РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ЭТНОГРАФИЯ РОССИИ

ЯКУТЫ


ЯКУТЫ (от эвенкийск. якольцы), саха (самоназв.). Числ. в Рос. Федерации 380,2 тыс. чел., коренное нас. Якутии (365,2 тыс. чел.). Осн. группы Я. - амгинско-ленские (между Леной, ниж. Алданом и Амгой, а также на прилегающем левобережье Лены), вилюйские (в басе. Вилюя), олёкминские (в басе. Олёкмы), северные (в тундровой зоне басе. pp. Анабар, Оленек, Колыма, Яна, Индигирка). Говорят на якутском яз., имеющем группы говоров: центральную, вилюйскую, сев.-зап., таймырскую. Верующие - православные.

Традиц. культура Я. с её чертами, характерными для нас. степного Ю. Сибири, языковые и антропологич. данные, этногенетич. предания говорят о сложном и гетерогенном происхождении Я. В их состав вошли как тунгусское нас. таёжной Сибири, так и пришлый из Прибайкалья тюрко-монг. (бурятский) элемент, постепенно проникавший в ср. Приленье и ассимилировавший местное нас.

Якутка

К нач. контактов с русскими (1620-е гг.) Я. жили в амгинско-ленском междуречье, на Вилюе, отд. группами в устье Олёкмы и на верх. Яне, делились на 35-40 экзогамных "племён" (дьон, аймах, рус. "волости"), крупнейшие - кангаласцы и намцы на левобережье Лены, мегинцы, борогонцы, бетунцы, батурусцы - между Леной и Амгой, насчитывавшие по 2-5 тыс. чел. Племена часто враждовали между собой. Межплеменные распри и тяжёлое ясачное обложение побуждали Я. расселяться по окраинам края, гл. обр. на С.-З. и С.-В. Племена делились на более мелкие родовые группы - "отцовские роды" (ага-ууса) и более мелкие "материнские роды" (ийэ-ууса), т. е., по-видимому, восходящие к разным жёнам прародителя. Существовал обычай кровной мести, обычно заменявшейся выкупом, коллективной рыбной ловли (на С. - ловли гусей), гостеприимства, обмена подарками (бэлэх). Выделилась воен. аристократия - тойоны, владевшие рабами (кулут, бркан), по 1-3, редко до 20 чел. в семье. Рабы имели семью, часто жили в отдел, юртах, мужчины часто служили в военной дружине тойона. Существовали др. виды зависимости, напр. обычай отдавать бедным скот на выпас (хасаас), на прокорм на зиму (уостур), кумаланство - передача обнищавших семей, сирот и т. п. на иждивение богатому сородичу, торговля детьми (особенно в Олёкминском окр., принявшая форму регулярного промысла), позднее - найм работников (хам-начыт).

Появились профес. торговцы - т. н. городчики (т. е. люди, ездившие в город). Охотничьи, пастбищные угодья, сенокосы и др. были в осн. в общинной собственности. Рус. администрация стремилась затормозить развитие частной собственности на землю. В 1820 была введена т. н. классная система распределения земли по наделам в зависимости от принадлежности общинника к одному из 4 классов; единицей измерения земли считалось "остожье" (кю-рюё) - участок, с к-рого накашивался стог сена. К 1917 55% удобной земли находилось во владении крупных х-в. При рус. управлении Я. делились на "роды" (ангаууса), управлявшиеся выборными "князьцами" (кинээс) и объединявшиеся в наслеги. Во главе наслега стоял выборный "большой князь" (улахан кинээс) и "родовое управление" из родовых старшин. Общинники собирались на родовые и наслежные сходы (муннях). Наслеги объединялись в улусы во главе с выборным улусным головой и "инородной управой". Эти объединения восходили к др. племенам: Мегинский, Борогонский, Батурусский, Намский, Зап.- и Вост.-Кангаласский улусы, Бетюнские, Батулинские, Оспецкие наслеги и др.

Традиционное зимнее жилище.

