РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ТАТАРЫ


ТАТАРЫ, татар (самоназв.). Численность в Российской Федерации 5522 тыс. чел. (1989). Т. - осн. нас. Татарии. Числ. в Татарии 1765,4 тыс. чел., Башкирии 1120,7 тыс. чел., Удмуртии 110,5 тыс. чел., Мордовии 47,3 тыс. чел., Марийской Респ. 43,8 тыс. чел., Чувашии 35,7 тыс. чел., а также в областях Волго-Уральского региона, Зап. и Вост. Сибири и на Дальнем Востоке; в Казахстане 327,9 тыс. чел., Узбекистане 467,8 тыс. чел., Таджикистане 72,2 тыс. чел., Киргизии 70,5 тыс. чел., Туркмении 39,2 тыс. чел., Азербайджане 28 тыс. чел., на Украине 86,9 тыс. чел., в Литве, Латвии и Эстонии ок. 14 тыс. чел. Общ. числ. 6648,7 тыс. чел.

Традиционная одежда.

Делятся на три осн. этнотеррито-риальные группы: Т. волго-уральские, Т. сиб. и Т. астраханские. Самыми многочисленными являются Т. волго-уральские, включающие субэтносы казанских Т., касимовских Т. и мишарей, а также субконфессиональную общность кряшен (крещеных Т.). Среди сиб. Т. выделяются тобольские, тарские, тюменские, барабинские и бухарские (этносословная гр. Т.); среди астраханских - юртовские, кундровские Т. и карагаши (в прошлом выделялись ещё Т. "трёх дворов" и Т. "смешные"). Самостоятельной этнич. общностью - особой этнич. группой золотоордынско-тюрк. этноса, исчезнувшего в результате этнич. и полит, процессов 15-16 вв., являлись до нач. 20 в. литовские Т. Эта группа, сохранившая благодаря исламу свою этнич. целостность, во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. переживала в определённой мере процесс интеграции в тат. этнич. общность (в т. ч. и в результате усиления взамен -"мусульманского" национального "татарского" самосознания).

Народно-разговорный яз. Т. делится на три диалекта: зап. (мишарский), средний (казанско-татарский) и восточный (сибирско-татарский). Астраханские Т. по языковым особенностям сохраняют определённую специфику: язык юртовских Т. возник в результате смешения ногайского яз. и диалектов волго-уральских Т.; карагашский яз. - в основе ногайский - испытал заметное воздействие тат. яз., но сохранил свои особенности. Тюрк. яз. литовских Т., по ряду признаков сближающийся с кып-чакскими диалектами крымских Т., перестал существовать ещё в 16 в. (литовские Т. перешли на белорусский яз., а к сер. 19 в. часть интеллигенции начала использовать польский и рус. яз.). Лит. тат. яз. сформировался на основе среднего (казанско-татарского) диалекта, но при заметном участии зап. (мишарского) диалекта. До сер. 19 в. функционировал старотат. лит. яз. (поволжские тюрки). Самый ранний из сохранившихся лит. памятников на стацотат. яз. - поэма Кул Гали "Кыйса-и Иосыф", написанная в 13 в. (автор погиб во время монг. завоевания 1236). Со 2-й пол. 19 в. начинается формирование совр. тат. нац. яз., завершившееся в нач. 20 в. Период с 1905 по 1917 является эпохой нац. возрождения Т., когда бурное развитие получило книгопечатание (Т. вышли в России на одно из первых мест в этой сфере), нац. периодика, театр и т. п.

Танцевальная группа.

Наиболее древняя письменность - тюрк, руника. Письменность с 10 в. по 1927 на основе араб, графики, с 1928 по 1939 - лат. (яналиф), с 1939/40 - рус. Верующие Т., за исключением небольшой группы кряшен (в т. ч. нагайбаков), к-рые были обращены в 16-18 вв. в православие, мусульмане-сунниты. Религ. центр Т.-мусульман находится в г. Уфе (Духовное управление мусульман Европ. части и Сибири, существует с 1789).

В прошлом у всех этнотерритор. групп Т. имелись и локальные этнонимы: у волго-уральских - м е с е л м а н, казанлы, болгар, ми-шэр, типтэр, керэшен, нагай-бэк, кэчим и др.; у астраханских - нуга и, карагаш, юрт т а-тарлары и пр.; у сибирских - с е-бер татарлары (себерэк), тоболлык, туралы, бараба, б о х а р л ы и т.д.; у литовских - мэслим, литва (липка), татарлары. Впервые этноним "Т." появился среди монг. и тюрк, племён в 6-9 вв., во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. он закрепился как общий этноним Т. В 13 в. в составе монголов, создавших Золотую Орду, находились покорённые ими племена (в т. ч. тюркские), называвшиеся "Т.". В 13-14 вв. в результате сложных этнич. процессов, происходивших в Золотой Орде, численно преобладавшие в этом гос-ве кыпчаки ассимилировали все остальные тюрко-монг. племена, но усвоили этноним "Т.". Европ. народы, русские и нек-рые кр. азиат, народы называли "Т." нас. Золотой Орды. В тат. ханствах, образовавшихся после распада Золотой Орды, татарами именовали себя знатные слои, военно-служилые группы и чиновничье сословие, состоявшие в осн. из золотоордынских Т. кыпчакско-ногайского происхождения. Именно они сыграли значит, роль в распространении этнонима "Г.". После падения ханств термин был перенесён и в среду простонародья. Этому способствовали и представления русских, именовавших всех жителей тат. ханств "Т.". Тем не менее, данный этноним закреплялся с трудом. Среди Т. волго-уральских он в 16 в. воспринимался ещё как имеющий уничижительный смысл. В условиях формирования этноса (2-я пол. 19 - нач. 20 вв.) у Т. начался процесс роста нац. самосознания и осознания своего единства. Происходившее в нар. среде объективные процессы были осознаны интеллигенцией, к-рая способствовала отказу от локальных самоназваний. При этом был выбран наиб, распространённый и объединяющий все группы Т. этноним. Ко времени переписи 1926 большинство Т. называли себя татарами.

