в таёжной зоне - белки, соболя, колонки). Нередко в тундру заходит бурый медведь. Таёжные водоёмы богаты выдрой и ондатрой, запущенной в сиб. реки в 1930-е гг. Из парнокопытных объектами охоты являются дикий олень, а в таёжной полосе - лось.

Осн. орудиями добычи песца и горностая служат капканы, пасти кустарного производства (ловушка давящего типа). Для выезда к месту расположения ловушек в нек-рых р-нах расселения Н. (на о-ве Вайгач, в прибрежных местностях Большеземельской тундры) в качестве транспортных животных используются собаки. В последние десятилетия география собачьего транспорта расширилась. Этот вид транспорта ныне применяется в Тазовской тундре и в низовьях Енисея.

Собачья нарта отличается от оленьей прежде всего своими размерами (она ниже и меньше), числом копыльев (обычно 2 - 3 пары) и сравнительно небольшим весом. За Уралом, в вост. ареале расселения Н. собачья нарта имеет не прямые, а наклонные копылья. Собак в нарту запрягают обычно, как и оленей, - веером, по пять-шесть. Упряжь представляет собою систему кожаных лямок, надевающихся через плечо на грудь каждой собаки. В отличие от оленьего собачьим транспортом пользуются только зимой.

В прошлом для передвижения по тундре и тайге использовали лыжи-снегоступы, к-рые делались широкими и нередко снизу подбивались камусом или шкурой оленя. Палками при ходьбе на лыжах не пользовались. Единственным пушным зверем, употребляемым в пищу, является заяц, хотя в прошлом Н. варили и ели также тушки белки, а в тундре с этой же целью заготавливали тушки песца. Употребляют в пищу куропаток, гусей и уток. Важной частью сев. промыслового комплекса является рыболовство. В Архангельской и Тюменской обл. создана сеть рыбозаводов, занимающихся заготовкой рыбной продукции в свежемороженом виде.

Во время подлёдного лова рыбы осн. орудиями лова являются ставные сети. В период летней путины к ним добавляются закидные и ставные невода, плавные сети, изготовленные из капроновых нитей, снабжаются поплавками из пенопласта и отличаются высокой прочностью и длительным сроком службы. Традиц. орудия лова (плетённые из тальника заграждения-запоры, к-рыми перегораживали небольшие речки, с ловушками из того же материала - мордами и котцами) употребляются только в полосе тайги, гл. обр. в регионе расселения лесных Н. на притоках р. Пур.

В таёжной полосе наряду с моторными лодками ещё сохраняются области, долблённые из цельного ствола дерева (чаще всего кедра или осины) и управляемые двухлопастным веслом. Наряду с традиц. отраслями х-ва развиваются новые хоз. направления - клеточное звероводство и домашнее животноводство. В посёлках, расположенных по нижней Печоре, Усе, Колве, где Н. издавна живут вместе с коми и русскими, практикуются посадки овощных культур.

Осн. социальной ячейкой Н. являлся патрилинейный род (еркар). У сиб. тундровых Н. существовала двухфратриальная система, устанавливается наличие экзогамных фратрий, одна из к-рых - Харючи состояла из родов преимущественно южносиб. (самодийского) происхождения, вторая - Вануйта - из родовых компонентов, восходящих к аборигенному генетич. субстрату. В эту же фратрию входили роды энецкого и хантыйского происхождения. Система родства Н. характеризовалась предпочтительностью заключения браков (по муж. линии) в роде матери.

Осн. поселение ненец, оленеводов - стойбище - состояло из нескольких чумов, принадлежавших родств. семьям, совместно выпасавшим стада. В кон. 19 - нач. 20 вв. родств. принцип в выпасе оленьих стад был в значит, степени нарушен. Стойбища стали создавать семьи, объединявшие свои стада по социальному признаку. Часть стойбищ образовывали семьи, обладавшие небольшим поголовьем оленей и объединявшие свои стада в целях их рационального выпаса и окарауливания. Др. малооленные и безоленные семьи объединялись с владельцем кр. стада. В этом случае они становились фактическими пастухами его оленей, получая за свою работу питание, а также плату натурой (молодыми телятами) и деньгами.

