РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

УЛЬЧИ


УЛЬЧИ, н а н и (самоназв.: на - "земля", ни - "народ", пер. "местные люди"), м а н г у н ы (устар. назв.). Числ. в Рос. Федерации 3173 чел. Живут в Ульчском р-не Хабаровского кр. (2733 чел.). Говорят на ульчском яз. Письменность создана в 1970-80-е гг. на основе рус. графики. Верующие У. - православные.

Зимнее жилище.

Этнич. корни У. уходят в глубокую древность: у них много общего с нанайцами. В местах совр. расселения жили рыбаки и охотники в неолите; археологи показали наличие в тот период юж. и зап. черт в некоторых древних культурах; в более поздние эпохи на Нижнем Амуре появлялись пришельцы с 3., многократно, небольшими группами: тунгусы, тюркоязычные, меньше - монголо-язычные элементы.

Шаман.

В совр. языке У. присутствуют реликты древних алтайских яз., свидетельствующих о жизни У. (а также их соседей - нанайцев и Сахалин, сроков) в нынешнем ареале по меньшей мере более тысячи лет. Иссл. традиц. культуры У. и их соседей показало, что в прошлом в этих местах расселялись носители более древних яз., рудименты к-рых вошли в совр. ульчский (аналогичные элементы, но не сходные с ульч-скими, обнаружены в яз. нанайцев, орочей и др.).

Шаманка.

Тунгусы приходили в р-н расселения У. малыми группами многократно, в том числе по левым притокам Амура; также эпизодически переселялись нанайцы и тунгусы (рыбаки и охотники) из сев.-вост. Маньчжурии (с р. Сунгари); они составили среди У. меньший по масштабам компонент, чем в среде нанайцев; и это были разные по времени группы. У. как этнос сформировались в процессе длит, и тесных контактов (в том числе этнич. смешанных браков) на их территориях разнообразных этнич. элементов: нанайских, нивхских, маньчжурских, негидальских, эвенкийских и др.

Юбка шаманки.

Активные торговые контакты народов нижнего Амура с народами Сев. Маньчжурии отражены в родовых легендах У. В 17 в. - первые известия рус. казаков о народах Амура, об У. В 1850-е годы развернулась деятельность Амур, экспедиции Г. И. Невельского (описание культуры У. Н. К. Бошняком, Л. И. Шренком). В 1858-60 - включение нижнего Амура (и Приморья) в состав России.

Поселение русских рядом с У. (с 1850-х гг.) оказало большое влияние на культуру, экономику, соц. развитие У. (новые элементы в материальной культуре - в жилище, одежде, в промыслах; развитие огородничества, товарно-денежных отношений и др.). Крещение в конце 19 в. носило форм, характер, гораздо более важным было открытие миссионерских школ с интернатами и элементами проф. подготовки - именно здесь подобные школы отличались сравнительно высоким уровнем обучения.

Внутренний вид жилища. 1850-е годы.

Традиц. х-во У. - сочетание круглогодичного рыболовства и охоты с преобладанием первого. Потребностями рыболовства в значит, степени определялось расселение У. по правому берегу осн. русла Амура (где проходили пути лососевых рыб), по озерам, их протокам и притокам. Для добычи применялись неводы (арга), разнообразные сети - четырехугольные, мешкообразные (дяхараку), плавные (нэмдэ) и ставные (чидя), подледные (анга), применявшиеся разными способами. Лосося добывали сетевыми ловушками на заездках (мэнгэн) - длинных "заборах" в воде, перегораживавших часть русла. Применялось множество разного вида крючков - на палках, на веревках; удочки (умбу), остроги (дёгбо), к-рыми ловили и подо льдом (в проруби), и в летний период. Чтобы сохранить и заготовить впрок добытое, заготавливали юколу - вяленую на ветру и солнце рыбу в виде тонких длинных пластинок. Сушили также большое кол-во костяков - "собачью" юколу. Это позволяло У. держать ездовых собак, заниматься их разведением.

