РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ТУВИНЦЫ


ТУВИНЦЫ, т ы в а (самоназв.), сойоты, сойоны, урянхайцы (устар. назв.), т а н н у - Т. (устар. назв. Т., населявших Туву, в отличие от Т., живших за её пределами). Численность в Рос. Федерации 206,2 тыс. чел. Т. - коренное нас. Тувы, числ. в Туве 198,4 тыс. чел. Живут также в Монголии (25 тыс. чел.), Китае (3 тыс. чел., в Синьцзян-Уйгурском авт. р-не). Общ. числ. 235 тыс. чел. Т. делятся на за падных (горно-степные р-ны зап., центр, и юж. Тувы) и восточных, или Т.- тоджинцев (горно-таёжная часть сев.- вост. и юго-вост. Тувы). Т.-тоджинцы составляют ок. 5% всех Т. Говорят на тувинском яз. Имеет диалекты: центр., зап., юго-вост., сев.-вост. (тоджинский). Письменность на русской графичес кой основе. Верующие Т. в основном буддисты-ламаисты, сохраняются также добуддийские культы, шаманизм.

Древнейшие предки Т. - тюркоязычные племена Центр. Азии, проникшие на терр. совр. Тувы не позднее сер. 1-го тыс. и смешавшиеся здесь с кето-язычными, самодиискоязычными и, возможно, индоевропейскими племенами. Многие особенности традиц. культуры Т. восходят к эпохе ранних кочевников, когда на территории современной Тувы и сопредельных районов Саяно-Алтая обитали сакские племена (8-3 вв. до н. э.). Их влияние прослеживается в материальной культуре (в формах утвари, одежды и особенно в декоративно-прикладном искусстве). В условиях экспансии хунну в кон. 1-го тыс. до н. э. в степные р-ны Тувы вторглись новые скотоводческие кочевые племена, в основной массе отличавшиеся от местного населения скифского времени, но достаточно близкие культурно и, вероятно, этнически хунну Центр. Азии. К этому времени восходит много элементов традиц. материальной культуры Т. (напр., формы деревянной утвари).

Солистка народного ансамбля.

Существенное влияние на этногенез Т. оказали тюрк, племена, расселившиеся в тувин. степях. В сер. 8 в. тюркояз. уйгуры, создавшие в Центр. Азии мощный племенной союз - Уйгурский каганат, сокрушили Тюркский каганат, завоевав его территории, включая Туву. Часть уйгурских племён, постепенно смешавшись с местными племенами, оказала решающее влияние на формирование их языка. Потомки уйгуров-завоевателей жили в зап. Туве вплоть до 20 в. (возможно, к ним относятся нек-рые родовые группы, населяющие юго-вост. и сев.-зап. Туву).

Енисейские кыргызы, населявшие Минусинскую котловину, в 9 в. подчинили уйгуров. Позднее проникшие в Туву племена кыргызов полностью ассимилировались в среде местного населения (возможно, родо-племенная группа Т.-кыргысов, к-рая населяет юго-вост. и юж. регионы респ., является потомком енисейских кыргызов, переселившихся в Туву в 9 в.). В 13-14 вв. в Туву переселились несколько монг. племён, постепенно ассимилированных местным нас. Под воздействием монг. элемента складывается характерный и для совр. Т. центральноазиат. монголоидный расовый тип. В кон. 1-го тыс. н. э. в горно-таёжную вост. часть Тувы - в Саяны (нынешний Тоджинский р-н), заселённые ранее самодийскими, кетоязычными и, возможно, тунгусскими племенами, проникли тюркояз. племена туба (дубо в кит. источниках), родственные уйгурам. К 19 в. все нетюрк, обитатели Вост. Тувы были полностью тюркизированы, а этноним туба (тыва) стал общим самоназв. всех Т. С кон. 16 в. Тува находилась в составе монг. гос-ва алтынханов, просуществовавшего до 2-й пол. 17 в. В сер. 18 в. Тува была подчинена маньчжурской династией Китая, управлявшей Тувой до 1911. В этот период завершилось сложение тувинского этноса. В 1914 Тува (рус. назв. - Урянхайский край) была принята под протекторат России. 14 авг. 1921 была провозглашена Народная Республика Танну-Тува. С 1926 она стала наз. Тувинской Нар. Республикой. 13 окт. 1944 респ. была включена в Рос. Федерацию как авт. обл., в 1961 была преобразована в Тув. АССР, с 1991 - Респ. Тува, с 1993 - Респ. Тыва.