Сабантуй.

В 1920 образована Тат. АССР (в составе РСФСР), к-рая в 1991 преобразована в Респ. Татарстан. Этнич. основу волго-уральских Т. составили болгары, создавшие в Среднем Поволжье (не позже нач. 10 в.) одно из ранних гос-в Вост. Европы - Волжско-Камскую Болгарию, просуществовавшую как самостоят, гос-во до 1236. Этнич. состав волжских болгар был неоднородным, и разные их группы прошли длительный путь развития. Кроме племени собственно болгар известны такие племена, как барсилы (берсилы), эсегелы (чигили), савиры (су-вары). Нек-рые из них находились в составе гуннов, позже хазар; чигили были частью карлуков. Существенную роль в этногенезе болгар сыграли угорские группы, в т. ч. проникшие из Приуралья в нач. 11 в. О разнообразии этнич. компонентов нас. Волжско-Камской Болгарии свидетельствуют и назв. таких городов, как Торческ (от торков) и Тухчин (предположительно от кыпчакского этнонима тухчи, нашедшего отражение и в половецком назв. племени токсоба - токсы оба). В зап. ареалах Волжско-Камской Болгарии жили буртасы, этнич. истоки к-рых не вполне ясны. В составе Волжско-Камской Болгарии из мн. плем. и постплем. формирований складывалась болгарская народность, в предмонг. время переживавшая процесс консолидации.

Включение её территорий в состав Золотой Орды привело к существенным этнопо-литическим изменениям. На месте бывшего независимого, государства было образовано одно из десяти адм. делений (иклим) Золотой Орды с главным центром в г. Булгаре. В 14-15 вв. на этой терр. известны отд. княжества с центрами в Наровчате (Мукшы), Булгаре, Джукетау и Казани. В 14-15 вв. в этнич. среду нас. этого региона проникли кыпчакизированные, в т. ч. ногайские, группы. Об этом свидетельствуют языковые, культурологические и др. материалы (например, наличие среди волго-уральских Т. таких родо-плем. назв., как конграт, мен, токсоба, буркут, кирает, алат, бадрак, катай, табын, кыр-гыз, кыпчак и др.). В 14 - сер. 16 вв. происходило оформление этнических общностей казанских, касимовских Т. и мишарей. Казанско-тат. народность сложилась в Казанском ханстве (1438-1552), являвшемся одним из значит, полит, центров Вост. Европы. Этнич. облик мишарей и касимовских Т. сформировался в зависимом от Московской Руси с сер. 15 в. Касимовском ханстве (просуществовало в сильно изменённом виде до 80-х гг. 17 в.). Мишари до сер. 16 в. переживали процесс становления самостоятельного этноса.

Касимовские Т., имевшие нек-рые этнич. особенности, являлись фактически социальной верхушкой Касимовского ханства и в этнич. отношении образовали группу, переходную между казанскими Т. и мишарями. Во 2-й пол. 16-18 вв. в результате массовых миграций Т. в Волго-Уральском регионе произошло дальнейшее сближение казанских, касимовских Т. и мишарей, что привело к сложению этноса волго-уральских Т. Астраханские Т. являются потомками золотоордынских групп (но, возможно, и нек-рых более ранних компонентов хазарского и кыпчакского происхождения). В 15-17 вв. это нас., жившее в Астраханском ханстве (1459- 1556), частично в Ногайской Орде и отд. ногайских княжествах (Большие и Малые Ногаи и др.), испытало сильное воздействие ногайцев. Среди астраханских Т. имеются и др. компоненты (отатаренные таты, индийцы, сред-неазиат. тюрки). С 18 в. усилилось этнич. взаимодействие астраханских Г. с волго-уральскими. В отд. группах астраханских Т. - в юртовских Т. и карагашах - различимы этнич. группы средневекового ногайского и золотоордынско-тюркского этносов.

Литовские Т. начали формироваться в конце 14 в., на терр. Великого княжества Литовского за счёт выходцев из Золотой Орды, позже из Большой и Ногайских Орд. У литовских Т. существовало вассальное Литве маленькое княжество jagoldai (возникло ок. 1438). Среди литовских Т. известны группы ряда племён (найман, ялаир, конграт, юшин-уйшин) и представители крупных кланов золотоордынского происхождения (барыны, мансуры и др.). Литовских Т. до 2-й пол. 19 в. можно рассматривать как этнич. группу средневекового золотоордынско-тюрк. этноса. Сиб. Т. сложились в осн. из этнич. групп кыпчакского и ногайско-кыпчакского происхождения, включивших в свой состав и ассимилированных ими угров (отсюда один из этнонимов сиб. Т. - иштэк-уштэк). О кыпчакско-ногайском компоненте сиб. Т. говорят такие этнонимы, как табын, катай, таз, найман, курдак (конграт), кирает, карагай, елан, токуз и др. Угорскими являются такие названия, как истяк, бикатин, юрма, уват, супра (в осн. топонимы). По разным причинам сиб. Т. не успели сложиться в достаточно консолидированный этнос. В 18 - нач. 20 вв. усилились этнич. контакты сиб. Т. с волго-уральскими.