Традиц. культура наиболее полно представлена амгинско-ленскими и вилюйскими Я. Сев. Я. близки по культуре эвенкам и юкагирам, олёкминские сильно аккультурированы русскими. Осн. традиц. занятие - коневодство (в рус. документах 17 в. Я. назывались "конными людьми") и разведение кр. рог. скота. За лошадьми ухаживали мужчины, за рог. скотом - женщины. На С. разводили оленей. Скот держали летом на подножном корму, зимой в хлевах (хотонах). Сенокошение было известно до прихода русских. Косили косой-горбушей, затем заимствовали у русских косу-литовку. ЯКУТ, скот отличался выносливостью, но был малопродуктивен, доился только летом. Было развито также рыболовство - неводами из конского волоса, сетями, сачками, вершами и др. Ловили рыбу в осн. летом, но также зимой в проруби; осенью устраивалась коллективная неводьба с разделом добычи между всеми участниками. Для бедняков, не имевших скота, рыболовство было осн. занятием (в документах 17 в. термин "рыболов" - балыксыт - употребляется в значении "бедняк"), на нём специализировались также нек-рые племена - т. н. "пешие Я." - осекуи, онтулы, кокуи, кирикийцы, кыргыдайцы. орготы и др.

Охота была особенно распространена на С., составляя здесь осн. источник пропитания (песец, заяц, сев. олень, лось, птица). В тайге к приходу русских была известна как мясная, так и пушная охота (медведь, лось, белка, лисица, заяц, птица и др.), в дальнейшем из-за снижения числ. зверей, её значение упало. Характерны специфич. приёмы охоты: с быком (охотник подкрадывается к добыче, прячась за быка, к-рого гонит за собой), конная гоньба зверя по следу, иногда с собаками. Охотничье оружие - лук со стрелами, копье, ловушки; с 17 в. распространилось огнестрельное оружие. Существовало собирательство - сбор сосновой и лиственничной заболони (внутр. слой коры), заготавливавшейся на зиму в сушёном виде, кореньев (сарана, чекана и др.), зелени (дикий лук, хрен, щавель), в меньшей степени - ягод (из ягод не употреблялась малина, считавшаяся нечистой).

Традиционное летнее жилище.

Земледелие (ячмень, в меньшей степени пшеница) было заимствовано у русских в кон. 17 в., до сер. 19 в. было развито очень слабо; его распространению (особенно в Олёкминском окр.) способствовали рус. ссыльные поселенцы. Была развита кустарная обработка дерева, бересты, меха, кожи; из кожи делали разнообразную посуду, из конских и коровьих шкур, сшитых в шахматном порядке - коврики, из заячьего меха - одеяла и др.; из конского волоса ссучивали руками шнуры, плели, вышивали. Прядение, ткачество и валяние войлока отсутствовали. Сохранилось произ-во лепной керамики, выделявшей Я. среди др. народов Сибири, Был развит кузнечный промысел, имевший товарное значение. Жел. руду добывали по pp. Ботома, Амга, Сола и др. Выплавляли железо в сыродутных горнах. С нач. 20 в. развита ковка из покупного железа. Была распространена плавка и чеканка серебра (его частично переплавляли из рус. монет), меди и др. В 19 в. распространилась резьба по мамонтовой кости.

Передвигались в осн. верхом, грузы перевозили вьюком. Были известны лыжи, подбитые конским камусом, сани (силис сыарга - с полозьями из дерева с корневищем, имевшими естеств. кривизну; позднее - сани типа рус. дро-вен), запряжённые обычно в быков, на С. - оленьи прямокопыльные нарты; типы лодок общие с эвенками - берестяная (тыы) или плоскодонная из досок; парусные суда-карбасы заимствованы у русских.