Пожилая женщина. Внутреннее убранство юрты.

Традиц. занятия зап. и вост. Т. существенно различались. Основу хозяйства зап. Т. вплоть до середины 20 в. составляло кочевое скотоводство. Разводили мелкий и крупный рогатый скот, в т. ч. яков (в высокогорных р-нах на 3. и Ю.-В. респ.), а также лошадей и верблюдов. В течение года совершалось 3-4 перекочёвки (их протяжённость составляла от 5 до 17 км). Летние пастбища располагались преимущественно в долинах рек, зимние - на склонах гор. Подсобное значение имело пашенное земледелие. Оно было почти исключительно ирригационным с самотёчным способом орошения. Пахали деревянной сохой типа однозубого рала, позднее (гл. обр. с нач. 20 в.) и железным плугом. Бороновали связанными кустами караганника. Основной тягловой силой служил вол, реже - лошадь. Высевали просо и ячмень.

Часть муж. нас. занималась также охотничьим промыслом. Наряду с ружьями (до 20 в. - кремневые с сошками) использовали также самострелы, к-рые устанавливали на звериных тропах. Рыболовством занимались преимущественно в бедных семьях. Рыбу ловили сетью, крючками, лучили острогой; знали подлёдный лов. Существенную роль, особенно для малообеспеченных хозяйств, играло собирательство луковиц и корней дикорастущих растений, среди которых важное значение имели сарана и кан-дык. Были развиты ремёсла (кузнечное, столярное, шорное и др.), обеспечивавшие произ-во утвари, одежды, украшений, деталей жилища и др. К нач. 20 в. в Туве насчитывалось свыше 500 кузнецов-ювелиров, работавших гл. обр. на заказ. Почти в каждой семье изготовляли из войлока покрытие юрты, коврики и матрацы.

В семейном кругу.

На формирование декоративно-прикладного иск-ва зап. Т. оказали значительное влияние худ. традиции древних тюрков, средневековых монголов, а также кит. нар. иск-во. В орнаментальных композициях использовалось более ста осн. мотивов. В декорировке деревянной утвари сохранялись очень древние геометрич. мотивы, в изделиях из кожи - декоративные композиции, восходящие к скифскому времени.

После проведения коллективизации и перехода на оседлость сел. нас. живёт в новых посёлках, работает преимущественно в комплексных х-вах с преобладанием отгонного скотоводства и ирри-гац. земледелия. Зерновые культуры, характерные для старой Тувы, - просо и ячмень - уступили место высокосортной пшенице. В личных хозяйствах всё большее значение приобретает огородничество.

Традиционные занятия вост. Т.-тоджинцев, кочевавших в горной тайге Вост. Саян, существенно отличались от зап. Т. и базировались на охоте и оленеводстве. Охота на диких копытных должна была обеспечить мясом и шкурами семью в течение всего года, а промысел пушных носил преимущественно товарный характер и вёлся поздней осенью и зимой (основные объекты охоты: марал, косуля, лось, дикий олень, соболь, белка). Наряду с кремневыми ружьями с сошкой, к-рыми пользовались ещё в нач. 20 в., широко применялись самострелы. Вплоть до кон. 19 в. охотники ещё использовали луки со стрелами с тупыми деревянными или костяными наконечниками и свистункой, к-рая, издавая при полёте резкий звук, пугала белку, заставляя её опуститься вниз по дереву ближе к охотнику. Широко практиковались облавные охоты, с применением засек. Рыболовство имело гораздо меньшее значение, чем охота.

Город Кызыл.

Древнейшим и важным видом хоз. занятий охотников-оленеводов Тоджи было собирательство, в особенности луковиц сараны, запасы к-рой достигали в семье ста и более кг. Их высушивали и хранили во вьючных кожаных сумах. Сарану собирали обычно женщины. Собирали и кедровые орехи. В домашнем производстве основными были обработка шкур и выработка кож, выделка бересты, служивших материалом для изготовления одежды, утвари и покрышек чума, изготовления ремней. Было известно кузнечное дело, к-рое сочетали со столярным. В отличие от декоративного искусства зап. Т., для орнаментики восточных Т. было характерно преобладание мелких геометрических узоров - зигзага, пунктира, косых линий и др.

