РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

УДМУРТЫ


УДМУРТЫ, утморт, укморт (самоназв.), вотяки (устар. рус. назв.). Численность в Рос. Федерации 714,8 тыс. чел. (1989). У. - коренное нас. Удмуртии, числ. 496,5 тыс. чел. Числ. в Татарии (24,8 тыс. чел.), Башкирии (23,7 тыс. чел.), Марийской Респ. (2,5 тыс. чел.); в Пермской (32,8 тыс. чел.), Кировской (23 тыс. чел.), Тюменской (7,1 тыс. чел.), Свердловской (23,6 тыс. чел.) областях. Живут также в Казахстане (15,8 тыс. чел.), на Украине (8,6 тыс. чел.), в Узбекистане (2,7 тыс. чел.), Белоруссии (1,2 тыс. чел.). У. говорят на удм. яз.; диалекты: сев., юж., бесермянский и срединные говоры. Письменность на основе рус. графики.

Девушка в национальной одежде.

Большая часть верующих У. - православные, нек-рая часть придерживается традиц. верований. Терр. Удмуртии заселялась с эпохи мезолита. Этнич. принадлежность древн. нас. не установлена. Основой для формирования древних У. послужили автохтонные племена Волго-Камья. В разные историч. периоды имели место иноэтнич. включения (индоиран., угор., раннетюрк., слав., позднетюрк.). Истоки этногенеза восходят к ананьин-ской археологич. культуре (8-3 вв. до н. э.). В этнич. отношении она представляла собой ещё не распавшуюся, гл. обр. финно-пермскую общность. Ананьин, племена имели разнообразные связи с дальними и близкими соседями. Среди археологич. находок довольно часты серебряные украшения юж. происхождения (из Ср. Азии, с Кавказа). Наиб, значение для пермян имели скифо-сарматские контакты, о чем свидетельствуют многочисл. языковые заимствования.

В результате контактов с индоиран. племенами ананьинцы переняли от них более развитые формы хозяйствования. Скотоводство и земледелие вместе с охотой и рыболовством заняли ведущее место в х-ве перм. нас. На рубеже н. э. на основе ананьин. культуры вырастает ряд прикамских локальных культур. Среди них наибольшее значение для этногенеза У. имела пьяноборская (3 в. до н. э. - 2 в. н. э.), с к-рой у У. обнаруживается неразрывная генетич. связь. Во 2-й пол. 1-го тыс. н. э. на базе поздне-пьяноборских вариантов (поломская, азелинская культуры) оформляется древнеудм. этноязык. общность, к-рая располагалась, вероятно, в бассейне ниж. и средн. теч. р. Вятки и её притоков. Верх, рубежом археологии У. является чепецкая культура (9-15 вв.).

Одно из самых ранних упоминаний о юж. У. встречается у араб, авторов (Абу-Хамид ал-Гарнати, 12 в.). В рус. источниках У. под назв. арян, арских людей упоминаются лишь в 14 в. Таким обр., "пермь" нек-рое время служила, по-видимому, общим собират. этнонимом для перм. финнов, в т. ч. и предков У. Самоназв. "удморд" впервые опубликовано Н. П. Рычковым в 1770. Постепенно происходило разделение У. на северных и южных. Развитие этих групп протекало в разл. этноисторич. условиях, что предопределило их своеобразие: у юж. У. ощущается тюрк, влияние, у сев. У. - русское.

Сев. У. довольно рано вошли в состав своеобраз. политич. и экономич. образования - Вятской земли, к-рая постепенно складывалась в процессе освоения края рус. крестьянами-переселенцами. Вятская земля стала вотчиной нижегородско-суздальских князей, а летом 1489 после длит, междоусобицы вместе со всеми вятчанами, в их числе и У., вошла в состав Вел. кн-ва Московского. Юж. У. попали под власть Волжске-Камской Булгарии, позднее - Золотой Орды и Казанского ханства, и с падением последнего в 1552 присоединены к Рус. гос-ву. Считается, что присоединение У. к Рус. гос-ву завершилось к 1558. С учреждением Вят. наместничества (1780), а позднее Вят. губернии (1796) У. составили большинство нас. четырёх её уездов: Глазовского, Сарапульского, Малмыжского и Елабужского - и были отнесены в разряд гос. крестьян. 4 нояб. 1920 образована Вотская (с 1932 Удмуртская) авт. обл., 28 дек. 1934 преобразована в авт. респ. (с 1991-Удмуртская Республика).

