РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ЧУВАНЦЫ


ЧУВАНЦЫ, этэль, этал (чукот., "юкагир"), коренное население Чукотского авт. окр. Числ. в Российской Федерации 1384 чел., в т. ч. в Магаданской обл. 985 чел. Язык, предположительно близкий к юкагирскому, утрачен. Говорят на чукотском языке (кочевые Ч.) и "марковском" диалекте русского языка (оседлые Ч.). Верующие православ В рус. источниках Ч. упоминаются с сер. 17 в. как особый (Чуванский) род юкагиров. Были расселены в р-не Шелагского мыса, в басе. ниж. и ср. течения р. Палаваам, в верховьях рек Амгуэмы, Чауна, Большого и Малого Анюев. Занимались кочевым оленеводством, охотой и рыболовством. Охотились на диких оленей во время их сезонных миграций через реки, горных баранов и др. Еще до прихода русских занимались посреднической деятельностью в меновой торговле чукчей с населением Охотского побережья. Делились на патрилинейные роды, возглавлявшиеся "князьцами" или "тойонами". Жили в переносных конич. чумах и конич. жилищах с " твом из жердей, крытых корой и дерном. В числе др. юкагирских родов, селенных по рекам, по к-рым русские продвигались на крайний С.-В., одними из первых были обложены ясаком.

Девушка в традиционной одежде.

В кон. 17 - нач. 18 вв. Ч., как и др. племена юкагиров (ходынцы, анаулы), широко привлекались к участию в военных походах против неясачного населения (чукчей и коряков). На своих оленях перевозили казенные грузы. Выступали посредниками в обменных операциях между русскими и чукчами. С обращением в 17-18 вв. Ч. в христианство процесс сближения с русскими усилился. В кон. 17 в. ок. 10% чуванских женщин проживали вне своих родов в качестве жен или наложниц казаков или промышленных людей. К нач. 18 в. Ч. насчитывали ок. 520 чел.; они смешивались с ходынцами. Их общ. числ. в 1750 - 600 чел. В 1740-50-х гг. чуванские и юкагирские стойбища подвергались набегам чукчей. В этот период большая группа Ч. переселилась в Анадырский острог, с упразднением его в 1770 - в Гижигу. Гижигинские Ч. испытали культурное и языковое влияние коряков. С прекращением в кон. 18 в. военных столкновений между чукчами и русскими группы Ч. вновь начали переселяться на Анадырь. К нач. 19 в. сформировались две этнографич. группы Ч.: оседлые Ч. (марковцы, ана-дырцы), расселенные в р-не с. Маркове и небольших заимках по р. Анадырь, в значит, степени обрусевшие, и кочевые, оленные Ч., расселенные в верховьях Анадыря, близкие по культуре к олен-ным чукчам и корякам. В кон. 19 в. Ч. составляли одно из пяти "обществ" Анадырской округи. Вместе с представителями остальных "обществ" (Ламутское, Юкагирское и 2 русских: Мещанское и Крестьянское) говорили на "марковском" диалекте, называя себя марковца-ми, анадырцами, анадырщиками. По переписи 1897, было 275 русскоязычных и 177 "бродячих" Ч., из них в Анадырской округе Приморской обл. - 262 оседлых Ч. и 144 кочевых, в Гижигин-ской окр. - 15 чел., в Колымской окр. Якутии - 32 чел. По переписи 1926- 1927, Ч. насчитывали 707 чел., из к-рых оседлые составляли 55%. В первые годы сов. власти марковцев стали именовать "камчадалами", и этноним "Ч." применялся лишь к кочевым Ч. До 1989 Ч, не учитывались переписями, их относили к русским и чукчам. Кочевые и оседлые группы в значит, степени смешались друг с другом и с соседними народами. Несмотря на это, Ч. сохранили устойчивое самосознание.