Осн. жилищем зап. Т. служила юрта. Она была круглой в плане, имела разборный, легко складываемый решётчатый остов из деревянных планок, скрепляемых кожаными ремешками. В верх, части юрты укреплялся на палках деревянный обруч, над к-рым находилось дымовое отверстие, служившее одновременно и окном (свето-дымовое отверстие). Юрту покрывали войлочными полстями и так же, как и остов, скрепляли шерстяными поясами. Дверь делали либо деревянной, либо ею служил кусок войлока, обычно декорированный стёжкой. В центре юрты помещался очаг. В юрте находились парные деревянные сундуки, передние стенки к-рых были обычно декорированы расписным орнаментом. Правая часть юрты (по отношению к входу) считалась женской, левая - мужской. Пол покрывают узорные стеганые войлочные коврики.

Помимо юрты зап. Т. использовали в качестве жилища также чум, который крыли войлочными полстями. По переписи 1931, у зап. Т. отмечено 12 884 юрты и лишь 936 чумов, к-рые были характерны лишь для бедняков. Кочевые стойбища - залы зап. Т. состояли в зимнее время не более чем из трёх-пяти юрт (чумов). В летнее время кочевые стойбища могли включать и несколько залов.

Традиц. жилищем вост. Т.-оленеводов (тоджинцев) служил чум, к-рый имел остов из наклонно поставленных шестов. Его крыли в летне-осеннее время берестяными полстями, а зимой - полстями, сшитыми из лосиных шкур. При перекочёвках перевозили лишь полсти. В период перехода к оседлости во вновь создаваемых колхозных посёлках многие тоджинцы сооружали постоянные чумы, которые крыли кусками лиственничной коры. Кроме того, в период перехода к оседлости, во вновь создаваемых колхозных посёлках большое распространение получили до начала застройки типовыми домами лёгкие четырёх-, пяти- и шестиугольные каркасные постройки. Основу их конструкции составляли четыре вкопанные в землю опорные стойки, кровля имела дарбазную конструкцию либо была плоской. Стены из вертикальных жердей и кровлю крыли корой лиственницы. Кроме того, у тоджинских скотоводов с кон. 19 в. начинают использовать в качестве жилища также пяти- и шестиугольные юртообразные срубы, но число их было невелико. Хоз. постройки зап. Т. были преимущественно в виде четырёхугольных загонов (из жердей) для скота. В нач. 20 в. под влиянием рус. крестьян-переселенцев в зап. и центр. Туве начали сооружать срубные амбары для хранения зерна вблизи зимников.

Олень. Камень. Работа тувинского мастера.

Традиц. одежду, включая обувь, изготовляли из шкур и кож, преимущественно домашних, а также диких животных, из различных тканей и войлока. Распространены были такие ткани, как бязь, далемба, чесуча, а также плис - хлопчатобумажный бархат. Одежда подразделялась на весенне-летнюю и осенне-зимнюю. Она различалась и по назначению: повседневную, промысловую, культовую, праздничную, спортивную. Наплечная одежда была тунико-образной распашной. Характерной чертой верхней одежды - халата - был ступенчатый вырез в верхней части левой полы и длинные рукава с обшлагами, опускавшимися ниже кистей рук. Излюбленные цвета ткани - фиолетовый, синий, желтый, красный, зелёный. Зимой носили длиннополые шубы с застёжкой на правом боку и стоячим воротником, к-рую иногда покрывали цветной тканью. Весной и осенью носили шубы из овчины с коротко подстриженной шерстью. Летней одеждой служил длиннополый матерчатый халат. Как зимнюю праздничную одежду использовали малоношеную шубу из шкур подросших ягнят, покрытую цветной тканью, нередко шёлковой. Летом это был халат, сшитый из цветной ткани (предпочтительно синей или вишнёвой). Полы, ворот, обшлага обшивали несколькими рядами полосок цветной ткани разл. цветов, а воротник прошивали т. обр., чтобы швы образовывали ромбич. клетки, меандр, зигзаг или волнистые линии.

Традиционная обувь.