Во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. в результате этнокультурных и демографич. процессов (раннее вхождение в состав Рус. гос-ва, близость этнич. территорий, миграция волго-уральских Т. в р-ны Астрахани и Зап. Сибири, языковое и культурно-бытовое сближение на основе этнич. смешения) происходила консолидация волго-уральских, астраханских и сиб. Т. в единый этнос. Одним из выражений этого процесса является усвоение всеми группами "общетатарского" самосознания. Среди части сиб. Т. бытовал этноним "бухарцы", астраханских - "ногайцы", "карагаши", у волго-уральских Т. по переписи 1926 Т. себя считали 88% тат. нас. Европ. части СССР. Остальные имели др. этнонимы (мишар, кряшен, в т. ч. часть из них - нагайбак, тептяр). Сохранение локальных наименований указывает на незавершённость консоли-дационных процессов среди Т., к-рые являются вполне сложившимся кр. этносом, хотя часть сиб. татар, нагайбаков и нек-рые др. группы продолжают выделять себя из состава остальных Т.

Татарка из фольклорной группы.

Все группы Т. имели достаточно развитую городскую жизнь в период существования самостоятельных гос. образований. После присоединения Казанского, Астраханского и Сибирского ханств к России городская прослойка Т. сократилась. В результате со-циально-экон. преобразований 18- 19 вв., особенно во 2-й пол. 19 в., урба-низационные процессы среди Т. начали интенсивно развиваться. В 18 - нач. 20 вв. числ. горожан в Волго-Уральском регионе увеличилась более чем в 77 раз. К кон. 19 в. из 240 тыс. Т.-горожан, проживающих в городах России (8,8% от общей числ. всего тат. нас.), ок. 160 тыс. (более 60%) составляли волго-уральские Т. В нач. 20 в. урбанизированность волго-уральских Т. составляла 4,9%. Большая часть горожан из числа волго-уральских Т. проживала в кр. городах Урало-Поволжья (в Казани, Уфе, Оренбурге, Самаре, Симбирске, Саратове, Нижнем Новгороде, Костроме, Пензе, Екатеринбурге, Перми, Челябинске, Троицке и др.).

Кроме того, представители этой же группы жили и в ряде городов Европ. части России (Москве, Санкт-Петербурге и т. д.), на Кавказе (в Баку), Ср. Азии и Зап. Сибири (общая числ. живших за пределами Волго-Уральского региона Т.-горожан в конце 19 в. составляла 50 тыс., а в нач. 20 в. - свыше 70 тыс. чел.). В Зап. Сибири урба-низационные процессы среди Т. развёртывались замедленными темпами. К тому же уже в кон. 19 в. свыше 2/3 Т.-горожан в Зап. Сибири были переселенцами из Волго-Уральского ареала. Высокая доля горожан среди астраханских Т. ещё в 18 в. объясняется тем, что нек-рые их населённые пункты находились в пригороде г. Астрахань и затем вошли в гор. черту. К нач. 20 в. подавляющее большинство тат. нас. Астрахани составляли переселенцы из р-нов расселения волго-уральских Т. У литовских Т. урбанизированность была весьма высокой: в 30-х гг. 19 в., в зависимости от губерний, в Минске, Новогрудке, Игумене, Слониме, Вильнюсе, Гродно, Ковно, Варшаве проживало от 8 до 42%, а в кон. 19 в. - почти половина литовских Т. В 1920-80-х гг. урбанизация Т. приобрела новые масштабы, переломным в урбанизационных процессах был период кон. 1950-60-х гг., когда более половины тат. нас. страны стало горожанами. В 1979-89-х гг. доля Т.-горожан выросла с 63 до 69%. В наст, время Т. явл. одним из самых урбанизированных народов России.

Фольклорная группа казанских татар.