Зимние поселения располагались вблизи покосов, состояли из 1-3 юрт, летние - у пастбищ, насчитывали до 10 юрт. Юрта (дьиэ) имела наклонные стены из стоячих тонких брёвен или жердей на прямоуг. бревенчатом каркасе и низкую двускатную крышу. Стены обмазывались снаружи глиной с навозом, крыша поверх бревенчатого настила устилалась корой и посыпалась землёй. Пол был земляной, у богатых - часто дощатый. Дом ставился по сторонам света, вход устраивался в вост. стороне, окна - в юж. и зап., крыша была ориентирована с С. на Ю. Справа от входа, в сев.-вост. углу, устраивался очаг (осох) - цилиндрич. труба из жердей, обмазанных глиной, над глин, площадкой, в ниж. ее части было отверстие - устье печи, верх, выходила через крышу наружу. Зимой осох топился постоянно, он хорошо согревал и вентилировал жилище, но брал много топлива. Вдоль стен устраивались дощатые нары (орон). Наиболее почётной считалась нара, идущая от середины юж. стены к зап. углу (биллирик). Вместе с примыкавшей к ней частью зап. нары (бастын унга орон) она образовывала почётный угол юрты. Далее к С. находилось хозяйское место (кэтэнгэриин). Нары слева от входа предназначались для муж. молодёжи, работников, непочётных гостей-мужчин, справа, у очага - для женщин. В переднем углу ставился круглый или прямоуг. стол (остуол) и табуреты (олохмас). В состав обстановки входили также сундуки, ящики.

С сев. стороны к юрте пристраивался хлев (хотон), имевший ту же конструкцию, что и юрта, часто под одной с ней крышей, отделённый от жилья тонкой перегородкой; дверь в него из юрты находилась позади очага. Перед входом в юрту устраивался навес или сени (ча-ампы, кююлэ). Юрта была окружена невысокой насыпью, часто с заборчиком. У дома ставилась коновязь, часто украшенная резьбой. Усадьба обносилась изгородью из жердей без ворот (для въезда в одном месте жерди вынимались, пешеходы просто перешагивали через них).

Летние юрты мало отличались от зимних. Вместо хотона поодаль ставился хлев для телят (титик), навесы и др. До кон. 19 в. встречалась конич. постройка из жердей, покрытых берёстой (ураса). Её каркас состоял из 4-х больших вертикальных жердей и верх, квадратной рамы. Берёста плотно сшивалась в два слоя. На С. такое жилище сохранялось дольше, вместо берёсты покрывалось дёрном (калыман, холуман). С 18 в. известны также в качестве жилища 6-8-угольные срубные юрты с пирамидальной крышей. Со 2-й пол. 18 в. распространились рус. избы, а также различ. смешанные типы жилищ. До 19 в. встречались башни-амбары, принадлежавшие тойонам. В 17 в. упоминаются якут, укрепления-острожки.

Традиц. муж. и жен. одежда - короткие кожан. штаны-натазники (сыалдьыйа), меховой набрюшник, кожан, ноговицы, однобортный кафтан (сон), зимой меховой, летом - из конской или коровьей шкуры шерстью внутрь, у богатых - из ткани, клешёный, шившийся из 4 клиньев с добавочными клиньями у пояса и широкими собранными у плечей рукавами; тканевая рубаха с отложным воротником (ырбахы) появилась позднее, видимо, под рус. влиянием. Мужчины подпоясывались кожан, поясом с ножом и огнивом, у богатых - с серебряными и медными чеканными бляшками. Зимой надевали воротник из беличьих хвостов, прикрывавший ниж. часть лица (моойтурук). Был распространён праздничный жен. меховой длинный кафтан (сангыйах), ценившийся очень дорого и передававшийся по наследству, преимущественно в тойонских семьях; характерна нарядная женская меховая шапка с высоким плоским суконным верхом с нашитыми на него круглой серебряной бляхой (туосахта) и др. украшениями и удлинённой затылочной частью из дорогого меха. Обувь - зимние высокие сапоги из оленьих или конских шкур шерстью наружу (этэрбэс), летние сапоги из мягкой кожи (саары) с голенищем, покрытым сукном, у женщин - с аппликацией, длинные меховые чулки (кээнче). Богатый жен. костюм украшался вышивкой, аппликацией, серебряными украшениями: нагрудные цепочки (кыльдьыы), серьги (ытарнга), браслеты (бэнгэх), перстни (бихилэх).