В течение всего года У. охотились на лосей и оленей: зимой - по насту; в тёплое время года - на озёрах, подстерегая в лодке, подманивая звуками трубы. Били же из лука (пила), копьём (гида) или из ружья. В сезон пушной охоты - с кон. октября - ноября до февраля - марта охотники добывали соболей, белок, лис, выдр с помощью давящих ловушек, петель (пуча), самострелов (дэнггурэ), сеточки-рукавички (адоли-ка), ружья и т. п. Добытую пушнину почти целиком меняли у торговцев на ткани, продукты земледелия, разнообразные инструменты, предметы утвари, украшения. Некоторые У. бригадами ходили весной на Татарский прол., добывали мор. зверя острогами на длинных древках (дарги).

Мужчины добывали зверя и рыбу, работали по дереву: мастерили ловушки, строили жильё и хоз. сооружения, делали лодки, лыжи, нарты и т. п. Женщины обрабатывали кожи зверей и рыб, обшивали, обували всю семью, кормили, растили детей, заготавливали впрок добытую рыбу, мясо, дикорастущие съедобные, лекарств., волокнистые растения и т. п.; изготовляли утварь, украшали большинство предметов обихода, одежды, обуви орнаментом.

В жизни семьи, в промыслах постоянно употреблялись транспортные средства: в рыболовстве - лодки (угда), многоместные, дощатые, плоскодонные, остроносые; малые - берестяные омо-рочки (дяи), дощатые и долблёные (утонгго), их часто использовали для охоты. Собачьи нарты (тучи) были амур, и вост.-сиб. типов; грузовые ручные (онгсо) транспортировал сам охотник с помощью одной-двух охотничьих собак. Применялись лыжи двух видов: "голицы" (кунггулта) для охоты по насту и с меховой обклейкой (султа) - повседневные. Как и у других народов региона охотники пользовались заплечными носилками для переноски тяжестей.

Ульчские женщины.

У. жили семьями, среди к-рых преобладали простые, малые (80% семей); полигамных было 8%. Семья составляла самостоятельный хоз. организм. Родов насчитывалось ок. тридцати, мн. были малочисленны. Крупные роды делились на подразделения разл. этнич. происхождения. Семьи каждого рода жили дисперсно, собирались вместе на годовой праздник моления небу, на медвежьи праздники. Осн. функция рода - регулирование брачных отношений. Семьи некоторых родов объединялись в своеобразные экзогамные союзы (духа) по 5-8 родов, с включением в некоторые нивхов, нанайцев, неги-дальцев.

Осн. соц. единицей была сел. община, искони сосуществовавшая с родом. Ни селение, ни род не владели землёй, промысловыми угодьями. От соседей по селению У. получали срочную помощь в случае необходимости. Община регулировала отношения внутри селений, стабилизировала жизнь общинников.

У. вели оседлый образ жизни; по данным 17-19 вв. можно говорить о существовании некоторых селений на одном месте мн. десятки и даже сотни лет. Все жилища обычно тянулись вдоль берега. В доме проживало от двух до 4-х семей; дома (хагду) были большие, четырехугольные, однокамерные, с столбовым каркасом, бревенчатыми стенами, возводимыми с помощью пазовой техники. Двускатную крышу крыли травяными снопами, дом отапливали двумя-тремя очагами, дымоходы от к-рых проходили под широкими низкими нарами и выводились в стоявшую поодаль от дома вертикальную трубу. Пол был глиняный, потолки отсутствовали. Посредине дома, между столбами, несущими матицу, сооружался помост, на к-ром зимой кормили собак, а под помостом было место, специально оборудованное для медведя, к-рого водили в дни праздников (и в др. дни). Каждая семья занимала свою часть нар.

С наступлением теплых дней семьи из зимников разъезжались по летним селениям, летним жилищам, к-рые возводили на таежных речках, озерках, проточках; сооружали либо даура - четырехугольные корьевые домики с очагами на полу под дымовым отверстием в двускатных крышах, либо аундя - двускатные шалаши, конич. в виде чума, полуцилиндрич. (хомора) и др., крытые сеном, корой, берестяными полотнищами и т. п. Вне зимника жили - в одном или неск. местах от двух недель до двух месяцев. Здесь делали простейшие вешала - для сетей, для юколы (при обильном лове сигов или др. рыбы). Основат. хоз. постройки сооружали близ зимников. В срубных амбарах на высоких сваях держали осн. имущество семьи, орудия промыслов. Строили также генгга - длинные амбары из двух частей, на сваях. Нередко генгга, реже - амбары украшались резьбой. Между зимником и берегом стояли многочисл. вешала для лососёвой юколы.