Начиная со 2-й пол. 16 в. среди Т., особенно волго-уральских, происходили масштабные миграционные процессы. Пик переселений Т. из Ср. Поволжья пришёлся на 1-ю пол. 18 в. (усиление социально-экон. гнёта, преследования Т. на религиозной почве в период христианизации в 1-й половине 18 в. и т. д.). В результате переселений Т. из Ср. Поволжья на восток их числ. в Приуралье в сер. 18 в. достигла 89 тыс., а к кон. этого столетия - 219,2 тыс. чел. C/j волго-уральских Т.). К концу 19 в. в Приуралье, главным образом в сев.-зап. части, проживало более 1 млн. Т. В пореформенный период наиб, кр. волна переселений Т. из Волго-Уральского региона направилась через сев. и сев.-вост. Казахстан в Зап. Сибирь, а также Ср. Азию (в общей сложности это 94,3 тыс. чел. к кон. 19 в., в т. ч. 40,3 тыс. чел. - в Сибирь). Др. направлением миграций Т. из Урало-Поволжья были пром. р-ны Европ. части России и Кавказ. Волго-уральские Т. в 18 - нач. 20 вв. стали заметной частью тат. нас. Астраханского кр. и Зап. Сибири. В Астраханском кр. их доля в кон. 18 в. составила 13,2%, в 30-х гг. 19 в. - 17,4%, а в нач. 20 в. превысила V, общей числ. тат. нас. Нижнего Поволжья. В Зап. Сибири к кон. 19 в. Т.-переселенцы составляли 17% всех Т. Зап. Сибири. Весьма значит, изменения в размещении Т. произошли в 20 в. В 1920-30-х гг. абс. большинство Т. (в 1926 - 95,4%, в 1937 - 95,2%) жило ещё в Рос. Федерации. Наиб. кр. группа Т. за пределами Рос. Федерации в этот период проживала в Казахстане и Ср. Азии (118,7 тыс. в 1926 и 129 тыс. в 1939). Тат. нас. имелось и на Украине (особенно в Донбассе) и в Азербайджане (в Баку). К кон. 1950-х гг. числ. Т. вне пределов Российской Федерации резко возросла. Особенно значит, была группа в Казахстане и Ср. Азии (в 1959 - около 780 тыс. чел., включая и насильственно депортированных туда в 1944 крымских Т.). Рост числ. Т. в этом регионе объяснялся также миграцией в Казахстан в годы освоения целины и в целом увеличением оттока в Ср. Азию. В итоге, в 1970-80-х гг. в Ср. Азии и Казахстане сформировалась самая мно-гочисл. тат. диаспора. В 1970-80-е годы усилилась миграция Т. в Западную Сибирь - гл. образом в нефтедобывающие р-ны (за 1970-89 произошло трехкратное увеличение числ. Т., живущих в Тюменской обл.).

В основе традиц. х-ва волго-уральских Т. было пашенное земледелие. Агрокультура заметно различалась в разных природных зонах: в 19 - нач. 20 вв. в лесной и лесостепной полосе Поволжья, Прикамья и Приуралья господствовала паровая система земледелия в форме трехполья; выращивали: озимую рожь, овёс, ячмень, горох, чечевицу, просо (мишари), полбу. В качестве прядильных культур возделывали лён и коноплю. Пашни обрабатывали обычной для Вост. Европы двузубой сохой с перекладной полицей (сука); в степных р-нах сохранился традиц. для болгаро-тат. земледелия тяжёлый деревянный плуг - сабан. С сер. 19 в. преим. в Приуралье распространились усовершенствованные сохи - курашимка и др. Употреблялась также деревянная борона (тырма, себерке). Урожай убирали серпом (урак), в степных р-нах использовали косу (чалгы). Снопы на поле укладывали в клади, суслон и бэбке, крест (рус. заимствование), а также в традиц. для Т. чумэлэ, зур ат, дунгыз, на гумне урожай хранили в клади. Перед обмолотом снопы просушивали в срубном овине (буралы эвен) рус. типа или в традиц. овине - шише (шэш эвен). Обмолачивали цепом (субагач, цеп). Для помола зерна применялись водяные и ветряные стационарные мельницы (тегермэн), а также ручные жернова (кул тегермэн); для рушения на крупу - конные крупорушки (ат яргыч) и ступы (килэ)Г В степных юго-вост. р-нах Поволжья и Приуралья в агрокультуре Т. сохранились черты, присущие ранним этапам болгаро-тат. земледелия: залежно-переложная система; ведущее место на полях занимала яровая пшеница; практиковался сыромолот снопов лошадьми и т. п.

Животноводство - пастбищно-стойловое у волго-уральских Т. играло подчинённую роль. Держали кр. и мелкий рог. скот. Конину употребляли в пищу. Т.-кряшены разводили свиней. В степной зоне стада были значительными, а у Т. - оренбургских казаков и астраханских Т. животноводство по значению не уступало земледелию, причем напоминало экстенсивное полукочевое скотоводство: лошади и овцы нередко круглый год выпасались на подножном корму (тебеневали). Для Т. характерна особая любовь к лошади - наследие кочевого прошлого. Разводили домашнюю птицу - кур, гусей, уток, в последнее время - индеек. Второстепенную роль играло огородничество. Осн. огородным растением для большинства крестьян был картофель. В Юж. Приуралье и Астраханском крае важное значение имело бахчеводство. Традиц. для волго-уральских Т. было пчеловодство: прежде бортевое, в 19- 20 вв. - пасечное. Охота в недавнем прошлом как промысел существовала лишь у приуральских мишарей: на птицу и зверя ставили капканы и силки, охотились верхом на лошади, с собаками и ружьём. Рыболовство носило скорее любительский характер, а на р. Урал и, особенно у астраханских Т., имело промысловое значение.

Наряду с с. х-вом издавна важное значение имели разл. промыслы и ремёсла. Различались виды приработков: отходничество в р-ны предпринимательского земледелия - на жатву и т. п. и на фабрики, заводы, прииски, лесоповалы, в города. К таким промыслам особенно часто прибегали Т.-мишари и касимовские Т. Традиц., особенно для казан. Т., были разл. ремёсла: лесохимич. и деревообрабатывающие (рогожно-кулеткац-кий, бондарный, экипажный, плотницкий, столярный и т. п.). Обладали высоким мастерством в обработке кожи ("казанский сафьян", "болгарская юфть"), овчины, шерсти. На базе этих промыслов в Заказанье в 18-19 вв. возникли валяльно-войлочные, скорняжные, ткацкие, ичижные, золотошвейные мануфактуры, в 19 в. - кожевенные, суконные и др. заводы. Известны были также слесарный, ювелирный, кирпичный и др. кустарные промыслы. Мн. крестьяне ремеслом занимались в отходнической форме (портные, шерстобиты, красильщики, плотники).

