РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ХАНТЫ


ХАНТЫ, ханти, хандэ, кантэк (самона.зв.). Численность в Рос. Федерации 22,3 тыс. чел. (1989). X. - коренное нас. Зап. Сибири, сосредоточенное в Ханты-Мансийском (11,9 тыс. чел. - 52,8%), Ямало-Ненецком (7,2 тыс. чел. - 32,2%) авт. окр. и Томской обл. (804 чел. - 3,6%). Живут также за пределами терр. традиц. расселения (2,6 тыс. чел. - 11,4%). Общ. числ. 22,5 тыс. чел. Среди X. выделяются три этно-графич. группы - сев., юж., вост. Они отличаются диалектами, самоназв., особенностями в х-ве и культуре, эндогамией (заключением браков в своей труппе). Внутри них выделяются также терр. группы, расселившиеся в бассейнах отд. обских и иртышских притоков (васюганские, салымские, казымские и др.). До нач. 20 в. русские называли X. "остяками" (возможно от "Асях", "народ большой реки"), ещё ранее (до 14 в.) - югрой, югричами (назв. древнего этнонимии, характера, ср. угры, угор, угра, егра). Бытуют локальные самоназвания (от назв. рек): Казым ex (ex, народ, люди), Сыня ех и т. п. Коми-зыряне называли X. егра, ненцы - хаби, татары - уштек (эштек, истек). Говорят на хантыйском яз. Письменность на основе рус. графики. Верующие X. - православные.

В основе формирования X. лежит культура древних аборигенных уральских племён Урала и Зап. Сибири, занимавшихся охотой и рыболовством, подвергшихся влиянию скотоводч. андроновских племён, с к-рыми связывают приход сюда угров. Именно к андронов-цам обычно возводятся характерные орнаменты X. - ленточно-геометрич. Формирование хантыйского этноса происходило на протяжении длительного времени с сер. 1-го тыс. (Усть-Полуйская, Нижнеобская культуры). Этнич. идентификация носителей археологич. культур 3. Сибири в этот период затруднена: одни относят их к угор., другие - к самодийским. Последние исследования говорят о том, что во 2-й пол. 1-го тыс. н. э. складываются осн. группы X. - сев., на основе Оронтурской культуры, юж. - Потчевашской, и вост. - Оронтурской и Кулайской культур.

Традиционные жилища.

Расселение X. в древности было очень широким - от низовий Оби на С. до Барабинских степей на Ю. и от Енисея на В. до Зауралья, включая pp. Сев. Сосьва и Ляпин, а также часть р. Пелым и р. Конда на 3. С 19 в. за Урал из Прикамья и Приуралья стали переселяться манси, к-рых теснили коми-зыряне и русские. С более раннего времени к С. уходила и часть юж. манси в связи с созданием в 14-15 вв. Тюменского и Сибирского ханств - гос-в сиб. татар, а позднее (16-17 вв.) и с освоением Сибири русскими. В 17--18 вв. на Пелыме и Конде уже жили манси. Часть X. также переселялась из зап. обл. на В. и С. (на Обь с её левых притоков), это фиксируется статистич. данными архивов. Их места занимали манси. Так, к концу 19 в. на pp. Сев. Сосьва и Ляпин не осталось остяцкого нас., к-рое либо переселилось на Обь, либо слилось с новопришельцами. Здесь сформирова-o лась группа сев. манси.

На севере X. вступали в контакт с ненцами, часть их, особенно оленеводы, была ассимилирована ими. В юж. р-нах (Бараба, pp. Тура, Тавда, Иртыш) X. в значит, степени были тюркизированы. Процессы обрусения X. в 18-20 вв. также происходили довольно интенсивно, особенно на Иртыше, Оби, Конде. Миграция X. на С. и В. продолжалась и в 20 в. К 20 в. юж. X. были почти полностью ассимилированы татарами и русскими.

Численность X. с 17 в. значит, выросла: так в 17 в. она ориентировочно составляла от 1,3 тыс. до 1,5 тыс., в 18 в. - 16,5 тыс., в кон. 19 - свыше 23 тыс. чел. К кон. 20 в., по сравнению с нач. 17 в..число сев. X. увеличилось в 3 раза, вост. - почти в 3 раза, число юж. X. уменьшилось более чем в 2 раза. Плотность нас. составляла 1 чел. на 15-20 км2 по рекам и до 1 чел. на 100 км2 в тайге.