Традиционные жилища.

Динамика числ. У. (по материалам ревизий и переписей): в 1719 учтено 48,1 тыс. У., в 1795-135 тыс., в 1858 - 251 тыс., в 1897 - ок. 421 тыс., к 1917 их стало 535,2 тыс., а к 1926 - 504,2 тыс. Уменьшение числ. У. в эти годы - результат граждан, войны и голода 1921. К 1959 числ. У. в СССР достигла 624,8 тыс., в 1970 -704,3 тыс., в 1979 - 714 тыс., в 1989 - 746,8 тыс. чел.

Усиливается миграция нас.: в 1926 89,1% всех У. жили в пределах удм. автономии, к 1959 их числ. в своей респ. снизилась до 76,2%, к 1979 - до 67,2%, а по данным 1989 в Удм. АССР жило 66,4% У. Одновременно сокращалась их доля в составе нас. Удмуртии, в 1939 - 35,6%, к 1979 - 32,1%, в 1989 - 30,9%, что объясняется, с одной стороны, большим притоком нас. в Удмуртию из-за её пределов, с др. - миграцией У. в др. обл. страны, а также их ассимиляцией. В распределении их по полу, особенно в сел. местности сохраняется перевес на стороне женщин. 52% У. России являются сел. жителями (в Удмуртии - 55,3%). Среди сел. жителей респ. они составляют 56,5%, среди горожан - 19,8%. За последние полвека доля У. - горожан в своей респ. выросла более чем в 5 раз: в 1939 - 7,5%, в 1959 - 18,5%, в 1970 - 28%, в 1979 - 37,7%, в 1989 - 44,7%. В наст, время лишь 69,6% У. считает свой нац. яз. родным; в то же время 31,4% указали в качестве родного русский и ещё 61,3% свободно им владеют. Однако в пределах своей респ. удмуртский яз. своим родным считает 75,7% У. и 4,5% свободно им владеют в качестве 2-го яз. У. входят в Волго-Уральскую ист.-этногр. обл., для к-рой характерно устойчивое сочетание этнокультурных компонентов разного историч. происхождения, обусловленное спецификой географич. местоположения Поволжья. Являясь аборигенами края, они испытали длит, этнокультурное воздействие со стороны соседей.

Удмуртские женщины.

У. довольно рано (с эпохи бронзы) перешли к производящим формам х-ва: земледелию и жив-ву. Х-во У. до Окт. рев-ции можно характеризовать как неспециализир., смеш., с преоблад. ролью земледелия. Для междуречья Камы и Вятки - терр. заселения У., как и для всего Рус. С., характерно "лесо-полье" - комбинация подсеки и перелога с трехпольем. Земледельч. орудия - косуля вят. типа, соха (пу геры) с двумя сошниками, сабан, с конца 19 в. железный плуг (корт геры), борона суковатка, рамная борона (усы) с деревянными, позднее железными зубьями. Малоплодородные лесные земли нуждались в обязат. удобрении. Экстенсивное земледелие приводило к истощению почвы и частым неурожаям; однако удм. земледельцы считались одними из самых искусных в Поволжье. Сеяли вручную.. Урожай убирали серпами (сюрло), иногда скашивали косами-литовками (кусо). Молотили цепами (кутэс) на грунтовых или ледяных токах. Зерно мололи на ручных жерновах (кико), водяных и ветряных мельницах (вуко, тблвуко). Сеяли преим. морозоустойчивые зерновые культуры: рожь (зег), ячмень (йыды), овес (сезьы), а также - пшеницу (чабей), гречиху (сьбд чабей), горох (кожи), просо (тари), полбу (вазь). Из технич. культур возделывали коноплю (пыш), позднее лен (етйн). Огородничество в прошлом играло сравнит, небольшую роль. Выращивали для домашнего потребления капусту, огурцы, брюкву, редьку и др. В общих посевах, напр., е 1913 зерновые культуры занимали 93%, лён - 4,1%, картофель - 2%, многолетние травы - 0,1%.