Ковёр.

Одежда У. была внешне однообразной. Муж. и жен. повседневные и праздничные, зимние и летние халаты чаще из ткани, покроя кимоно, с левой полой, застегивающейся на правом боку; муж. более короткие, с меньшим кол-вом орнаментов, зимние на вате (хукту), праздничные - иногда сплошь вышитые и украшенные аппликацией. Изготовлялись также арми - из рыбьей кожи, ровдуги, зимой - из разл. мехов. Под халатом штаны (пэру), ноговицы-гару (из ткани, на вате), ои (из рыбьей кожи, ровдуги), нагрудник муж., малый меховой, жен. лэлуэ - длинный, отделанный бисером, металлич. бляшками. Муж. юбки (хоси) из нерпичьих шкур, фартуки охотничьи (бэпи), фартуки праздничные, с орнаментом, охотничьи куртки из лосиных шкур, малые меховые шапочки, надевавшиеся с тканевыми шлемами и т. п. Обувь в виде сапожка с отдельной пришивной подошвой - из ровдуги, из камусов; др. тип - с отдельно кроеной головкой - из рыбьей кожи, нерпичьих и сивучьих кож с множеством украшений и без. Теплые шапки орнаментированные. Рукавицы украшались меховой мозаикой и т. п.

В пище преобладала рыба. Её употребляли в вареном, жареном, печёном, сушёном, вяленом видах. Некоторые породы рыбы (сазан, осетр, калуга и др.) предпочитали есть в сыром виде, однако у сазана при этом срезали только очень тонкий верхний пласт с каждой стороны, все остальные части тушки шли в котел или на сковороду. Добыв крупного осетра в сыром виде съедали, варили, жарили лишь малую часть, но большая часть шла на изготовление юколы. В сыром виде ели головы лососей. Основные запасы юколы делали из лосося, к-рый, как правило, на Амуре шёл "рунным ходом" дни и ночи в течение многих недель. В это время, помимо заготовки юколы разных сортов, в больших кол-вах вываривали из головы жир; "консервировали" рыбу также своего рода жарением - приготовляя своеобразный жирный "порошок". Рыбу, заготовленную впрок во всех видах (включая и вываренный из голов жир), охотники брали зимой в тайгу на промысел. Сушёного лосося ели в натур, виде, в супах, своего рода салатах и т. п. У. потребляли не только мясо копытных, но и некоторых пушных, особенно белок. Медвежье мясо впрок не запасали, а съедали сразу, приглашая односельчан. Потреблялось большое кол-во жира мор. зверя. Добыв крупного зверя, широко делились мясом. Мясо в сыром виде ели очень избирательно: печень, ноздри, костный мозг, некоторые части ног копытных. Как и рыбу, мясо варили, жарили, при необходимости сушили. В мясные и рыбные супы добавляли много кореньев и трав, запасённых впрок. Покупные с.-х. продукты (муку, крупу, бобовые, растит, масло и проч.) потребляли больше в состоят, семьях.

Религ. верования У. имели некоторое сходство с анимистич. верованиями их соседей. Регулярные моления были посвящены духам неба. Этот ритуал собирал всех сородичей. Многие к этому дню старались приобрести поросёнка для жертвоприношения. Регулярностью отличались моления духу-хозяину воды - Тэму, от к-рого зависел улов в теч. года. Каждая семья имела в . тайге дерево, у к-рого производилось у моление местному духу о благополучии, об избавлении от болезни, о счастье уезжавшего члена семьи. Придя на охоту, ежедневно молились духу-хозяину места, духу огня - Пудя. Хозяина тайги (Дуэнтэ Эдени) представляли себе в образе огромного медведя, к-рому подчинялись все обычные медведи. У У. существовали развитые культы: медведей и близнецов (адау). Охота на медведя, поедание его мяса производились с соблюдением множества табу. Существовал обычай выращивания медведя в теч. неск. лет в неволе. Содержание медведя, приглашение десятков гостей, устройство пира, сопровождающегося множеством игр, собачьими гонками и т. п. - всё это долженствовало вызвать у духа-хозяина тайги чувство удовлетворения.