Осн. пища - молочная, особенно летом: из кобыльего молока - кумыс, из коровьего - простокваша (суорат, сора), сливки (кюэрчэх), масло; масло пили растопленным или с кумысом; суорат заготавливали на зиму в виде тара - замораживая в больших берестяных чанах с добавлением ягод, кореньев, костей и др.; из него с прибавлением воды, муки, кореньев, сосновой заболони и др. приготавливалась похлёбка (бутугас). Рыбная пища играла гл. роль для бедняков и в сев. р-нах, где не было скота; рыбу ели сырой, варёной, жареной, замораживали и заквашивали на зиму в ямах (сыма). Мясо употреблялось в осн. богатыми; его варили, жарили, туши замораживали на зиму. Особенно ценилась конина. В 19 в. входит в употребление ячменная мука: из неё делали пресные лепёшки, оладьи, похлёбку-саламаат. В Олёкминском окр. были известны овощи.

Семья малая (кэргэн, ыал). До 19 в. сохранилось многоженство, причем жёны часто жили раздельно и вели каждая свое хозяйство. Браку предшествовало сватовство (с пережитками экзогамии: невесту старались выбирать в др. наслеге и даже улусе), уплата калыма (халыым, сулуу). Калым состоял обычно из скота, часть его (курум) предназначалась для свадебного пира. В сборе калыма принимала участие родня жениха, в распределении его - родня невесты. Жених получал за невестой приданое, по ценности составлявшее ок. половины калыма - частично скотом, но в осн. предметами одежды и утвари. Свадьба сопровождалась играми и плясками молодёжи.

Православие распространилось в 18-19 вв. Христианский культ - посещение церквей, ношение крестов (в т. ч. женщинами - больших нагрудных серебряных крестов), иконы в переднем углу юрты и др. - сочетался с верой в духов разных категорий: добрые духи айы, вредоносные абасы, духи умерших шаманов и умерших преждевременной или насильств. смертью (юёр), духи-хозяева (иччи) и др. Сохранились элементы тотемизма: род имел животного-покровителя, к-рого запрещалось убивать, называть по имени и др. Мир состоял из неск. ярусов, главой верхнего считался Юрюнг айы тойон, нижнего - Ала буурай тойон и др. Важным был культ женского божества плодородия Айыысыт. Духам, живущим в верх, мире, приносили в жертву лошадей, в нижнем - коров. Гл. праздник - весенне-летний кумысный праздник (ысыах), сопровождавшийся возлияниями кумыса из больших деревянных кубков (чороон), играми, спортивными состязаниями и др.; им управляли "белые шаманы" (айыы-ойууна). Шаманы - мужчины (ойуун) и женщины (уданган) - часто происходили из одной и той же семьи. Каждый шаман имел духа-покровителя (эмэгэт), изображение к-рого в виде медной бляхи нашивалось на груди, животного-двойника (ийэ-кыыл, "мать-зверь") и др. Шаманские бубны (дюнгюр) - овальные, широкообод-ные - близки к эвенкийским.

В фольклоре был развит богатырский эпос (олонхо), исполнявшийся особыми сказителями (олонхосут) речитативом при большом стечении народа; историч. предания - былырги сэсэннэр ("старинные рассказы") и ёбюгэ сэсэннэр ("рассказы предков"), в т. ч. о прародителях Я. Омохое и Эллее, приплывших с Ю. по Лене; сказки (кэпсэн, остуоруйя - от рус. "история"), особенно сказки о животных; пословицы (ее хосооно), загадки (таабрын); песни. Я. имели два типа пения - высокое торжеств, (дьиэрэтии ырыа) с фальцетными призвуками (кылысах), создающими эффект двухголосия; им исполняются муз. фрагменты олонхо, обращения к духам-покровителям, алгысы (славления, благопожелания), песенные импровизации по поводу (тоюки); обычным пением (дэгэрэн ырыа) исполнялись любовные (девичьи и юношеские), плясовые, шуточные и др. песни, запевы кругового танца осуохай и др. Особые виды пения были связаны с шаманством (ойуун кутуруута, уданган ырыата), кликушеством и др. Традиц. муз. инструменты - варган (хомус), скрипка (кырыымпа), ударные. Из танцев распространены хороводный осуохай, известный в разных вариантах (хайгатар, олёкминский осуохай и др.), игровые танцы - атах-тэпсии, дьи-эрэнгкэй, кулун-кулурусу и др.