Женщины в традиционной одежде у летнего чума.

До вхождения Сибири в состав Русского государства среди X. начались процессы соц. дифференциации. Выделялась родо-племенная знать, взятые в плен иноплеменники превращались в рабов. Часты были межплем. столкновения, в т. ч. и с ненцами. С присоединением Сибири к Русскому государству эти процессы изменились. Прекратились межплем. столкновения, исчезло рабство. Дифференциация на богатых и бедных была особенно характерна для оленеводов и нек-рой части обских рыболовов, где выделялись рыбопромышленники. Из среды родо-плем. верхушки были старшины, управлявшие в рамках волостей. Но большая часть властных функций принадлежала рус. чиновникам. У X. не было собственной государственности; лишь в 1930 был создан Ханты-Мансийский нац. (теперь - авт.) округ. Но и в это время X. ещё не составляли единого этноса: вост. X. называли сев. "другим народом". Консолидация их в единый народ происходила в последние 50-60 лет под влиянием нац. государственности и нац. движения в защиту своих терр. от про-мышл. освоения.

Традиц. занятия X. - речное рыболовство (особенно на Оби, Иртыше, в низовьях их притоков), таёжная охота и оленеводство (на С., в тундре и лесо-тундре - мясо-шкурного, в тайге - транспортного направления). В юж. р-нах и по Оби X. уже с 19 в. занимаются животноводством и овощеводством. Большое значение имеет собирательство (орехи, ягоды, в последние годы - грибы). Рыболовство сетевое, запорное и с помощью разл. снарядов (удочка, самолов, острога). Ловят рыбу разл. ценных пород - осётр, стерлядь (белая), нельма, сиг, чир (лососевая), муксун, сырок, ряпушка (сиговая), а также частиковая. Рыболовство приобрело пром. значение. Охотятся X. на белку, соболя, колонка, горностая, лисицу, зайца, лося, медведя с помощью ружей (до 20 в. с помощью лука и стрел), разл. ловушек, петель, капканов. Преобладает пушная охота.

Оленеводство по способам выпаса оленей, типам запряжки оленей, упряжки, нарт, посадки на них - самодийского типа. Оленеводы выпасают стада оленей по 1000-1500 голов, кочуя в меридиональном направлении: весной к С., осенью к Ю. Лесное оленеводство местного происхождения. Стада оленей небольшие, в несколько сотен голов, выпасаются по определ. маршрутам недалеко от сел. В прошлом было распространено полувольное оленеводство. Оленей использовали для транспортных целей. Животноводство - молочное, держат овец, коз, свиней, домашнюю птицу. Развивается клеточное звероводство. Выращивают картофель и овощи.

Национальный ансамбль.

В охоте, рыболовстве, оленеводстве заняты мужчины, в собирательстве (ягод, орехов и т. п.), животноводстве, овощеводстве - женщины. Женщины заняты и в кустарных промыслах (шитьё одежды, обуви, сувениров из оленьего меха, замши, цветного сукна, бисера). Сохраняются традиционные орнаменты ("заячьи уши", "ветви берёзы", "след соболя", "оленьи рога", "щучьи зубы" и др.).

Средства передвижения - лыжи, камусные и голицы, оленьи и собачьи нарты. Собачий транспорт в последнее время стал возрождаться в отдельных районах в связи с утратой оленеводства. Летом пользовались лодками-долбленками, дощатыми лодками-неводниками, для переездов на дальние рыболовные угодья - большими лодками с каютами, крытыми берестой. Широко распространились моторные лодки, мотонарты, снегоходы.

Совр. сел. нас. по-прежнему занимается традиц. отраслями х-ва, хотя и в меньших масштабах в связи с промышл. освоением терр. расселения X., отторжением и загрязнением пастбищ и промысловых угодий. Среди гор. нас. немало X., работающих в разл. учреждениях, организациях, в рыбной, лесной, пищевой пром-сти. В нефтегазовой пром-сти X. ещё немного, в осн. это рабочие геологоразведочных экспедиций, буровых скважин, шофёры, трактористы. Традиционно для X. характерно деление на племена, фратрии, генеалогии, группы, близкие родам. Фратриальное деление более чётко прослеживается у сев. X., дуальные браки - у всех групп. У вост. X. отмечены браки между представителями трёх, возможно, родовых в прошлом групп. Фратрии, генеалогич. группы, роды тотемич. происхождения: они носят назв. по названиям зверей, птиц, к-рые считаются их предками (предки генеалогич. групп - лось, бобр, лягушка, трясогузка и др.).