Неотъемлемой частью традиц. удм. х-ва было жив-во. Разводили рабочий скот, коров, свиней, овец, довольно мн. домашней птицы. Особую известность своей неприхотливостью и выносливостью получила лошадь "вятка" местной селекции и романовская овца, дававшая шерсть и овчину. Летом скот содержали без пастухов на вольном выпасе в "поскотинах" - спец. огороженных участках леса. Поля от потравы тоже огораживали. Жив-во, кроме тягла, продуктов питания, удобрения для полей, обеспечивало также сырьем для изготовления одежды, некоторых предметов быта. Важное место в х-ве удм. крестьянства занимали разнообразные неземледельч. занятия: охота, рыболовство, пчеловодство, к-рые, утратив свое главенств. значение, еще долго служили важным подспорьем. Исследователи 18-19 вв. отмечали наблюдательность и иск-во удм. охотников, прекрасно знавших повадки зверей и птиц. Промышляли белок, зайцев, выдру, куниц, бобров, лис, норку, волков и медведей, охотились на рябчиков, тетеревов, куропаток. Охотились с собакой, устраивали облавы. Орудия лова были разнообразны: луки и стрелы (пукыч, ньбл); капканы; захлопывающиеся ловушки (кечкор, нальк), клетки, тенета (казь), ловчие ямы. На птиц устраивали силки из кон. волоса, из веток и прутьев, ловушки из кольев и мелких досок. Ружья были у немногих. Пушнина рано приобрела товарный характер.

У. с древности занимались бортевым пчеловодством. Отд. семьи имели по неск. десятков бортей в лесу. Их помечали семейными знаками (пус). В 18 в. борти с пчёлами стали вырезать и перевозить домой, затем их заменили ульи-колоды, к-рые ставили на приусадебных участках. Так постепенно переходили к пасечному пчеловодству. Дореволюц. авторы писали об У. как искусных пчеловодах. Мёд был обычен в удм. х-ве. Ещё в 17 в. У. вывозили мёд и воск на продажу.

Обилие рыбы в реках стимулировало занятие нас. рыбной ловлей. Промышляли и ценную рыбу: стерлядь, судака, хариуса. Рыболовные снасти изготовляли сами. Ловили крючками (визнан), бреднями (калтон), переметами, сачками, сетями (чилеп, сак, сеть). Устраивали самоловные снасти: морды, верши (мурдо), иногда для этого перегораживали небольшие речки. Ночью ловили рыбу с лодки острогой (шибоды). Места рыбного лова, так же как и охотничьи и бортные угодья, порой закреплялись за отд. семьями, группами родственников. Рыболовство имело в осн. домашний характер.

Предметы традиционного быта.

Составной частью традиц. х-ва У. были ремесла и промыслы. Для У. были характерны в осн. лесные промыслы: рубка леса и заготовка древесины (У.-лашманы заготовляли кораб. лес), смолокурение, углежжение, деревообработка, а также мукомольный, извозниче-ство и др. Отхожие промыслы большого развития не получили. Распространенными занятиями женщин были прядение, вязание, вышивка и ткачество. Образцы тканей свидетельствуют о высоком иск-ве мастериц. Ткани для нужд семьи полностью были домашнего произ-ва, часть тканей шла на продажу, удм. холсты ценились на рынке. В Удмуртии с 18 в. сложилась развитая металлургич. и металлообр. пром-сть (Ижевский, Боткинский и др. заводы), однако У. использовались лишь на вспомогат. работах. В наст, время Удмуртия имеет мощный промышл. потенциал.

Фольклорный ансамбль.

Соц. организация У. характеризуется значит, архаичностью и консерватизмом. Осн. соц. ячейкой традиц. удм. об-ва была позем, сосед, община (бускель), делами к-рой управлял совет (кенеш). Вся структура удм. общины была пронизана родств. отношениями. Община обычно состояла из нескольких объединений родственных семей. При преобладании малых семей сохранялись большие неразделенные семьи. Такая семья имела общее имущество, зем. надел, вела совместное х-во, жила на одной усадьбе. При разделе (яна потон) соблюдался принцип как минората, так и майората. Отделившиеся селились по соседству, образуя родств. гнезда (боляк, иськавын), сохранялись некоторые элементы общего х-ва (болячные поля, гумна, бани), широко использовалась родств. и сосед, взаимопомощь (веме), когда была необходима кооперация большого числа рабочих рук.