Исконными для Т. были торговля и торгово-посреднич. деятельность. Т. практически монополизировали в крае мелочную торговлю; большинство прасолов-заготовителей также были Т. С 18 в. кр. торговцы у Т. главенствовали в операциях со Ср. Азией и Казахстаном.

У Т. существовали гор. и сел. поселения. Деревни (аул) в осн. располагались вдоль речной сети, немало было их при ключах, трактах, озёрах. Для Т. Пред-камья, части Приуралья характерны были селения малой и средней величины, расположенные в низинах, на склонах возвышенностей; в лесостепных и степных ареалах преобладали кр., раскинутые вширь аулы на ровной местности. Старые селения Т. Предкамья, основанные ещё во времена Казанского ханства, вплоть до кон. 19 - нач. 20 вв. сохраняли кучевую, гнездовую формы расселения, беспорядочную планировку, отличались теснотой застройки, неровностью и запутанностью улиц, зачастую кончавшихся неожиданными тупиками. В оформлении уличного плана нередко наблюдалось сосредоточение усадеб родственными группами, иногда наличие в одной усадьбе нескольких родственных семей. Сохранялась давняя традиция расположения жилищ в глубине двора, сплошная линия глухих уличных оград и т. д. В ареалах с лесостепным и степным ландшафтом селения большей частью имели очаговую форму расселения в виде разреженной сети одиночных обособленных поселений. Они характеризовались многодворностью, линейной, квартальной, упорядоченной уличной застройкой, расположением жилищ на линии улицы и т. д.

Внеш. облик поселений отражал этносоциальный статус нас. В центре аулов были сосредоточены усадьбы зажиточных крестьян, духовенства, торговцев, здесь же располагались мечеть, лавки, магазины, общественные хлебные амбары. В моноэтничных селениях могло быть неск. мечетей, а в полиэтничных помимо них сооружались и церкви. Кр. поселения зачастую являлись волостными центрами. В них проводились базары, ярмарки, имелись все необходимые для адм. функционирования здания. В селитебной черте селений иногда находились школы, производ. сооружения, пожарные сараи. На окраине селения располагались бани наземного или полуземляночного типа, мельницы. В лесных ареалах, как правило, околицы селений отводились под выгоны, обносились оградой, а на концах улиц ставились полевые ворота (басу капка).

Усадьбы разделялись на две части: передний, чистый двор, где располагались жилище, хранилища, скотные помещения, задний - огород с гумном. Здесь находились ток, овин-шиш, мякинник, иногда баня. Реже встречались однодворные усадьбы, а у богатых крестьян усадьбы, в к-рых средний двор целиком отводился под животноводческие постройки.

Наиб, старым, но редко сохранившимся планом двора являлся беспорядочный, с раздельным расположением жилых и хоз. сооружений, а преобладающим - дворы, застроенные сгруппированными постройками "П"-, "Г"-образной, однорядной, двухрядной планировочными формами. Типичным обликом усадеб являлось размещение ворот в середине передней линии двора. Одна из сторон усадьбы занималась жилищем, др. - хранилищем (клетью, амбаром, кладовой), а в нек-рых селениях периферийных ареалов - летней кухней (алачык). Спецификой Т. ми-шарских селений Окского басе, являлось расположение хранилищ вне усадьбы - вдоль улиц. Осн. строит, материал - дерево. Преобладала срубная техника стр-ва. Отмечалось и возведение жилых построек из глины, кирпича, камня, самана, плетня. Избы были наземные или на фундаменте, подклети. Преобладал двухкамерный тип - изба - сени, местами бытовали пятистенки, избы с прирубом. Зажиточные крест, семьи строили трёхкамерные избы со связью (изба - сени - изба). В лесных р-нах преобладали избы, соединённые через сени с клетью, жилища крестообразного плана, "круглые" дома, крестовики и изредка построенные по гор. образцам многокамерные дома. Волго-Ураль-скими Т. было освоено и стр-во жилищ вертик. развития, также в осн. отмечаемые в лесной зоне. В их число входили дома с полуподвальным жилым этажом, двух-, изредка трехэтажные. Последние, построенные по традиц. крестообразному плану, с мезонинами, девичьими комнатами (айванами) представляли специфику сел. зодчества казан. Т. Состоятельные крестьяне ставили жилые срубы на каменные, кирпичные кладовые, размещали в нижнем этаже лавки, магазины.

Кровля стропильной конструкции, двускатной, местами четырёхскатной форм. При бесстропильной конструкции в лесных р-нах применялась самцовая, а в степных - покрытие накатом из брёвен, жердей. Территор. различия наблюдались и в материале покрытия кровли: в лесной зоне - тёс, иногда применялась дранка, в лесостепной - солома, луб, степной - глина, камыш. Внутр. планировка северно-среднерус, типа. В отд. р-нах лесной и степной зон иногда использовался вост. вариант южнорус. плана, изредка встречался план с обратным направлением устья печи (к входу) и редко у Т.-мишарей Окского басе. - западнорус. планировка.