До прихода русских в Сибирь у X. были племена, терр. к-рых в 18-19 вв. нередко совпадали с границами расселения терр. групп и волостей. В процессе межплем. и иных военных столкновений (с ненцами, русскими, татарами) оформились отдельные союзы племён - т. н. "княжества" (напр., Пелымское, Кода и др.). Во главе их стояли представители родо-племенной верхушки - "князцы". Семья у X. ещё в 17-18 вв. была патриарх., большая или малая. Нередки были братские семьи. В семьях часто жили родственники (племянники, дяди, тёти). По правилам левирата младший брат брал в семью вторую жену с детьми - от умершего старшего брата. Существовало и двоеженство, особенно у оленеводов, когда в помощь старой жене брали молодую. В семьях было мн. детей (5-10).

Большинство X. (более 70%) живут в сел. местности. Гор. нас. по большей части проживает в новых городах и посёлках гор. типа, в типовых постройках. Значит, часть сел. нас. сейчас также расселена в новых, нетрадиц. посёлках, построенных в 1950-х гг. в связи с переводом полуоседлых и кочевых X. на оседлый образ жизни, укрупнением и реорганизацией хозяйств, ликвидацией мелких традиц. селений, особенно сезонных. Тем не менее и сейчас часть промыслового нас. живёт в традиц. селениях как постоянного, так и сезонного типа.

Зимой X. жили в постоянных зимних селениях с капитальными постройками, а с весны разъезжались в сезонные селения - весенние, летние, осенние - на местах рыболовных угодий. Охотники зимой во время промысла в теч. одного-двух месяцев жили в охотничьих избушках. Кочевые оленеводы в тундре и лесотундре, кочуя со стадами оленей, жили на стойбищах, места к-рых были нередко постоянными. Зимние капитальные постройки были либо каркасными, углублёнными в землю, пирамид, или усечённо-пирамид. формы, либо срубными. Они отапливались открытым глинобитным очагом типа камина (чувал) или железной печкой. Жилища X. однокамерные. На коньке сруба часто укреплялись оленьи рога, в обычных деревнях - изображения коня или птицы на конце охлупня.

Сезонные жилища X. - каркасные из жердей, крытые корой деревьев (чаще - берестой), разл. формы (односкатные, двускатные, полусферич., конич., прямоугольные с двускатной или односкатной крышей). В них разводили костёр для обогрева, приготовления пищи и дымокура. Оленеводы жили в чумах самодийского типа, зимой - крытых покрышками из оленьих шкур, летом - из бересты (сейчас - брезентом). Чум широко использовали (особенно летом) на сезонных поселениях и рыбной ловле. В зимнем доме обязат. были нары (вдоль одной - трёх стен в зависимости от размера семьи). Жен. места находились у входа, муж. (и для почётных гостей, а также для хранения свяш. сундуков с изображениями духов-покровителей) - напротив входа или (в сруб-ном доме) в красном углу.

На типичном поселении X., расположенном на берегу реки, у леса, постройки располагались разбросанно, на некотором расстоянии друг от друга: жилой дом (иногда - зимний и летний дома), один или несколько хоз. амбаров (чаще всего свайных), навесы для хранения имущества, глинобитная печь для выпечки хлеба под навесом, открытый летний очаг для приготовления пищи, вешала для просушки сетей, одежды, вешала и сооружения для вяления и копчения рыбы, иногда - собачьи домики (ближе к лесу), в 20 в. - баня. Заборов на усадьбах X. не было, каждая усадьба отстояла от другой на некотором расстоянии.

