РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ТУРКИ-МЕСХЕТЙНЦЫ


ТУРКИ-МЕСХЕТЙНЦЫ, "т ю р к" (самоназв.; распространены также назв. турки-джавахцы, турки). Численность в Рос. Федерации 9,9 тыс. чел. (1989). Живут также в Узбекистане (106 тыс. чел.), Казахстане (49,6 тыс. чел.), Киргизии (21,3 тыс. чел.), Азербайджане (17,7 тыс. чел.); общая числ. в бывш. СССР 207,5 тыс. чел. (по результатам переписи, проведённой инициативной группой Т.-м., ок. 400 тыс. чел.). Говорят на турецком яз. Диалект - восточноанатолийский, обогащённый местными заимствованиями (91% Т.-м. в переписи нас. 1989 объявили свой нац. яз. родным). Верующие - мусульмане-сунниты.

В этногенезе Т.-м. участвовали два осн. компонента. Коренным оседлым нас. историч. обл. Месхет-Джавахети (Ю.-З. Грузии) издавна являлось груз, племя месхов. Видимо, оно упоминается в Библии (Быт. 10) под назв. мешек, в ассирийских клинописных источниках (мусхи, мушки), у Геродота и Страбона, локализующего мосхов в р-не Мосхийских гор (Месхетского хребта Мал. Кавказа). Со 2-й пол. 13 в. эта терр. входила в состав Грузинского кн-ва Самцхе-Саатабаго. Вторжение в Закавказье в 13 в. монголов, а в 14 в. войск Тимура ослабило центр, власть в груз, царстве, созданном Багратом III в 10-11 вв. Самцхе-Саатабаго получило авт. управление ещё в 14 в. (при местном князе Саркисе II), т. е. до разделения Грузии в 1469 на семь самостоят, политич. образований. В 16 в. в результате захватнич. войн Османской Турции и Сефевидского Ирана юж. груз, области были поделены между этими гос-вами, княжество попало в вассальную зависимость от Турции под назв. Ахалцихский пашалык. Вначале месхетинские князья осуществляли управление в качестве османских пашей, но в 18 в. члены династии лишились своего наследственного поста и земель. По Адрианопольскому мирному договору 1829 эта провинция была присоединена к России.

Хотя на терр. совр. Азербайджана тюрки фиксируются с 5-7 вв., их массовое появление в Малой Азии и Закавказье началось в 11 в. в связи с вторжением Сельджукидов с отрядами гази (воинов за ислам) и последующими неоднократными миграциями тюрк, кочевых племен, гл. обр. туркмен-огузов, из прикаспийских степей через Иран. Р-н Месхетского хребта сделался погранич. обл., разделявшей сферу влияния груз, царей и турец. султанов. Последние практиковали расселение на oграницах своего гос-ва тюрк, племён в качестве акынджей ("людей границы"). Их жизнь проходила в постоянных стычках с подобными же отрядами из сопредельных гос-в и рейдах в глубь соседней терр., приводивших к появлению новых групп смешанного нас. Массовые миграции, вызванные нашествием монголов в 13 в. и походом Тимура в 1395, увеличили числ. тюрк, элементов в погранич. юго-зап. р-нах Грузии и особенно в Месхетии (относительно слабее защищённой от вторжения с юга), что облегчило впоследствии ассимиляцию османскими турками части её нас. С вхождением в 1555 в состав Османской империи терр. Сам-цхе-Саатабаго (Месхети) вошла в ареал воздействия турец. этноса. Ассимиляция турками коренного нас. происходила по религиозному и языковому направлениям. Переход в ислам всячески поощрялся. Гулямы, или мамлюки, новообращённые из иноэтнич. групп, получали возможность выдвижения на адм. и гос. должности, из них комплектовались отборные войска, а также жандармерия (иктит); местные феодалы, переходя в качество гулямов, сохраняли свои властные функции.