В 19 в. для оседлых Ч.-марковцев был характерен юкагирский тип хозяйства, включавший рыболовство, охоту на дикого оленя на переправах, разведение ездовых собак. Жили в общих с русскими старожилами и юкагирами селениях, в срубных домах, обычно с плоской крышей без потолка, часто с земляным полом. Вместо оконных стекол пользовались китовыми кишками или скоблёными оленьими шкурами. В домах имелись чувалы (очаги из жердей, обмазанных глиной), деревянные кровати-"уруны". В нек-рых хозяйствах были бани. В июне, в ожидании хода красной рыбы (кета, горбуша), марковцы перекочевывали на летники, расположенные вблизи рыбных тоней. Выезжали всей семьей с собаками на русских лодках-"карбазах", имевших в длину до 6 м, ширину 1-2 м. Рыбу ловили сетями, неводами, удочками, сачками, острогами. Осенью охотились на диких оленей на плавях. На охоту выезжали на долбленых лодках-каяках и охотились с помощью "поколюг" - специальных пик. В кон. 19 в. марковцы добывали на поколках по 40-50 оленей на охотника. С ружьем и капканами охотились на белку, волка, медведя, зайца, песцов, лисиц.

Кочевые Ч. занимались крупнотабунным оленеводством. Жили в ярангах. Зимой Ч. носили меховую одежду чукотского типа: поверх ситцевой или ровдужной рубахи - двойную меховую кухлянку и двойные штаны. Летом носили камлейки - глухую одежду с капюшоном, того же покроя, что и кухлянки, но сшитые из ровдуги или ткани. Обувь изготовляли из нерпичьей кожи, камусов, ровдуги. Марковцы широко использовали русскую одежду. Питались оседлые Ч. главным образом рыбой и оленьим мясом с приправой из кореньев - продуктов собирательства. Обыденным рыбным блюдом была юкола. Часть рыбы солили, квасили в ямах. Мясо употребляли в пищу в вареном, сушёном и вяленом виде. По праздникам пекли хлеб, пироги. Из напитков изготовляли брагу, в больших количествах пили чай. Пища кочевых Ч. была аналогична рациону оленных чукчей и коряков, основу к-рого составляло мясо оленя. В качестве возбуждающего и опьяняющего средства Ч., подобно чукчам и корякам, использовали мухомор.

Духовная культура и социальные отношения оседлых Ч. испытали значит, русское влияние. Религиозные воззрения связаны с православием. Отмечались церковные праздники, в домах имелись иконы и церковные книги. Свадьбы справлялись по русскому обычаю. Перед свадьбой в доме жениха устраивали мальчишник, а в доме невесты - девичник. Умерших хоронили по православным нормам, но в гроб мужчине клали табак, женщине - орудия для рукоделия. И у оседлых, и у кочевых Ч. был широко распространен охотничий фольклор, где совмещались действительные и фантастические сюжеты. До настоящего времени у марковцев сохраняются старинные русские былины, песни, сказки. Заимствованием у русских является и драматическая игра "Лодка", воспринятая Ч. от камчатских казаков в 19 в. и бытовавшая до недавнего времени в пос. Маркове. Сохранению и популяризации уникального фольклора Ч. способствовала организация в Маркове в 1930-х годах хора, который с 1967 стал называться "Марковские вечорки". В 1883 в Маркове, по просьбе жителей, была открыта первая на Чукотке церковно-приходская школа, учителем в к-рой был один из первых представителей чуванской интеллигенции Ф. Дьячков, написавший впоследствии интересную работу по истории и этнографии анадырского края.

Духовная культура кочевых Ч. сложилась под чукотским и корякским влиянием. Православием они затронуты очень мало. Отмечали сезонные праздники, связанные с оленеводческим хозяйств. циклом, сопровождаемые забоем оленей, жертвоприношениями и пр. Было развито шаманство. Были распространены антропоморфные и зооморфные фигурки из дерева, кожи, кости, камни для гадания, аналогичные корякским аняпелям. Традиц. верования сохраняются кочевыми Ч. до наст, времени.

Традиц. виды хозяйства Ч. в осн. сохраняются. Часть кочевых Ч. работают совместно с чукчами и эвенами в оленеводческих хозяйствах (Марковский" и др.), часть оседлых Ч. в хозяйствах занимаются ловом и переработкой рыбы. Собаководство практически исчезло. Мн. из марковцев заняты в животноводстве и огородничестве. В 1930-х гг. в Марковском районе была организована первая на Чукотке животноводческая ферма, с 1960-х гг. начало развиваться парниковое х-во.