Нас. пункты (гурт) У. располагались в осн. цепочкой вдоль рек, вблизи родников. До сер. 19 в. удм. гурты застраивались без улиц: каждый родств. коллектив строился вокруг-родовой усадьбы, образуя кучевую планировку пос. Во 2-й пол. 19 в. согласно правительств, указам внедряется уличная планировка. Приверженность традиц. структуре пос. при этом выразилась в том, что родственники селились по соседству, образуя улицу или концы с патронимич. названием. Историч. сложившимися типами поселков у У. были деревни, села, починки.

Для удм. пос. в прошлом характерно наличие обществ, строений: общинных складов с резервными запасами зерна, родовых святилищ. У реки в ряд стояли бани, общие на три-четыре семьи каждая, в некотором отдалении от усадеб располагались гумна. Общими были и колодцы. В сёлах были церкви, торговые лавки, волостные учреждения, школы. Все улицы завершались изгородью с полевыми воротами, к-рые создавали замкнутое пространство поселения и играли существенную роль в традиц. быту. Облик поселений в сов. период заметно изменился. Они перестраивались по новой планировке с выделением адм.-обществ, центра, включающего адм. помещения и здания культурно-бытового назначения, животноводч. комплексов и производств, мастерских.

Ныне 48% У. России живут в городах (в Удм. респ. 45%). Традиц. жилище У. - наземная бревенчатая изба (корка) с холодными сенями (корказь). Двускатная тесовая крыша ставилась прежде на самцах, позднее - на стропилах. Углы рубили в обло, пазы прокладывали мохом или куделью. В нач. 20 в. зажиточные семьи ставили дома-пятистенки, из зимней и летней половин, или двухэтажные дома с кирпичным низом. Удм. изба соответствовала сев.-среднерус. планировке. Глинобитную печь (гур) ставили у входа устьем к фасадной стене. На шестке устраивали очаг сев. У. с подвешенным, юж., как и татары, с вмазанным котлом. По диагонали от печи находился красный угол (тор сэрег), где стояли стол (жбк) и стул (пукон) для главы семьи. Вдоль стен тянулись массивные лавки (зус), над ними - полки (жажы). Спали на нарах (паськыт зус) и полатях.

Изба была зимним жилищем. Летом жили в неотапливаемой одно- или двухэтажной клети (кенос, чум) с галереей. Их часто ставили под одну крышу с избой, соединяя их сенями, или отдельно, напротив избы, по др. сторону двоpa. На каждом дворе было культовое сооружение (куа) для семейных молений. Оно служило и летней кухней. Из др. надворных построек на усадьбе удм. крестьянина были погреб (йогу) с навесом или срубным помещением - кладовкой над ним, навесы для дров и хоз. инвентаря (липетул, лапас). Хлевы и скотный двор (гид азбар), отделенные забором, примыкали к чистому двору.

Типичная планировка усадьбы П-образная, встречается и Г-образная. Уличную сторону усадьбы составляли фасад дома и глухая стена кеноса или хоз. амбара, соединенные оградой с воротами. Наличники окон и столбы ворот украшали солярными узорами в технике трехгранной выемчатой резьбы.

Во 2-й пол. 20 в. изменились внеш. вид и внутр. планировка домов. Их, как и прежде, больше строят из бревен, однако все чаще используются кирпич и шлакобетон. Фронтоны, наличники окон и ворота украшают пропильной и накладной резьбой и полихромной раскраской. Просторные дома разделяются на комнаты, многие имеют застекленные веранды, заменившие в качестве летних спален кеносы. Кирпичную печь с плитой ныне ставят устьем к боковой стене, в к-рой прорубают окно, а позади печи оставляют проход из прихожей на кухню. Есть дома с паровым отоплением. Стол чаще стоит не в углу, а в простенке между окон у фасадной стены. Мебель фабричная, лишь на кухне некоторые ставят лавки. Интерьер в целом напоминает городскую квартиру. Тра-диц. стиль в убранстве жилья сохраняется у немногих (2%).

