РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ЭВЕНЫ


ЭВЕНЫ, эвен (самоназв.), о р о ч е л (самоназв. - букв. "оленные"), ламуты (устар. рус., вероятно, от якут. назв. Э. ломут, ломук, от эвенкийск. ламу - "море"). Числ. в Российской Федерации 17,2 тыс. чел. Населяют терр. Охотского побережья и прилегающих к нему р-нов верхне-колымского басе., а также р-н заливов Гижигинская и Пенжинская губа (Саркырырский, Усть-Янский, Оймяконский, Нижне-, Средне- и Верхне-Колымский, Томпонский, Момский, Аллаиховский и Верхоянский р-ны Якутии, 8,7 тыс. чел.; Охотский и Верхне-Буреинский р-ны Хабаровского кр., 1,9 тыс. чел.; в Чукотском авт. округе, 1,3 тыс. чел.; Ольский, Северо-Эвенский и Средне-Канский р-ны Магаданской обл., 3,8 тыс. чел.; Быстринский р-н и Корякский авт. округ Камчатской обл., 1,5 тыс. чел.).

Говорят на эвенском яз. Диалекты и говоры объединяются в вост., сред, и зап. группы. Верующие - православные. Происхождение Э., как и родств. им эвенков, связано с тунгусскими племенами, поглотившими в процессе расселения по сев.-вост. Якутии, Чукотке и Камчатке корякский и юкагирский элементы; Э. Якутии испытали сильное влияние якутов. К началу контактов с русскими (сер. 17 в.) Э. кочевали на Охотском побережье и к 3. от него - в отрогах Верхоянского хребта, басе. Колымы, Индигирки и Омолона. В 18 - 1-й пол. 19 вв. продвигаются в сев. часть Охотского побережья и на Камчатку.

Девушка.

Осн. традиц. занятие Э. - кочевое оленеводство. Эвенский олень отличался от чукотского и корякского боль- шим ростом, силой и выносливостью, так что за одного эвенского оленя чукчи и коряки отдавали двух своих. Олень использовался для верховой езды и под вьюк. На Камчатке и в пограничных с чукчами и коряками р-нах были известны заимствованные у них дугоко-пыльные нарты, в басе. Яны и Индигирки Э. заимствовали у якутов прямо-копыльные нарты. Была развита также охота на сев. оленя, лося, горного барана. Большое значение имела товарная пушная охота (гл. обр. белка). Охотились на лыжах (голицах - кайсар и подшитых - мэрэнгтэ) или верхом на оленях с ружьём и охотничьей собакой (на Камчатке ламутские собаки ценились очень высоко). Подсобное значение имело речное рыболовство - острогой, удой и др.

Э. на Охотском побережье (самоназв. мэнэ - "оседлые") вели полуоседлый образ жизни, занимались рыболовством в устьях рек и охотой на мор. зверя. Промышляли горбушу и кету острогой и сетями. Для охоты на мор. зверя осенью охотники объединялись по 4-5 чел., били тюленей у кромки льда палками или гарпунами, позже - ружьями; весной охотились на лодках, к-рые покупали у соседних народов, - как правило долбленках. До 18 в. был известен плавучий гарпун длиной до 30 м. Осн. транспортным средством у оседлых Э. была собачья упряжка - до 18 в. - змейкой (собаки привязывались поочередно с обеих сторон потяга); с 19 в. распространился заимствованный у русских вост.-сиб. тип упряжки цугом. Между оседлыми и кочевыми Э. шёл натуральный обмен - оленье мясо и шкура на нерпичью кожу.

Осн. тип традиц. жилища Э. - переносной цилиндро-конич. чум (дю), крытый шкурами, ровдугой, рыбьей кожей, берестой. Летнее охотничье жилище - конич. шалаш из жердей (чорама). Оседлые Э. жили в срубных прямоуг. жилищах (уран). До 18 в. были известны землянки (утан).

Традиц. одежда близка к эвенкийской - меховые натазники (хэрки) и верх, кафтаны (таты), выкроенные из целой шкуры со вставными клиньями на спинке. В отличие от эвенкийского кафтана, борта и подол обшивались мехом. Шов покрывали орнаментированной бисером полоской. Борта сходились только на груди, поэтому кафтан носился с нагрудником (нэл) с пришитым к нему передником до колен. Муж. нагрудники украшались на поясе радужной бахромой, жен. - в ниж. части вышивкой бисером и оленьим волосом, ровдужной бахромой с металлич. привесками - колокольчиками, бляшками, кольцами, монетами. Голов, убор - шапка из меховых, кожаных и ровдуж-ных полосок (белого, чёрного, жёлтого и охристого цвета), вышитых бисером и оленьим волосом. Зимняя обувь - торбаса - из камусов, украшалась полосками бисера или светлого меха. Традиц. муж. одежда вытесняется в лесных р-нах якутской, в тундровых - чукотской. Жен. одежда сохраняется более устойчиво. Традиц. пища - вареное и сушеное оленье мясо, дичь, у береговых - вареная или жареная рыба с тюленьим жиром. Одно из любимых кушаний - содержимое оленьего желудка в мороженом или сушёном виде с ягодами.