Основу чума составляют прочные еловые шесты от пяти до семи метров длиной, к-рые устанавливаются по окружности вершинами один к другому в форме конуса. В зависимости от размеров чума требуется от 25 до 50 шестов. Первоначально устанавливаются два т. н. осн. шеста, к-рые у вершины скрепляются между собою веревочной петлёй.

Покрытия для чумов (нюки) шьются из оленьих шкур с подрезанной шерстью. Для зимнего времени Н. используют двойные покрышки: мехом внутрь из старых вытертых шкур и мехом наружу - из новых шкур, для лета - одинарные покрышки только мехом наружу (на покрытие чума идёт 70-80 оленьих шкур). В таёжной полосе и лесотундре, особенно в зоне расселения лесных П., в летнее время чумы покрываются нюками, изготовленными из специальным образом вываренных и сшитых между собою кусков бересты. В июле, в комариную пору, они снабжаются дверью из сшитых вместе и скреплённых деревянными планочками полос бересты, к-рая с помощью длинной веревки крепится к верхним концам шестов; в последние годы широко распространённым материалом, используемым для шитья летних покрышек, стал также брезент. В центре чума - очаг. В прошлом роль очага выполнял железный лист, на к-ром раскладывался костёр. В наст, время используют металлические печи. Над очагом располагаются два параллельных шеста, передние концы к-рых привязываются к шестам, образующим вход, а задние - к особому шесту, стоящему за очагом. Горизонтально привязанные шесты над очагом служат для подвешивания крюков для котлов и чайников и просушки муж. обуви. Пространство справа и слева от очага служит жилой частью чума. По обеим сторонам очага раскладываются широкие доски - пол, за ними расстилаются циновки, сплетённые из болотной травы, хвойных лап или ивовых прутьев. Циновки покрываются оленьими шкурами - постелями, причём справа от входа обычно располагаются гости, слева - хозяева.

С постройкой стационарных посёлков квартиры Н. не отличаются от тех, к-рые занимают русские и представители др. национальностей. Одежда Н. хорошо приспособлена к суровым климатич. условиям. Наиб, характерной деталью ненец, муж. костюма является малица, сшитая из предварительно обработанных, т. е. очищенных от мездры, оленьих шкур мехом внутрь. Рукава кроятся отдельно из того же материала. Зимняя малица сиб. Н. имеет широкий (до 30 см) подол из тёмного меха. К малице наглухо пришивается откидной капюшон, изготовленный из шкур новорожденных телят - пыжиков, шьётся в два слоя (мехом внутрь и мехом наружу). К рукавам также наглухо пришиваются рукавицы из камуса (шкуры с ног оленей). Поверх малицы обычно надевается матерчатая накидка того же покроя, но без капюшона. Зимой малица, как правило, носится вместе с кожаным поясом, украшенным медными бляхами различной формы и пуговицами. К поясу на медных цепочках и кожаных ремешках подвешиваются нож в деревянных ножнах, мешочек, в к-ром хранятся трубка и огниво, а прежде укреплялась ещё и пороховница.

Выезжая на промысел или во время зимних перекочёвок мужчины надевают поверх малицы сокуй (совик). Для изготовления сокуя требуется две-три шкуры взрослых оленей, но иногда его шьют из шкур осенних телят-неблюев. В отличие от малицы сокуй не имеет рукавиц. Капюшон сокуя делается одинарным и кроится из той же шкуры, к-рая идёт на шитьё верхней части спины. Муж. зимние штаны шьют из хорошо выделанных пыжиков или шкур взрослых оленей мехом к телу. Концы штанин заправляются в меховые чулки - тяжи, скроенные из шкур взрослых оленей зимнего забоя. Зимней муж. обувью служат бакари, или пимы (скроенные с подъёмом), для изготовления к-рых используется камус. Подошвы бакарей делаются из оленьего лба или щёток с ног оленей.