Одежду У. шили из домашних материалов: холста, сукна, овчины. В традиц. одежде выделяют сев., юж. варианты, к-рые в свою очередь подразделяются на ряд локальных костюмных комплексов, отличающихся деталями покроя, орнаментацией, украшениями, отдельными предметами. Североудм. жен. костюм нач. 20-го в. состоял из белой холщовой туникообразной рубахи (дэрем) с прямыми рукавами с ластовицами, с треугольным или овальным вырезом на груди, закрываемым съёмным вышитым нагрудником (кабачи). Поверх рубахи надевали холщовый белый халат (шортдэрем) с короткими рукавами. Подпоясывались тканой или плетёной опояской и передником (азь-кышет) без грудки. У юж. У. к этому времени белая одежда сохранялась лишь в качестве ритуальной, для всех остальных случаев шили дэремы из пестряди, расширяющиеся к низу и оканчивающиеся оборкой. Рукава к кисти сужались. Грудь рубахи украшали аппликацией из кумача и цветных ситцев. На рубаху надевали сшитый в талию камзол или безрукавку (саестэм). Передник юж. У. шили с высокой грудкой. Тёплой верхней одеждой были полушерстяные и шерстяные кафтаны (зыбын, дукес, сукман) и шубы (пась, шуба). Обувь - узорные чулки, вязаные (пыдвыл) или сшитые холщовые носки (чуглэс), лапти(кут) с узорными шерстяными оборами, башмаки (ката), валенки (гын сапег). Праздничные кафтаны и шубы шили отрезными по талии и со сборками, будничные - неотрезными и без сборок, но приталенными.

Головные уборы - налобная повязка (йыркерттэт), головное полотенце с затканными концами, спускаемыми на спину (чалма, весяк кышет), высокая берестяная шапка, обшитая холстом и украшенная монетами, бисером, раковинами (айшон) - аналог рус. кокошника. На него накидывали вышитое покрывало (сюлык). Девичьи головные уборы - платок, налобная повязка (уко-туг), небольшая холщовая шапочка, украшенная вышивкой, бисером, метал-лич. бляшками или мелкими монетами (такъя). У нижнечепецкой группы сев. У. девичьи шапочки были круглые и овальные для разных возрастов. Удм. женщины носили нагрудные украшения из монет, бисера (чыртывесь, чырты-кыш, уксётйрлык), чересплечные перевязи камали, бутьмар, серьги (пельугы), цепочки (жильы), кольца, перстни (зун-дэс), браслеты (поскес), бусы, ожерелья (весь). Белая холщовая одежда украшалась вышивкой по подолу, на груди и рукавах. Девушки вплетали косники (йырси пунэт) с монетами и бусами. В украшениях сев. У. преобладали вышивка, бисер и бусы, у юж. - монеты.

Муж. одежда была менее разнообразна: белая, позже пестрядинная рубаха-косоворотка без завязок и пуговиц, позднее с завязками, замененными затем крючками и пуговицами; штаны из пестряди, чаще синие в белую полоску. Подпоясывались ремнями (е) или шерстяными ткаными поясами (кускерттон, путо). Муж. головные уборы - валяные шляпы, шапки из овчины. Обувь - холщовые или шерстяные онучи (бинялтон, ыштыр), лапти, сапоги (сурон сапег), валенки (гын сапег). Верхняя теплая одежда не отличалась от жен.

В наст, время муж. костюм утратил нац. своеобразие и заменился костюмом промышл. произ-ва. Женщины юж. р-нов шьют себе удм. дэремы из совр. фабричных тканей на кокетке, с широкими оборками, с воротником и манжетами, к-рые носят с однотонными вышитыми передниками. Это праздничный наряд женщин и девушек юж. р-нов. Сохранившуюся домотканую одежду и традиц. украшения надевают на свадьбу и для выступлений на концерте. Большинство совр. У. носит одежду городского типа, покупая её в готовом виде.

Основу питания У. составляют растит, продукты в сочетании с животными, что является отражением комплексности х-ва. Активно включают они в свой рацион дикорастущие дары природы: грибы, ягоды, разл. травы. В сушёном и солёном виде их заготавливают на зиму. Традиц. хлебные изделия: кислый подовый хлеб (нянь), кислые лепёшки с молочной подливой (зыретэн табань) в прошлом из гречишной и овсяной муки, теперь пшеничные, блины с маслом и кашей (мильым), ватрушки из пресного теста с разнообразными начинками - мясной, грибной, капустной и т. д.; всевозможные пироги из кислого и пресного теста. Одно из любимых кушаний - пельмени мясные, капустные, картоф., творожные и др.