Были развиты художеств, резьба по дереву и мамонтовой кости, раскраска дерева ольховым отваром, чеканка по меди, серебру и золоту, чернение серебра, плетение из конского волоса, обработка кожи, меха, вышивка, аппликация и др. Орнамент в осн. геометрический, в чеканке, тиснении по бересте - симме-трич. завитки, пальметты, меандры; характерен двурогий мотив, помещавшийся на чепраках. Преобл. цвета - чёрный, красный, жёлтый, синий.

Сбор и изучение якут, фольклора в 19 - нач. 20 вв. силами учёных-энтузиастов, миссионеров и политич. ссыльных создал предпосылки для создания пись менности. Якутский уроженец Уваровский записал рус. буквами неск. якут, текстов, по к-рым О. Н. Бётлинг издал первый анализ якут. яз. ("О языке якутов", 1848). В 1858 по инициативе учёного и миссионера И. Е. Вениаминова была издана священником Дм. Хитровым первая "Краткая грамматика якутского языка". Во 2-й пол. 19 - нач. 20 вв. издавались церковные книги, записи фольклора ("Верхоянский сборник" И. А. Худякова, изд. 1890, "Образцы народной литературы якутот", т. 1-3, 1907-18, и "Словарь якутского языка", т. 1-3, 1907-30, Э. К. Пекарского). В нач. 20 в. появляется публицистика на якут, яз.: газеты "Саха Дойдута" ("Якутский край", 1907-08), "Саха Олого" ("Якутия"), журнал "Саха Сангата" ("Якутская мысль", 1912-13). Школьное обучение велось с 18 в. на рус. яз. В начале 20 в. формируется интеллигенция - поэт, фольклорист и языковед А. Е. Кулаковский (1877-1926), писатели А. Софронов (1886-1929), Н. Неустроев (1895-1929). Мн. представители первого поколения якут, лит-ры вышли из среды сказителей-олонхосутов - П. Ойу некий (1893-1939), Кюннюк Урастыров (В. Новиков, р. 1907), Эрилик Эристин (С. Яковлев, 1892-1942), С. Зверев (1891-1973). Книги Эрилика Эристина, Н. Мординова (Амыа Аччыгыйа, р. 1906), Кюннюк Урастырова, А. Кудрина-Абагинского (1907-60), Баал Хабырыыса (Г. Вешникова. 1918-69) и др. переведены на рус. яз.

В 1922 была создана Якут. АССР (с 1990 - Саха Республика, Якутия), здесь растут города, развивается пром-сть, земледелие, в 1930-40-х гг. были проведены коллективизация и поселение Я. в новых посёлках. Возникает сеть ср. и высших учебных заведений (в т. ч. Якут, университет в 1956), науч. учреждения (Ин-т языка, литературы и истории в 1935; Якут, филиал АН СССР в 1957 и др.), музеи (Якут. респ. краеведческий, Якут. респ. музей изобразит, иск-ва, краеведч. муз. в Вилюе, Олёкме, с. Чурапча, пос. Зырянка, Таттинский краеведч. музей в с. Ытык-Кель и др.). На якут. яз. выходят газета "Кыым" ("Искра", с 1923), журнал "Чолбон" ("Полярная звезда", с 1956) и др., ведутся телепередачи.

Якут, песни впервые записаны в 1847 А. Ф. Миддендорфом; в 20 в. их собирали А. В. Скрябин ("Ноты якутских песен", 1927), Ф. Г. Корнилов ("Сборник якутских песен", 1936) и др. Изучением якут, музыки занимались Г. А. Григорян, С. А. Кондратьев, Н. И. Пейко, М. Н. Жирков и др. В 1917 Скрябиным создан любительский хор. В 1921 в Якутске создана муз. студия, в 1925 - якут, театральная труппа (с 1926 - Якут. нац. театр, с 1948 - муз.-драм. театр, в 1971 из него выделился муз. театр). Якут. муз. мотивы использованы в произв. рус. композиторов Г. А. Григоряна, Г. И. Литинского, Н. И. Пейко, Г. С. Гамбурга, Д. Ф. Салимана-Владимирова и др. Основателем проф. якут, музыки стал М. Н. Жирков.