Верхняя зимняя жен. одежда состоит из ягушки (паницы), шапки и бакарей (пимов). Шьётся из неблюев или шкур молодых рослых оленей (в том числе одна для подола и две для подкладки), так как она делается двойной (мехом внутрь и наружу). Воротник ягушки обрамлён опушкой из песцового или заячьего меха. По подолу и у бортов вшиваются орнаментированные полосы из кусочков белого и чёрного меха, плечи и рукава украшаются вшитыми полосками цветного сукна. Для украшения используется также бисер. Ненки носят ягушки как с поясом, так и без него. Жен. пояс отличается от муж. гл. образом большим разнообразием бисерных украшений. Как и у малицы, рукавицы ягушки наглухо пришиваются к рукавам, но шапка кроится отдельно. На изготовление шапки идут два камуса и один лоб - шкура с головы оленя. По внеш. краю пришивается опушка песцового меха, подкладкой служит обычно шкурка зайца. К внутр. стороне нижнего края шапки сзади на ремешках из ровдуги с нанизанными на них бусинками, медными цепочками и т. д. подвешиваются украшения в виде медных трубок, колец и разного рода покупных фигурных изделий из меди.

Традиц. нижняя жен. одежда внешне напоминала передник. Она кроилась из оленьей шкуры мехом внутрь и посредством двух ремешков, концы к-рых завязывались на шее, крепилась на теле. Украшена спереди бисером, нашитыми с внеш. стороны рядами металлич. пуговиц и даже серебряными рублями. В наст, время жен. нижняя одежда так же, как и ровдужные рубашки и штаны, составлявшие в прошлом комплекс нижней одежды мужчин, выходят из употребления. Особый тип одежды был распространён в зап. р-нах расселения Н. в Канинской тундре и на о. Колгуев. Малица канинских Н. не имеет пришивного мехового капюшона, оканчивается круглым высоким воротником, а шапка шьётся отдельно. Для изготовления жен. одежды использовали шкуры не только оленей, но и пушных зверей: белок, лисиц, горностаев.

В качестве летней одежды Н. используют ту же малицу, только, как правило, ношеную, с вытертым мехом и без подола. Летом иногда носят сокуй, сшитый из цветного сукна. .Верхней летней женской одеждой служит ягушка, но без подкладки. Широко бытуют также суконные ягушки с опушкой по воротнику из песцового или заячьего меха. Летняя обувь как у мужчин, так и у женщин изготовляется по типу бакарей из ровдуги - самодельной замши. В быт поселкового нас. вошла покупная одежда, вытеснившая многие элементы нац. костюма. Сокуи носят, как правило, только представители старшего поколения. Шапка надевается лишь в каких-либо торжественных случаях и является своего рода праздничной частью соврем, жен. туалета. Малицы надевают обычно, лишь отправляясь на дежурство в тундру.

Пища в осн. состоит из оленьего мяса и рыбы. Мясо потребляется чаще всего в варёном, а также в мороженом и копчёном виде. Традиц. лакомством являются молодые оленьи рога, предварительно опалённые над пламенем костра. Осенью и зимой широко используется строганина - нарезанная в виде длинных стружек мороженая рыба: нельма, муксун, щокур, сиг. Летом - сырая (свежепойманная) или же малосольная рыба. Повсеместно сохраняется приготовление впрок сушёной рыбы, известной под названием юкола. Прочно вошли в повседневную жизнь и покупные продукты.

Искусство Н. представлено меховой мозаикой - геом. орнаментом из кусочков белого и чёрного меха и цветного сукна, к-рым украшались верхняя одежда (преимущественно жен.), головные уборы и нек-рые предметы домашнего обихода (жен. сумки для хранения швейных принадлежностей и т. п.). Бытовала также орнаментальная резьба по дереву и кости, ею украшались рукоятки ножей, курительные трубки, костяные детали оленьей упряжи, колотушки для выбивания снега из меховых вещей и др. предметы. К западу от Печоры была распространена инкрустация по дереву оловом и свинцом.