Традиц. черты интерьера избы - свободное расположение печи у входа, почётного места "тур" в сер. нар (сэке), поставленных вдоль передней стены. Лишь у Т.-кряшен "тур" помещался по диагонали от печи в переднем углу. Площадь избы по линии печи разделялась перегородкой или занавесью на жен. - кухонную и муж. - гостевую половины. Отопление осуществлялось печью с топкой "по-белому" и лишь в редких избах Т.-мишарей сохранились печи без труб. Хлебопекарные печи возводились глинобитными и из кирпича, различались отсутствием или наличием котла, способом его укрепления - подвесным (у отд. групп Т.-мишарей Окского бас.), вмазанным и т. д.

Интерьер жилища представлен длинными нарами, являвшимися универсальной мебелью: на них отдыхали, ели, работали. В сев. ареалах и особенно у Т.-мишарей применялись укороченные нары, сочетавшиеся с лавками, столами. Локальное же применение у последних имели потьмар, коник, а в ряде ареалов - полати, широкие дощатые полки; у казан. Т. составленные из шестков и укреплённые над дверью или вдоль стен полки, на к-рых хранились постельные принадлежности (в дневное время они складывались на сундуке или на спец. подставке, поставленных на нарах). Для сна использовались и деревянные кровати, помещавшиеся в углу у входа.

Стены, простенки, углы, навершия и т. д. декорировались матерчатыми украшениями с ярким цветовым колоритом, ткаными и вышитыми полотенцами, салфетками, молитвенниками. Спальные места огораживались занавесью (чаршау), пологом (чыбылдык). Вдоль матицы, по верхнему периметру стен навешивались подзоры (кашага). Наряд избы дополнялся навешанной на перегородку или полки праздничной одеждой, настланными на нары и на полу войлочными и безворсовыми коврами, дорожками и т. д.

Архит. декоратив. оформление жилищ сохранилось в селениях казан. Т. р-нов Заказанья: старинные постройки, двух- и трехэтажные байские дима, украшенные резным и накладным орнаментом, архитектурно-декорат. деталями - колонками с ордерами, пилястрами, стрельчатыми и килевидными фронтонными нишами, лёгкими верандами, галереями. Дополнит, архит. выразительность жилищу придавало устройство на фронтонной нише декорат. балкончиков, оформленных фигурными столбиками, решеткой. В декори-ровке отд. архит. элементов срубного жилища казан. Т. искусно сочеталась древняя техника трехгранно-выемчатой резьбы с накладной контурной, пропильной и отчасти глухой резьбой. Ими особо вычурно оформлялись наличники, плоскость фронтона, карниза, причелины. Резные орнаменты присутствовали в деталях крыльца, полотнища и столбах ворот, верхней решетке глухих заборов перед домом. Мотивы резных узоров составлялись из набора растительных и геометрич. фигур в виде розеток, пальметок, ромбов, витого жгута, солнечного сияния. Встречались и зооморфные мотивы, составленные из стилизованного изображения птиц, голов животных. Резная декорировка архит. частей сочеталась с полихромной раскраской контрастных цветов: бело-голубой, зелено-голубой и т. д. Ею же покрывались обшитые плоскости стен, углов. Жилища Т.-мишарей не отличались особой пышностью декора. Накладная пропильная резьба больше использовалась в сев. р-нах Окского бас. Здесь же получило развитие оформление навершия кровли, печных труб, водостоков узорами просечного железа. Наиболее простой внеш. облик имели избы Т. смежных, отчасти и южных местностей лесостепной зон: обмазанные стены покрывали побелкой и на чистой поверхности стен выделялись небольшие проёмы окон без наличников, но большей частью снабжённые ставнями.

В кон. 19 - нач. 20 вв. для изготовления одежды у казан. Т. использовались ткани фабричного произ-ва (особенно у горожан); у Т. - мишарей и кряшен наряду с покупными материалами - и ткань домашнего произ-ва (холст, сукно). Нижней одеждой мужчин и женщин служили широкая и длинная рубаха туникообразного покроя (кул-мэк) и широкие свободного покроя штаны (т. н. "штаны с широким шагом"). Жен. рубаха украшалась воланами и мелкими сборками, нагрудная часть дугообразно оформлялась аппликацией, рюшами либо спец. нагрудным украшением изу (особенно у казан. Т.). В оформлении муж. и жен. рубах кроме аппликации нередко использовалась тамбурная вышивка (цветочно-растит. орнамент) и художественное ткачество (1 сом. орнамент).

Верхняя одежда Т. была распашной со сплошной приталенной спинкой. Поверх рубахи надевали безрукавный (или с коротким рукавом) камзол. Жен. камзолы шили из цветного, чаще однотонного бархата и украшали по бортам и низу позументной тесьмой, мехом. Поверх камзола мужчины носили длинный просторный халат (жилэн) с небольшим шалевым воротником. Его шили из фабричной однотонной или полосатой (чаще тяжёлой полушёлковой) ткани и подпоясывали кушаком. В холодное время года носили бешметы, чикмени, крытые либо дублёные шубы.

Головной убор мужчин (кроме кряшен) - четырёхклинная, полусферической формы тюбетейка (тубэтэй) или в виде усечённого конуса (кэлэпуш). Праздничная бархатная позументная тюбетейка вышивалась тамбурной, гладьевой (чаще золотошвейной) вышивкой. Поверх тюбетейки (а женщины - покрывала) в холодное время надевали полусферическую или цилиндрическую меховую или просто стёганую шапку (бурек), а летом войлочную с опущенными полями шляпу.