Промысловая одежда была того же кроя, но более лёгкой и короткой. В непогоду надевали дождевики либо из тонкого войлока, либо из сукна. Одним из наиболее распространённых головных уборов мужчин и женщин была овчинная шапка с широким куполообразным верхом с наушниками, к-рые завязывались на затылке, и назатыльником, прикрывавшим шею. Носили также просторные войлочные капюшоны с удлинённым выступом, опускавшимся на затылок. Шили также шапки из овчины, шкуры рыси или ягнёнка, к-рые имели высокую тулью, обшитую цветной тканью. Тулью охватывали стоячие, разрезанные сзади поля, также покрытые мехом, обычно чёрного цвета. К верхней части шапки пришивали шишечку в виде плетёного узла. от неё вниз опускалось несколько красных лент. Носили также меховые капоры. Своеобразными были женские свадебные головные уборы. Один из них состоял из округлой шапочки, прикрывавшей голову, и широкого платка, опускавшегося на спину и плечи. Существовала также специальная свадеоная накидка на голову и плечи.

Кожаный сосуд и ритуальная ложка.

Обувь носили в основном двух типов. Кожаные сапоги кадыг идик с характерным загнутым и заострённым мысом, многослойной войлочно-кожаной подошвой. Голенища выкраивали из сыромятной кожи крупного рогатого скота. Праздничные сапоги нередко декорировали цветными аппликациями. В отличие от кадыг идиков, покрой мягких сапог чымчак идик имел мягкую подошву из кожи коровы без загиба мыса и голенища из обработанной кожи домашней козы. Зимой носили в сапогах войлочные чулки (ук) с вшитыми подошвами. Верхнюю часть чулок украшали орнаментальными вышивками.

Одежда вост. Т.-оленеводов имела ряд существенных особенностей. Летом излюбленной наплечной одеждой служил хаш тон, который выкраивали из изношенных оленьих шкур или осенней косульей ровдуги. Он имел прямой покрой, расширявшийся в подоле, прямые рукава с глубокими прямоугольными проймами. Существовал и другой покрой - стан выкраивали из одной цельной шкуры, перекинутой через голову и как бы обёрнутой вокруг туловища. Головные уборы капорообраз-ного покроя шили из шкур с голов диких животных. Иногда пользовались головными уборами, сшитыми из утиной кожи и перьев. Поздней осенью и зимой пользовались камусовыми унтами мехом наружу (бышкак идик). Оленеводы, находясь на промысле, опоясывали одежду узким ремнём из кожи косули с копытцами на его концах. Нижняя одежда как зап., так и вост. Т. состояла из рубашки и коротких штанов-натазников. Летние штаны шили из ткани или ровдуги, а зимние - из шкур домашних и диких животных, реже из ткани.

Женскими украшениями служили перстни, кольца, серьги, а также орнаментированные чеканкой серебряные браслеты. Очень ценились накосные серебряные украшения в виде пластинки, декорированной гравировкой, чеканкой, драгоценными камнями. К ним подвешивали 3-5 ниток бус и чёрные пучки нитей. Как женщины, так и мужчины носили косы. Мужчины переднюю часть головы брили, а оставшиеся волосы заплетали в одну косу (отдельные старики носили косы еще в 1950-е гг.).

Западнотувинские традиции питания основывались на продуктах кочевого скотоводческого х-ва, сочетавшегося с земледелием. В состоятельных семьях значительную часть года питались молочными продуктами и в меньшей мере мясными. Использовали также растительную пищу, гл. обр. просо и ячмень, дикорастущие. Рыбу потребляли лишь бедняки. Ели варёное мясо домашних и диких животных, наиболее излюбленными блюдами были баранина и конина. В пищу шло не только мясо, но и субпродукты, а также кровь домашних животных. Молоко потребляли лишь кипячёным, притом почти только в виде кисломолочных продуктов. Они преобладали в питании в весенне-летний период. В зимнее время их роль резко снижалась. Пользовались молоком крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, верблюдов. Из кобыльего молока готовили кумыс. В пищевом рационе важную роль в зимнее время играли заготовленные впрок масло и сухой сыр (курут). Путём перегонки снятого сквашенного молока получали молочную "водку" - араку. Важную роль в питании играл чай, который пили подсоленным и с молоком. Охотники-оленеводы вост. Тувы питались преимущественно мясом добытых диких копытных. Домашних оленей, как правило, не забивали. Оленье молоко пили главным образом с чаем. Растительные продукты также расходовали очень экономно, готовя из зерна или муки пищу лишь один раз в день. Сушенные на огне луковицы сараны ели с чаем, из толчёных варили густой кашеобразный суп. Из мяса делали шашлык, мясную и кровяную колбасу. Из молока готовили пресный быштак и острокислый сыр аржи, масло, жирные пенки, сметану, кисломолочные напитки - хойтпак и тарак, кумыс, молочную водку. Хлебом не пользовались, вместо него употребляли далган - муку, изготовленную из поджаренных зёрен ячменя или пшеницы, поджаренное толчёное просо. Из муки приготовляли разл. лепёшки, лапшу и пельмени.