Одежда X. глухая и распашная. У сев. X. распашная - жен. (шуба из оленьего меха, пальто-халат из сукна, тканевый халат поверх платья), глухая - муж. (малица, совик, или гусь, парка). У вост. X. вся одежда распашная, муж. - короткая меховая или халатообразная суконная. Обувь - меховая, замшевая, кожа ная (сапоги разной длины и покроя, зимние - с меховыми чулками). В меховой одежде сочетаются белый и тёмный цвета, отделка цветным сукном (красным, зелёным). Суконная одежда разного цвета, расшита бисером, металлич. бляшками, и та и другая украшены гео-метрич. узорами, тканевая - аппликацией. Сейчас носят много покупной одежды и обуви, традиц. сохраняется для зимы. Женщины носят украшения из бисера, кольца, серьги. Косы раньше украшали специальными накосными украшениями с ложными косами. Мужчины также носили косы. Была известна татуировка.

Осн. продукты питания - рыба, мясо оленя, лося и др. животных, ягоды, орехи. X. пьют много чая, едят много хлеба. Рыбу вялят, жарят, варят, коптят, едят свежей, сырой и мороженой (строганина). Мясо также едят сырым, варёным. Пьют рыбий жир, заготавливая его с ягодами. Деликатесное блюдо - рыбья икра, вываренная в рыбьем жире. В духовной культуре X. большое значение имеет культ медведя и связанный с ним комплекс мифов и обрядов, называемый "медвежий праздник" или "медвежьи игры".

Медведь, по преданию X., - предок-родственник. Первонач. этот праздник проводился только членами данной фратрии, но со временем он стал общенар. В нём много сходного с медвежьим праздником манси. Он также приурочен к зимнему солнцестоянию (начало) и весеннему равноденствию и проводился как периодически, так и по случаю добычи медведя на охоте. Вторая форма сохраняется и сейчас. С "медвежьим праздником" связаны богатый фольклор, нар. хореография, песенное иск-во, нар. театр.

Др. жанры фольклора - эпич. героич. сказания и былины, сказки, историч. предания, загадки. Из профессион. культуры развита живопись, лит-pa. Известны писатели и поэты А. Тарханов, Е. Айпин, Р. Ругин, художники Г. Раишев, В. Игошев. Ещё до 1917 предпринимались попытки создания хантыйской азбуки (для перевода Евангелия на хантыйский яз.), к-рые, однако, не имели существенного значения. Письменность для X. была научно разработана в 1930-е гг. Сначала в её основу были положены обдорский и казымский диалекты, а с 1950-х гг. - ваховский, сургутский и шурышкарский. Вначале письменность использовала латинский, а с 1937 - русский алфавит с дополнит, знаками. Лит. яз. создавался на основе казымского диалекта.

В наст, время большую роль играет рус. яз. По данным переписи нас. 1989, 60,3% X. считают родным яз. хантыйский, 38,5% - русский. Среди гор. нас. с родным хантыйским яз. 42,9%, среди сел. - 68,3%, с русским соответств. - 56,3% и 31%. Распространено двуязычие - владение своим и рус. яз.: в целом на 50,8%, у гор. нас. 38,7%, у сел. 56%. Кроме того, часть сев. X. владеет и третьим яз. - ненецким или коми (в целом 0,8%, гор. 0,6%, сел. 0,8%).

Хотя X. были христианизированы, старшее поколение и сейчас сохраняет мн. традиц. верования и культы, основанные на представлениях, связанных с тотемизмом, анимизмом, промысловым культом, культом предков, медведя, почитанием сверхъестеств. сил природы, одухотворением её. Из культовых сооружений характерны культовые амбары с хранящимися в них изображениями духов-покровителей, сооружаемые на спец. свящ. (муж.) местах или в глухом лесу, навесы в лесу или ок. дома для хранения медвежьих черепов и культовых предметов, намогильные сооружения в виде домиков, амбаров с изображениями умерших неестеств. смертью (вместилища их душ). На муж. свящ. местах в жертву почитаемым духам приносили оленя, варили его мясо и ели, жертв, лоскутки белой ткани вешали на ель, кедр, лиственницу. На жен. свящ. местах женщины ели готовую, принесенную из дому пищу, пили чай, выливая его остатки на куколку, изготовленную дома из лоскутков ткани, лоскутки пестрых тканей вешали на березу.

Почитаемы мифологич. персонажи и духи: Торум или Нуми-Торум (главное божество), его жена Калташ, покровительница женщин, их младший сын Мир сусне хум (всадник на коне), дух Нижнего мира Куль отыр и др.