В 15-16 вв. в качестве гос., и в первую очередь административного яз. в Османской империи насаждался османский яз. - литер.-канцелярская разновидность турецкого; в местностях со смешанным нас. разговорный турец. яз. становился яз. межнац. общения. Помимо практич. надобности, активному усвоению турец. яз. жителями Месхетии помогала его простота, особенно по сравнению с груз, и арм. яз. В результате возник общий этноним тюрки-турки (в турец. яз. эти слова не различаются), обозначавший земледельцев-мусульман, говорящих на местных диалектах турец. яз. К новому этнониму часто делалось добавление, конкретизирующее место проживания данной группы крестьян (в Месхетии - турки-месхетинцы). В Османской империи крестьянам противостоял слой горожан, чиновников, придворных, часто лишённых связей с "малой родиной" и преданных лично главе гос-ва и мусульманской общины. Эти люди называли себя мусульманами или османами, тогда как слово "турок" до нач. 20 в. означало только "крестьянин", "мужик".

К моменту присоединения Месхетии к Османской империи до 20% тюрк. нас. Вост. Анатолии составляли кочевые и полукочевые племена, находившиеся в напряжённых отношениях с центр, и местными властями и готовые к переселению, особенно на вновь приобретённые земли на С.-В. Во 2-й пол. 19 в. в Ахалцихском уезде (в 1829 по Адриано-польскому мирному договору между Османской империей и Россией часть земель Ахалцихского пашалыка вновь вошла в состав Грузии) фиксируются группы мусульм. нас. с этнонимами, отражающими старое племенное разделение: курдины, таракоманы, туркмены, составлявшие на нач. 1870 9,7% нас. уезда; грузины составляли 78,4%, причём нек-рая их часть перешла в ислам. Месхи-мусульмане восприняли многие элементы турец. бытовой культуры, изменилась антропонимическая модель - грузинские форманты "дзе" и "шви-ли" были заменены на "оглы", "кызы". Все эти процессы привели к постепенной смене нац. самосознания. Ко 2-й пол. 19 в. для месхов-мусульман турец. яз. был уже родным, став языком общения в семье, но груз. яз. они продолжали понимать. В годы сов. власти до 1926 в сёлах Месхетии существовали школы с обучением на турец. яз., затем на азербайджанском, а к моменту упразднения их в 1937 и началом образования на груз. яз. большинство мусульман его уже не знали. К этому времени у месхетинских мусульман имелся общий этноним "турки-месхетинцы"; местные месхи-православные с 19 в. называли их "турками".

С 1928 по 1937 Т.-м. подверглись репрессиям. В 1930-е гг. Т.-м. принуждали менять национальность и брать груз, фамилии. С началом Вел. Отечеств, войны было мобилизовано практически всё взрослое муж. население (более 40 тыс. чел., 26 тыс. из них погибли). В 1944 Т.-м. были принудительно выселены из юж. и юго-зап. пограничных р-нов (Ахалцихского, Адигенского, Аспиндзского, Ахалкалакского и Богда-новского) в Ср. Азию и Казахстан. Репрессии были направлены против Т.-м. и близких к ним ("турецки ориентированных") народностям и не затрагивали всего нас. Месхетии. Всего было депортировано 115,5 тыс. чел., из них ок. 17 тыс. погибли в пути. С ними довольно быстро смешались и небольшие группы турок-османов, выходцев из центр. Турции, живших в Абхазии и Аджарии и выселенных оттуда в Ср. Азию в 1948-49.

Депортированные Т.-м. были рассредоточены по отд. посёлкам в различ. обл-тях Узбекистана, Казахстана и Киргизии как "спец. переселенцы" (т. е. без права изменения места жительства). В 1956 с Т.-м. были сняты ограничения по спец. поселению, часть из них стала возвращаться в разл. р-ны Кавказа. Отрыв Т.-м. от грузинского этноса в период репрессий, их проживание в основном среди тюркоязычных народов Ср. Азии и Казахстана, а также ассимиляция ими немногочисленных групп турок-османов Абхазии и Аджарии и других р-нов закрепили тюркизацию Т.-м. Усилению их нац. самосознания способствовало понимание Т.-м. общности их историч. судьбы. Характерные черты послевоенной истории Т.-м.: постоянно нарастающая дисперсность расселения, сохраняющееся политич., юридич. и социальное неравноправие, выражающееся в отказе им в возвращении на родину, и разграничение с окружающим нас. по линии "абориген-пришелец", а в Киргизии и Казахстане - ещё и по линии "монголоид-европеоид". С кон. 1950-х гг. среди Т.-м. нарастало движение за возвращение в Месхетию (в 1962-89 состоялось десять съездов Т.-м. с целью выработки стратегии и тактики борьбы за возвращение на родину).