Тувинцы в национальной одежде. У юрты чабана.

Экзогамные роды (сёёк) сохранялись до начала 20 в. только у вост. Т., хотя следы родо-племенного деления существовали и у зап. Т. В социальной жизни существенное значение имели т. н. аальные общины - семейно-родственные группы, включавшие обычно от трёх до пяти-шести семей (семья отца и семьи его выделившихся женатых сыновей с детьми), к-рые кочевали совместно, образуя устойчивые группы аалов, причём в летнее время они объединялись в более крупные соседские общины.

Преобладала малая моногамная семья, хотя до 1920-х гг. среди богатых скотовладельцев встречались и случаи многоженства. Сохранялся институт калыма. Свадебный цикл состоял из нескольких этапов: сговор (обычно ещё в детском возрасте), сватание, особый обряд закрепления сватовства, бракосочетание и свадебное пиршество. Существовали специальные свадебные накидки головы невесты, ряд запретов, связанных с обычаями избегания. Т. имели богатые традиции - обычаи, обряды, нормы поведения, являющиеся составной частью духовной культуры.

Существовало несколько видов традиционных праздников. Это новогодний праздник - шагаа, общинные праздники обработки шерсти и изготовления войлока, семейно-бытовые - свадебный цикл, рождение ребёнка, стрижка волос, религиозно-ламаистские - освящение жертвенного места, оро сительного канала и др. Ни одно значи тельное событие в жизни общины или крупной административной единицы не проходило без спортивных состязаний - нац. борьбы (хуреш), конских скачек, стрельбы из лука, разл. игр.

Развито устное поэтическое творчество различных жанров: героический эпос, легенды, мифы, предания, песни, пословицы и поговорки. Поныне сохранились сказители, исполняющие в устной форме огромные по объёму произведения эпоса Т. Муз. нар. творчество представлено многочисл. песнями, частушками. Особое место в тувинской музыкальной культуре занимает т. н. горловое пение, в котором обычно выделяют четыре разновидности и соответствующие им четыре мелодических стиля.

Народная музыка Т. основана на пентатонике. Из музыкальных инструментов наиболее распространёнными были губной варган (хомус) - железный и деревянный. На железном варгане играли в основном женщины и девушки, на деревянном - мужчины. Были распространены смычковые инструменты (древние прообразы скрипки) - игил и бызанчы. Вместе с созданием тув. письменности начала развиваться проф. литература. Среди тув. поэтов и писателей многие известны далеко за пределами республики (Салчак Тока, М. Б. Кенин-Лопсан, Ю. Кюнзюгеш, О. Сарыг-оол и другие). Среди Т. много талантливых художников, проф. скульпторов, нар. резчиков по камню и дереву. Есть свои композиторы, музыковеды. Создан и успешно трудится большой коллектив проф. артистов.

В последние годы в Туве быстро возрождается официальная религия - буддизм в ламаистской форме, к-рый в период существования Тув. народной республики (1921-44) преследовался. Были уничтожены все 26 хурэ, часть служителей культа репрессирована. Теперь вновь создаются ламаистские монастыри с монахами, получающими образование в религиозных центрах буддизма. Всё чаще проводятся религиозные праздники. Сохранился и шаманизм, а также промысловый культ, в частности до недавнего времени у вост. Т. проводился т. н. медвежий праздник. Сохранял свое значение и культ гор. В наиболее почитаемых местах, гл. обр. в горах, на перевалах, у целебных источников, устанавливали посвящённые духам-хозяевам местности алтари (ова) из сложенных в кучи камней. В верованиях Т. сохраняются остатки древнего семейно-родового культа, к-рый проявляется гл. обр. в почитании домашнего очага. До недавнего времени сохранялось и шаманство. Ещё по переписи 1931, на 65 тыс. Т. было 725 шаманов (мужчин и женщин). В шаманстве Т. сохранялись многие весьма древние черты, в особенности в мифологии, культовой практике и атрибутике, в частности в представлении о трёхчастном членении мира.