Летняя юрта.

До нач. 20 в. сохранялись патрилинейные роды, нек-рые из к-рых вели происхождение от коряков и юкагиров. Из-за дальних перекочевок роды были территориально разбросаны и дробились на подразделения, известные в офиц. документах по порядковым номерам. Во главе подразделения стоял выборный староста, представитель рода перед администрацией. В его функции входили сбор ясака, суд, получение из казны и распределение пороха. У части приморских групп Э. роды были утрачены. Развивалась социальная дифференциация, появлялись соц. слои: кэлмэнчи бай - "хозяин", кэльмэ - батрак, работник, бууч, джогри - "бедняк". Зависимые семейства включались в группу хозяина, часто принимали его имя. Кочевые, охотничьи и рыболовные угодья принадлежали группам семей из разных родов. Был распространён обычай, обязывающий охотника отдавать добычу соседу (нимат). Семья патриархальная, сыновья до женитьбы были в полной зависимости от отца. За невесту выплачивался калым (тори), превышавший приданое невесты в 2-3 раза. Встречалось многоженство, помолвки малолетних. Браки заключались через сватов. После уплаты калыма родственники привозили невесту к жениху, трижды объезжали с ней вокруг чума жениха, после чего она входила в чум, доставала свой котёл и варила оленье мясо. Приданое невесты развешивали вне чума для обозрения.

Первое время молодые жили с родителями мужа, затем устраивали свой чум. При рождении ребёнка ему выделяли часть стада, к-рая вместе с приплодом считалась его собственностью, для девушки - приданым. Традиц. верования - культы хозяев природы и стихий, шаманство. До распространения христианского погребального обряда умерших хоронили на свайных помостах, в гроб клали деревянную фигуру ворона (кор). С 19 в. хоронили в земле, над могилой ставили сруб с крестом, часто на кресте вырезали изображение птицы. У могилы складывали вещи покойного - седло, посуду, постель. Был распространен культ солнца, к-рому приносили в жертву оленей. Поводом для жертвоприношения обычно была болезнь кого-либо из членов общины, жертвоприношение совершалось всеми общинниками, мясо съедалось, шкура вешалась на шест. Оленя для жертвоприношения указывал шаман или выбирали с помощью гадания. Был распространен культ медведя. Охотник должен был поздороваться с убитым медведем и поблагодарить его за то, что он пришёл, мясо медведя съедалось коллективно, для чего устраивался праздник. Мясо головы и передней части туши считалось священным, его запрещалось есть женщинам. Кости медведя складывали в анатомическом порядке на свайном помосте. Иногда череп вешали на вершине лиственницы (чуки).

Фольклор включал сказки (немкан), былины о богатырях (тэлэнг), историч. предания, песни (икэ), загадки (нэну-кэн), поговорки. Выделяются сказки о животных, часть сюжетов к-рых сходна с эвенкийскими и корякскими. Распространены русские сказки (о царе Салтане, Царевне-лягушке и др.). Былины частично поются. Из муз. инструментов распространён варган, из танцев - круговой хоровод, сходный с эвенкийским. Прикладное искусство - жен. вышивки и аппликации (осн. мотив - полоски из мелкого геометрич. орнамента, встречаются также сложные криволинейные узоры, заимствованные у якутов), муж. резьба по дереву (оленьи сёдла, детские колыбели, шкатулки и др.), изготовление литых медных и латунных ажурных привесок к нагрудникам с изображениями животных и солярными символами, кузнечное ремесло (железо получали гл. обр. от якутов).

В 1930-х гг. была проведена коллективизация оленеводч. и рыболовецких х-в, часто совместно с чукчами, юкагирами, якутами и русскими, начался переход к оседлости, распространяются земледелие и животноводство. В 1931 создана письменность на осн. лат., с 1936 - на осн. рус. графики. Лит. яз. на осн. ольского говора. Появились про-фес. писатели и поэты (Н. С. Тарабукин, А. А. Черканов и др.), распространяется высш. образование. С кон. 1950-х гг. с укрупнением х-в усилилась миграция Э. в пром-сть и строительство, семьи Э. сселяются в крупные посёлки, дети воспитываются в интернатах, что вместе с ухудшением экологической обстановки в местах расселения Э.. снижением поголовья оленей, распространением алкоголизма, болезней и т. п. привело к резкому сокращению рождаемости и росту смертности.