Жен. шапочка - калфак, вышитая жемчугом, мелкой позолоченной монетой, золотошвейной гладью и др., была распространена у всех групп Т. кроме кряшен. Шапочка - кашпау, обшитая серебряными монетами, бытовала у лямбирских мишарей, вышитые тамбуром покрывала - эрпэк - у казан. Т., полотенцеобразные тастары - у мишарей, касимовских Т., самобытные покрывала - сурэкэ, тугэрэк яулык характерны для кряшен. Женщины и девушки заплетали волосы в две косы, гладко, на прямой пробор; только кря-шенки убирали их короной вокруг головы наподобие рус. женщин.

Жен. украшения казан. Т. - крупные миндалевидные серьги (алка), подвески к косам (чулпы), нагрудное украшение - воротниковая застёжка с подвесками (яка-чылбыры), перевязь (хаситэ), эффектные широкие браслеты и пр., при изготовлении к-рых ювелиры применяли скань (плоскую и "татарскую" бугорчатую), зернение, чеканку, литьё, гравировку, чернение, инкрустацию драгоценными камнями и самоцветами. В с. местности (особенно у мишарей и кряшен) при изготовлении украшений широко использовались серебряные монеты.

Традиц. обувь - кожаные ичиги и башмаки с мягкой и жёсткой подошвой, нередко сшитые из цветной кожи. Праздничные жен. ичиги и башмачки были орнаментированы в стиле многоцветной кожаной мозаики, т. н. "казанские сапожки". Рабочей обувью служили лапти тат. образца (татар чабата): с пря-моплетёной головкой и низкими бортиками. Их надевали с белыми суконными чулками (тула оек).

Основу питания составляла мясо-молоч. и растит, пища - супы, заправленные кусочками теста (чумар, токмач), каши, хлеб из кислого теста, лепёшки (кабартма), блины (коймак). Нац. кушанье - бэлеш с разнообразной начинкой, чаще из мяса, нарезанного кусочками и смешанного с пшеном, рисом или картофелем, у нек-рых групп - в виде блюда, готовящегося в горшке; сдоба из пресного теста широко представлена в виде бавырсака, кош теле, чэк-чэк (свадебное блюдо). Из конины (любимое мясо мн. групп) готовили вяленую колбасу (казылык). Лакомством считался вяленый гусь (приносили в виде подарка во время праздников). Молоч. продукты - катык (особый вид кислого молока), сметана (сэт эсте, каймак), сэзмэ, эремчек, корт (разновидности творога) и др. Нек-рые группы готовили разновидности сыра. Напитки - чай, айран - смесь катыка с водой (летний напиток). Во время свадьбы подавали ширбэт - напиток из фруктов и растворённого в воде мёда. Сохранились нек-рые ритуальные блюда - элбэ (жареная сладкая мука), мёд, смешанный с маслом (бал-май), - свадебное блюдо и др. Сиб. и астрах. Т. более широко употребляют рыбу.

У волго-уральских Т. следов родо-плем. деления не сохранилось. У астрах. Т. нек-рые пережитки такого деления имелись, но к нач. 20 в. были сильно трансформированными. У сиб. и литов. Т. существование нек-рых родоплем. подразделений можно установить по источникам. Преобладала малая семья, хотя в глухих лесных р-нах до нач. 20 в. существовали и большие семьи из 3-4 поколений. Семья была основана на патриархальных принципах, существовало избегание женщинами мужчин, нек-рые элементы жен. затворничества. Браки совершались в осн. по сватовству, хотя были браки убегом и случались похищения девушек.

В свадебных обрядах, несмотря на локальные различия, имелись общие моменты, составляющие специфику тат. свадьбы. В предсвадебный период, во время сватовства, сговора, помолвки стороны договаривались о количестве и качестве даров, к-рыми сторона жениха должна была одаривать сторону невесты, т. е. о калыме (калын, калын малы); количество приданого невесты (бирнэ) особо не оговаривалось. Осн. свадебные обряды, в т. ч. религ. обряд бракосочетания, сопровождаемый особым застольем (никах туй), но без участия молодых, проводились в доме невесты. Молодая оставалась здесь до уплаты калыма (в виде денег и одежды для девушки, продуктов для проведения свадьбы). В это время молодой посещал свою жену по четвергам раз в неделю (кияулэп йеру). Переезд молодой в дом мужа иногда затягивался до рождения ребёнка и обставлялся множеством обрядов. Специфич. особенностью свадебных застолий казан. Т. являлось раздельное их проведение для мужчин и женщин (иногда в разных помещениях). У др. групп Т. это разделение было не столь строгим, а у кряшен вообще отсутствовало. У кряшен и мишарей бытовали спец. свадеб, песни, у мишарей существовало свадеб, причитание невесты. Во мн. р-нах свадьба проходила либо вообще без спиртных напитков, либо употребление их было незначительным.

Праздничная культура Т. включала в себя как религ., так и светские праздники, приуроченные к определённому времени с.-х. цикла. Мусульм. праздники, являясь обязательными, были массовыми. Наиб, значит, из них были посвящённые жертвоприношению - Корбан гаете, окончанию 30-дневного поста - Ураза гаете, дню рождения пророка Мухаммеда - Мэулид. Их обрядовая сторона заключалась в коллективном утреннем богослужении в мечети с участием муж. нас. В домах устраивались семейные торжества в кругу родственников.