Как и в прошлом, варят разл. супы (шыд): с кислым тестом, лапшой, с грибами, горохом, с крупой и капустой, уху; весной - щи из дикорастущей зелени. Популярны окрошки с хреном, редькой. Традиционны каши (жук) из разных круп, иногда вперемешку с горохом. Молочные кушанья: простокваша, ряженка (йблпыд), творог (кузятэм). Масло (вой) и сметана (нбкы) в прошлом были праздничной и ритуальной пищей, так же как и блюда из яиц. С 1960-х гг. они стали повседневными. К традиц. соленьям из капусты, огурцов, грибов добавились солёные и маринованные помидоры и кабачки. Из сладких кушаний почитали мёд, готовили сладости из конопляного семени (кенэм позьтэм). Получили распространение ягодные и фруктовые варенья, компоты. Наиб, характерные напитки: хлебный и свекольный квас (сюкась), пиво (сур), медовуха (мусур), самогон, ягодные морсы. Мясо употребляли в вяленом, печёном, но преимуществ, в отварном виде, а также в виде начинок для пирогов, пельменей, ватрушек. После забоя скота делали кровяную колбасу (виртырем), студень (куалекъясь).

Большое место в жизни удм. деревни играли календарно-обрядовые праздники, связанные с важн. этапами с.-х. работ. Обрядовое содержание календарных праздников состояло из жертвоприношений, молитвенных и песенных заклинаний (куриськон), разл. магич. действий, призванных отвести несчастья и неудачи, обеспечить плодородие земли и скота, здоровье членов семьи, в целом хоз. и семейное благополучие крестьянина. После офиц. обрядовой части следовала развлекат.: весёлое народное гуляние с хороводами, играми, плясками. Подготовка и проведение праздников санкционировались общиной.

С переходом У. в православие древние аграрно-магич. обряды испытали его заметное влияние. В конце 19 в. их проведение чаще приурочивалось к дням церковных праздников, напр, к Рождеству, Крещению, Пасхе, Троице и др. Постепенно и назв. традиц. удм. праздников были заменены церковными или использовались наравне с ними. При этом в содержании они сохранили существ, часть дохрист. нар. обрядности.

В дни зимнего солнцестояния, называемого вожодыр, отмечали праздник толсур. На него назначали свадьбы, приглашали гостей. Характерными элементами этих дней были ряженье и гадания. Завершался период обрядом проводов всяких злых духов-вожо (вожо келян). Весело праздновали масленицу. Её характерные черты - валяние в снегу, катание на всевозможных средствах с гор, на лошадях по улицам, на прялке во дворе, чтобы конопля длинной росла. Обрядами отмечали весеннее пробуждение природы и начало года земледельца. Распустившимися ветками вербы ударяли слегка весь скот, чтобы он плодился, клали ветки в короба, в к-рых утки и гуси высиживали птенцов. Разнообразные обряды связаны с Великим четвергом: на ночь на столе оставляли хлеб, соль, к дверным и оконным косякам прикалывали можжевеловые или рябиновые ветки, клали металлич. предметы, очерчивали металлич. предметом двор, утром мылись в бане, прыгали во дворе через костёр, окуривали помещения, окликали и пересчитывали скот. Устраивали веселье по поводу вскрытия реки (йё келян) и в честь первых проталинок (гуждор шыд).

Самый важный праздник - гырыны потон или акашка, позднее Пасха - посвящался началу весенней страды. В ряде юж. р-нов помнят ещё приуроченную к этому дню обрядовую мелодию, к-рую пели один раз в год. В разных местах акашку праздновали от 3 до 7 дней, каждый из к-рых имел свое назв. и обрядность. В эти дни сначала парни, затем девушки отмечали своё совершеннолетие. Завершению весенне-летних полевых работ и распустившейся зелени посвящали праздник, называемый в разных местах гербер, гужем юон, куарсур. Проводили обряды благодарения (бусы вось) и нар. гуляния. В засушливое лето выполняли магич. обряд вызывания дождя (зор курон). Праздники осеннего цикла посвящены приготовлению каши и хлеба из нового урожая (выль жук), окончанию уборочных работ (сйзьыл юон), началу забоя скота (выль шыд, сйль сиен). Некоторые развлечения приурочивались к определ. праздникам (игры с яйцами - в Пасху, качели - от Пасхи до Троицы, ряженье - осенью и в Святки), др. - песни, пляски, игры - были неотъемлемой частью любого празднества.