Устное нар. творчество представлено героич. песнями (сюдбабц), сюжетными рассказами (ярабц), исполняемыми в форме песен, прозаич. произведениями (ист. предания), сказками (вадако или лахнаку), загадками. Очень распространённым жанром являлись лирич. песни-импровизации (хынбац).

В сов. время выросла ненец, интеллигенция: проф. поэты - Л. В. Лапцуй, И. А. Юганпелик, А. И. Пичков, П. И. Явтысый, прозаики - В. Н. Ледков, А. Ф. Канюков, Анна Неркагы, художники - И. К. (Тыко) Вылко, К. Панков. Композитор С. Н. Няруй, возглавляющий вокально-танцевальный ансамбль Сыра-Сэв (г. Салехард), является автором мн. песен на нац. сюжеты, хореогра-фич. сюиты "Рождение Ямала", балета "Синяя птица" и др.

В религ. верованиях господствовала вера в духов. Создателем всего живого на земле являлся Нум, обитавший на небе, хозяйкой земли была Я-миню, к-рая одновременно помогала женщинам при родах, дикими оленями распоряжался Илибем-пэртя, т. е. "дающий жизнь", "творец". Злое начало отождествлял Нга - владыка подземного мира, куда души умерших отправлялись после смерти. Своих духов-хозяев имели вода, огонь, ветер, а также разл. чем-либо выделяющиеся местности или предметы: сопки, урочища, рощи, отд. камни и деревья. Отправляясь на промысел (охоту или рыбную ловлю, особенно в начале пушного или неводного сезона), Н. приносили жертвы хозяевам леса или воды. Изображения этих хозяев - сядэи, выполненные из дерева, обычно стояли в священном месте. Для них забивались олени, оставлялись кусочки сукна, монеты и др. предметы.

В каждом чуме было свое изображение, которое помещалось в особом месте - шесте под названием симсы, расположенном за очагом. Между симсы и задней стенкой чума хранились антропоморфные деревянные или каменные изображения, призванные олицетворять умерших предков. Изображения нередко наряжались в миниатюрную одежду.

Роль посредников между духами и людьми выполняли шаманы - тадебя. Шаманский дар обычно передавался по наследству, переходя от отца к сыну. К шаману обращались в случае болезни, "неурожая" песцов в тундре, плохого улова рыбы. Непременными атрибутами шамана являлись костюм, снабжённый металлич. подвесками, бубен и колотушка. Обращаясь к духам, шаман стучал в бубен и пел. Иногда во время камлания он падал на землю и лежал без движения. Это означало, что его душа покинула тело и духи-помощники перенесли её на небо. Шаман обычно присутствовал на ритуале проводов умершего человека в загробный мир. Умершего выносили из чума не через дверь, а приподнимая полог чума возле того места, где он лежал. На кладбище убивали оленей, к-рые везли нарту с покойным, а все предметы, принадлежавшие ему при жизни (нарту, ружьё, топор - у мужчин, чашки и иную посуду, котёл, швейные принадлежности - у женщин), ломали и оставляли у могилы. Считалось, что в потустороннем мире они восстановятся и будут служить покойному. Тело умершего помещали в деревянный прямоугольный ящик головой на запад. Ящик ставили на поверхность земли. Рядом с могилой укрепляли в качестве шеста хорей с привязанным к нему колокольчиком, звон к-рого должен был отгонять от покойного злых духов. По возвращении с кладбища все участники похоронной процессии проходили ритуал очищения, посредством окуривания дымом от сожжённого на костре оленьего жира.

В совр. условиях значит, часть Н. (17,1%, 1989) проживает в городах и посёлках гор. типа, где они работают в промсти и сфере обслуживания.