В шаманизме У. отмечается ряд черт, сходных с нанайскими; в частности и здесь шаманы не ограничивались лечением людей; они широко практиковали своеобразное "патронирование" детских душ, их сохранение в теч. мн. лет. Шаманы высоких рангов занимались "перевозкой" душ умерших в загробный мир. В погребальных и помин, обрядах выражалась вера в загробную жизнь человека, это проявлялось в ритуалах самого погребения, в многочисл. помин, обрядах (постоянном общении с душой умершего).

У. были крещены в кон. 19 в., через всю жизнь мн. пронесли полученные в миссионер, школах представления о Христе, христ. святых. Однако эти понятия усваивались формально и не могли уничтожить глубочайших местных религ. верований: элементы шаманизма, анимизма, погребальные и поминальные культы существуют до наст, времени. Традиц. культура У. богата: это - положит, нар. знания об окружающем мире, его специфике (в обл. местной ботаники, географии и биологии, климатологии), нар. календари и т. п. Богат ульч. фольклор. Существовали сказители, выступавшие во время медвежьих праздников, свадебных и помин, обрядов. Известными сказителями были мн. шаманы, в большинстве - одарённые люди, проводившие свои камлания как интересные театр, действа: шаман пел, танцевал, разговаривал с духами, в действо включались многочисл. посетители (что привлекало многих на подобные собр.). Игра женщин на своеобразном "муз. бревне" во время медвежьего праздника, своего рода ритмы, отбиваемые ими и сопровождавшие убитого медведя на "тот свет" - носили религ. характер, как и танец в это время матери близнецов.

В фольклоре выделяются космогонич. мифы, историч. легенды и предания, волшебные сказки, в т. ч. многочисл. шаман, сказки о духах, о животных, их происхождении, загадки, пословицы и пр. Из муз. инструментов наиб, характерны примитивные однострунные скрипки, малые свирели, железные и деревянные варганы. Особенного внимания заслуживает изобр. иск-во У.: деревянная скульптура (религ. характера), резьба по дереву (наружные детали строений: летников - амбаров, амбаров на сваях, а также лодок, деревянной утвари - коробок, колыбелей, блюд и т. п.), по кости (рукояток ножей, сверл, вертлюгов), инкрустация по металлу (копья, ножи и др.) - все это сфера муж. иск-ва.

Более обширной была сфера жен. прикладного иск-ва: орнаментация одежды, обуви, многочисл. берестяной утвари разных типов, плетеной из корней утвари, настенных и пр. циновок, других разнообразных предметов, например ритуальных колчанов для стрел. Вышивали предметы муж. и жен. одежды разноцветными нитками, подшейным волосом оленя (по ровдуге - халаты, муж. фартуки), делали аппликации, раскрашивали и расписывали орнаментами халаты из рыбьей кожи. Отделывали праздничные одежды разноцветной меховой мозаикой. Орнамент в общей массе был однородным - криволинейным с массой завитков и спиралей - амур, стиль орнамента отличался от любого, распространенного в Сибири и на Дальнем Востоке. Хорошие мастерицы никогда не повторяли один и тот же узор, их фантазия была неисчерпаема. Чрезвычайно сложны и трудоемки были многие швы. Некоторые халаты изготовлялись за несколько дней, И их орнаментальная отделка занимала долгие месяцы.

Удивит, многообразным было иск-во оформления обуви разных типов: их наименования, в зависимости от разнообразных украшений, превышали в общей сложности десяток терминов. Характер стиля орнамента - амурский - был обнаружен археологами у нас. этих мест в неолите и в более поздние периоды. В сложном орнаментальном сплаве иск-воведы обнаружили и др. сильные компоненты (тюрк., тунгусский и др.), следы к-рых проявляются и в др. сферах культуры, а также в яз. У. Нац. интеллигенция за последние годы мн. сил уделяет возрождению тра-диц. культуры своего народа. В школах ныне активно изучается ульчский яз., дети учат старинные песни, выступают в местных клубах, в ансамблях.