С древности развито декоративно-прикладное иск-во: керамика, изделия из кости, бронзовые украшения. Фрагменты вышитых изделий найдены в могильниках 9-12 вв. В 19 в. вышивали на холсте шерстяными, гарусными, шелковыми, х.-б. нитками, мишурой. Традиц. узор геометрич. В цветовой гамме преобладали насыщенные тёмные тона, полученные благодаря природным красителям. Пользовались небольшим кол-вом цветов, часто контрастирующих: красный, черный, коричневый на белом фоне. Вышивка юж. У. под влиянием тюркояз. соседей в кон. 19 в. стала более полихромной. Характер орнаментации и композиции рисунка зависели от типа одежды, её назначения и локализации узора. Наиб, характерны традиц. вышитые изделия - рукава жен. рубах и съёмные нагрудники - кабачи. Традиц. вышивка ныне утрачена, её образцы являются достоянием музеев.

В кон. 19 в. распространяется узорное ткачество и постепенно вытесняет вышивку. В закладной, браной, многоремизной технике ткали ткани для одежды и украшения жилища: ковры, дорожки, покрывала, занавески, декоративные полотенца. Узорное тканьё живёт и в наши дни: ткаными изделиями украшают жилище. Узорное вязание - чулки, носки, варежки, запястья, головные уборы. Художеств, обработка дерева - долбление, резьба, выпиливание, обточка, плетение, тиснение на бересте - применялись при изготовлении разнообразной домашней утвари; с нач. 20 в. резьбой стали украшать фронтоны домов, наличники окон и ворот.

В устном нар. творчестве - мифы о возникновении земли, человека, различи, животных, предания о древней истории народа, богатырях-родоначальниках, сказки, пословицы, поговорки, загадки. Осенью после окончания уборки устраивались вечера загадок. Начиная с загадок о человеке, постепенно расширяли тематику: загадывали о предметах, находящихся дома, во дворе, в деревне, поле, в лесу, о природных явлениях и небесных телах. Главное место в фольклоре занимало песенное творчество (кырзан, мадь, крезь). У. более всего выражал себя в песнях, складывая их по разл. поводам. В лит-ре зафиксированы ритуальные песни охотника и пчеловода, у сев. У. - специальные похоронные мелодии (вагон крезь). В разных локальных традицях свои свадебные, рекрутские, солдатские песни. Есть сиротские песни о несчастной доле. Молодежь распевала лирич., игровые, плясовые песни. С песнями встречали и провожали гостей, ими обменивались как подарками. По нар. представлениям, человек, умеющий говорить, должен и петь. В то же время бытовало мнение, что иск-во пения - это печать несчастного человека.

Самые простые танцы - хождение по кругу с танцевальными движениями (круген эктон) и парный перепляс (ваче эктон), жен. танец ширьян, плавный, спокойный, без резких движений, фигурные танцы типа кадрили, называвшиеся по кол-ву танцоров, танец втроем (кунен эктон), вчетвером, вшестером. Пение и танцы сопровождались игрой на муз. инструментах: гуслях (крезь), варгане (ымкрезь, ымкубыз), свирели и флейте из стеблей растений (чипчирган, узьы гумы), волынке (быз, кубыз). Бытовали также свистульки (шу-лан, чипсон), трещотки (такыртон), рожки (тутэктон). С конца 19 в. древние-инструменты вытесняет гармонь, скрипка, балалайка, гитара. Музыка звучала на всех празднествах, свадьбах, хороводах.

Одной из форм совр. бытования фольклора явл. деятельность многочисл. фольклорных коллективов, организация фольклорных вечеров и республиканских фольклорных праздников в Ижевске. ДЛя проф. статуса в сфере культуры произошло у 9. в сов. время, хотя первые лит. опыты отмечались с 18 в. (в 1775 опубл. первая науч. грамматика удм. яз., в 1889 появилось первое стихотворение на удм. яз. - "Чагыр, чагыр дыдыке" Г. Верещагина, в 1909 - баллада "Беглой" М. Можгина, в 1815 - трагедия "Эштэрек" Кедра Митрея). В сов. время сформировалась удм. лит-ра. Получили известность прозаики М. Коновалов, М. Петров, Т. Архипов, Г. Красильников; драматурги В. Садовников, И. Гаврилов, Е. Загребин, А. Григорьев; поэты К. Герд, Ашальчи Оки, С. Широбоков, Н. Байтеряков, Ф. Васильев. Наиб, известные художники - С. Виноградов, II. Елкин, М. Гарипов, композиторы - Г. Корепанов, Г. Коре-панов-Камский. Популярен Гос. ансамбль песни и танца "Италмас".