Народные праздники, как доисламские, так и более позднего происхождения, развивались, продолж. бытовать и после распространения ислама, появившегося на терр. Ср. Поволжья в 10 в. Среди казан. Т. весной, до сева праздновали сабантуй. Он не имел не только точной календарной даты, но и определенного (установленного) дня недели. Всё зависело от погодных условий года, интенсивности таяния снега и. < оответствен-но, степени готовности почвы к севу яровых культур. Деревни одной округи праздновали в определённой очередности. Кульминацию праздника составлял мэйдан - состязания в беге, прыжках, нац. борьбе - керэш и конные скачки, предваряемые подворным сбором подарков для одаривания победителей. Кроме того, праздник включал в себя ряд обрядов, детских, юношеских забав, составляющих его подготовительную часть - карга (дэрэ, зэрэ) боткасы - коллемииное угощение кашей, приготовленной из собранных продуктов. Её готовили в большом котле на лугах или на пригорке. В угощении и проводимых там играх участвовали все деревенские ребятишки. Обязательным элементом сабантуя был сбор детьми крашеных яиц, к-рые готовила каждая хозяйка. Проводили его до сбора подарков, рано утром. Сбор продолжался 2-3 часа, затем дети высыпали на улицу, и там начинались разл. игры с собранными яичками.

Праздник казан, татар - джиен проводился поочерёдно группой деревень в строго фиксированное для них время, начиная с кон. мая - нач. июня, в течение 4-6 недель, до нач. сенокоса, жатвы. Продолжительность праздничного времени в каждом случае от 3-4 до 5 дней отведенной недели. Бытовало два варианта празднования. Общие моменты: приём гостей из др. деревень, празднующих свой джиен не в эту неделю, гостевание, проводимое по установленному гостевому этикету; своеобразные молодёжные гуляния и игрища, устраиваемые на лугах днём и вечером во все праздничные дни; переезд молодушек (яшь килен) на постоянное место жительства - в дом мужа. В особое праздничное время превращался период установления холодов - в деревнях проводили девичьи помочи по обработке заколотых гусей - каз емэсе. Ощипывание гусей проводили в доме. Затем обработанных гусей на коромыслах несли к роднику, чтобы промыть ключевой водой. Как правило, девушек сопровождали юноши с гармонистом. Хозяйка для работниц готовила угощение, после к-рого проводились игрища - уен.

В деревнях мишарей не праздновали сабантуй и джиен, но до сева (в дни Пасхи) дети также собирали крашеные яйца и устраивали игры с ними (кызыл йомырка кене - "День красного яйца"). Летом проводился обряд пожелания благополучия, хорошего урожая, сопровождаемый общественным жертвоприношением и коллективным угощением. Жертвенные животные (овцы, телёнок, бык, корова) покупались на средства, собранные у нас. Обряд проводился в определённом месте - в поле либо возле старинного кладбища: мужчины резали, освежёвывали жертвенное животное и тут же готовили в нескольких больших котлах густой суп - отваривали мясо, затем в этот бульон опускали крупы (пшено, полбу, гречиху), картошку, собранные также подворно. На угощенье, предваряемое коллективным молением, в к-ром участвовали мужчины старшего возраста, собирались все жители аула. Молодежь устраивала игрища. В новогодние дни - нардуган (роштва) в домах проводились игрища девушек, сопровождаемые разл. гаданиями.

Крещёные Т. отмечали праздники христ. календаря, в к-рых наблюдались элементы традиц. нар. праздников казан. Т. Так, в пасхальные дни (до сева) проводился сабантуй, в нек-рых деревнях под назв. серэн, шыйлык. Летний праздник кряшен, несмотря на то, что был приурочен ко времени одного из праздников христ. календаря, по форме напоминал тот или иной вариант джиена.

В сов. время традиц. система праздничной культуры претерпела существенные изменения. Летний праздник джиен был постепенно заменён унифи-цир. формой праздника сабантуй, к-рый проводился приблизительно в одни сроки по всей республике после завершения сева. В наст, время сабантуй повсеместно отмечают летом, после завершения весенних полевых работ. Характерно отношение к нему как к нац. празднику, проявившееся в том, что его стали отмечать и те группы Т., к-рые в прошлом его не праздновали.

С 1992 два религ. праздника - Кур-бан байрам (мусульм.) и Рождество (христ.) включены в офиц. празднич. календарь Татарстана. В устном нар. творчестве Т. представлены эпос (у сиб. Т.), сказки, легенды, байты, песни, загадки, пословицы и поговорки. Сохранился эпос об Идегее, имеющийся у мн. тюрк, народов. Тат. музыка построена на пентатонике, близка к музыке др. тюрк, народов. Муз. инструменты: гармонь-тальянка, курай (типа флейты), кубыз (губной варган, возможно, проник через угров), скрипка, у кряшен - гусли.

Нац. интеллигенция сформировалась еще в дореволюц. период, но понесла огромный урон, в т. ч. в 1920-1930-х гг. Профессиональная культура имеет тесную связь с нар. творчеством. Значит, развития достигли нац. лит-pa, музыка, театр, наука. Развито прикладное орнаментальное иск-во (золотое шитьё, вышивка тамбуром, кожаная мозаика, ювелирная техника - скань, гравировка, чеканка, штамповка, резьба по камню, дереву). Вышивка, мозаика по коже, ювелирное дело, графика существуют на профессиональной основе.