В 70-е гг. появилась офиц. мотивация отказа Т.-м. в разрешении на репатриацию, сводившаяся к финансовым и технич. сложностям в организации переезда, изменившейся демографич. ситуации в местах их прежнего расселения. На 9-м съезде Т.-м. в июле 1988 было принято решение добиваться возвращения на родину при условии признания турецкой национальности переселенцев. В мае - июле 1989 Т.-м., проживавшие в Ферганской обл. Узбекистана, стали жертвами межнационального конфликта. В результате начался отток Т.-м. из Узбекистана в Азербайджан, на Сев. Кавказ. В июне 1989 в Совете Нац. Верх. Совета СССР была создана спец. комиссия "Для изучения возможности удовлетворения пожеланий турко-мес-хетинского населения о возвращении на их историческую родину". Однако комиссии не удалось добиться соответствующих результатов. Была осуществлена гос. программа переселения 16 тыс. турок в Центр. Россию (Тверскую, Смоленскую, Орловскую, Курскую, Белгородскую, Воронежскую обл.), а также в Краснодарский и Ставропольский края. 10-й съезд Т.-м. (сент. 1989) потребовал возвращения в Грузию. В то же время часть Т.-м. выразила намерение выехать в Турцию, если требование о передаче им родных земель в Месхетии не будет удовлетворено.

Т.-м. издавна занимались земледелием. Их успехи в хоз. освоении юж. и юго-зап. Грузии, приспособленность к локальным географич. особенностям и большие навыки в обработке земли свидетельствовали о давнем проживании в этих местах предков этого народа. Попав в другую природную среду, Т.-м. переняли местные способы жизнеобеспечения. Среди занятий Т.-м. преобладает земледелие. В последнее время увеличилась доля горожан, промышл. рабочих, людей умственного труда. Живут преимущественно компактными группами, занимая отдельные кварталы в городах и селениях, иногда - целые кишлаки. Имеются и малочисленные группы.

Материальная культура Т.-м., некогда очень близкая к турецкой и грузинской, в настоящее время имеет среднеазиатский колорит. В домах мало мебели, сидят и спят на паласах, матрацах и подушках, едят на низеньких столах (дастарханах) или на скатерти, расстеленной на полу. У мужчин распространены пиджаки, брюки и светлые рубахи без галстуков, большинство не покрывает головы. Женщины старшего поколения носят шаровары и длинные платья ярких цветов, на головах - платки. Обувь часто без задников и без шнуровки. Пища включает в себя турец., груз., узб. блюда. Преобладают мучные и молоч. блюда, к-рые во время коллективной трапезы обычно не раскладывают на порции. Напитки - чай и кофе.

В семейных отношениях большей частью сохраняются патриархальные и мусульманские обычаи. Сильна власть отца, мужа. Женщина занимает в целом подчинённое положение, занимаясь в первую очередь домашним х-вом и воспитанием детей (в средней семье по пять - семь детей). Браки заключаются с одобрения родителей. Свадьбы устраиваются при большом стечении родственников и друзей с обеих сторон, к-рые знакомятся между собой и с помощью ценных подарков закладывают основу х-ва новой семьи. Распространён обычай кирвелик - восприем-ничества, характерный для восточ. групп турок. На обрезание мальчика приглашается взрослый мужчина, к-рый благодаря этому становится его покровителем до конца жизни; такие отношения считаются столь же близкими, как и кровное родство. Этот обычай отсутствует у мусульман Ср. Азии. Он, несомненно, закавказско-анатолийского происхождения и может быть связан с дотюркской практикой приглашения в крёстные у народов Закавказья и Анатолии.