Наряду с офиц. христианством, у У. длит, время сохранялись самобытные формы религ. воззрений, к-рые группировались вокруг семеино-родовых и аграрных культов. Семейно-родовые культы подразделялись на культ семеино-родовых святынь и культ предков, типологич. соответствующие материнскому и отцовскому роду. Культ семеино-родовых святынь проявлялся, гл. обр., в почитании родового или семейного святилища и воршуда (быд-зым или покчи куа). Еще в нач. столетия в каждой удм. деревне и почти в каждой семье был свой воршуд. Воршудом У. называли разные религ. мифологич. комплексы: 1) родовую или семейную святыню, хранившуюся в святилище- куа (чаще всего это особая воршудная коробка, с её содержимым - символич. моделью мира; свящ. считался также очаг); 2) божество-покровителя рода или семьи; 3) совокупность идей, обрядов, связанных с ним; 4) зоо-, орнитоили антропоморфное изображение божества; 5) особый знак - дэмдор, обозначающий принадлежность к данному воршуду, к-рый обычно носили женщины вместо креста; 6) экзогамное объединение родственников, имеющих одного покровителя - воршуда. Зафиксировано ок. 70 воршудов. В честь покровителя-воршуда устраивались регулярные моления. Культ предков наиб, ярко проявлялся в погребальном ритуале и обычаях родовых и семейных поминок.

Аграрные культы - совокупность обрядов, жертвоприношений, заклинаний с целью стимулирования плодородия земли. Наряду с календарными проводились и экстраординарные моления по случаю засухи, града, эпизоотии и г. д. Для удм. пантеона было характерно большое кол-во богов, божеств, духов и разл. мифологич. существ (их общее число около 40). Гл. из них был Инмар - бог неба, Калдысин - бог земли, Куазь - бог погоды. Кроме того, почитались небожительницы: Шунды-мумы - Мать солнца, Гудыри мумы - Мать грома, Инву мумы - Мать небесной влаги, Нюлэсмурт - Хозяин леса, Вумурт - Хозяин воды. Особое место занимало поклонение священной роще (Луд), почитание деревьев: березы, ели, сосны, рябины, ольхи. Удм. языч. клир - это выборные представители, но уже с элементами наследственности. Из рода жреца выбирали гл. жреца (восясь) и неск. помощников. Особое место занимал туно - знахарь, гадатель, шаман (он же выбирал гл. жреца) и торо - наиб, уважаемое, почётное лицо, освящавшее своим присутствием все обрядовые действия. Общение удм. жрецов с божествами во многом осуществлялось через спец. молитвы, заклинания (куриськон) с канонич. построением и с элементами импровизации. Общее число умилостивит, обрядов в году насчитывалось до 60-70, больших молений около 10. Ритуалы жертвоприношений были строго регламентированы (сроки и место проведения, состав участников, их функции, одежда, утварь, набор жертвоприношений, этапы моления и т. д.).

В период господства вульгарного атеизма под лозунгом борьбы с культурной отсталостью и замкнутостью беспощадно уничтожали традиц. институты У., многие священные места были разрушены, служители культа и участники молений объявлялись врагами народа, кулацкими элементами со всеми вытекающими последствиями. Религия У. приобрела почти подпольный характер, стала своеобразным "языч. сектантством", деформировалась в сознании народа.

Специфика удм. религии на совр. этапе характеризуется приобретением особо сложных форм синкретизма, где причудливо переплетаются не только элементы собственно религии (христианства, ислама - в зоне активного противостояния к-рых постоянно находилась религия У.), но и фрагменты несистематизированных научных знаний. Появляются своеобразные спекуляции на науке, полузнании. Модными становятся обращения к нар., природной языч. религии.

В конце 1980-х гг. возросло нац. движение У., вызванное усилением нац. самосознания, либерализацией соц.-политич. жизни в стране. Инициатором выступил "Клуб удмуртской культуры" (создан в 1988), на базе к-рого возникло Общество удмуртской культуры (1989). В 1991 создана Весу дм. ассоциация "Удмурт Кенеш" во главе с президентом Удмуртии, в 1992 г. удм. молодежная организация "Шунды".