РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

меню раздела

Территория и государственное устройство
Природа
Население
Культура
Экономика
Регионы
Россия и мир



дополнительно

КОМУ ПРИНАДЛЕЖИТ ЗЕМЛЯ В РОССИИ
Охота — типичное занятие для многих сельских жителей Сибири. Охотник в Бурятии.
Сельский мастер, делаюший сани. Деревня Кеврола на берегу Белого моря.
Сельскохозяйственные работы в Курской области.
Жительница деревни Кеврола за ткацким станком.
Сельский мастер делает «полотухи».
Рынок в Липецке. Крестьяне продают плоды своего труда.
Туесок из бересты. Вологодская губерния. XIX в.
Изготовление кувшинов на гончарном круге.
Посёлок газовиков на Крайнем Севере.
Ненеикое стойбише на полуострове Ямал.
Крупное село в Центральном Черноземье.
Аул Кахиб в Дагестане.
Погибающая деревня в Российском Нечерноземье.
Деревня в Татарии.




Warning: include() [function.include]: http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_include=0 in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/168.html on line 90

Warning: include(http://www.russiafederation.ru/fraz/index.php) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/168.html on line 90

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.russiafederation.ru/fraz/index.php' for inclusion (include_path='.:') in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/168.html on line 90


Крупнейший сайт знакомств, более 2 000 000 пользоватей.


НАСЕЛЕНИЕ РОССИИ

РАССЕЛЕНИЕ. ГОРОДА И ДЕРЕВНИ

СЕЛЬСКАЯ РОССИЯ

Что такое сельская местность? Казалось бы, ответ прост: всё то, что не город. Но в жизни грань между селом и городом очень расплывчата. Окраины небольшого городка, с деревянными домиками и палисадниками, почти не отличаются от деревни, зато массивы пятиэтажек в центре крупного села выглядят, как московские Черёмушки. А пригороды крупных городов с коттеджами-замками - это городская или сельская Россия?

Главное отличие города от села, как считают многие современные учёные, в том, что большинство городов вырастает на торговле и обмене, на крупном производстве, на управлении районами и странами - в общем, на внешних связях. А деревня может прожить сама по себе, за счёт ближайших угодий - полей, лесов, лугов. Именно это определяет типично сельские приметы ландшафта, образ жизни, занятия и взгляды людей. Города - это очаги зарождения и распространения нового, а сельская местность хранит традиции, она консервативнее.

Есть и формальные различия между городом и селом, закреплённые в законах. В России селение, где проживает более 12 тыс. человек, может иметь статус города. Но бывают и города поменьше, и деревни побольше. В Краснодарском крае много станиц с 20-30-тысячным населением. Самое большое сельское поселение в России - село Шпаковское близ Ставрополя: в нём живёт 50 тыс. человек. Однако важно не сколько людей, а то, чем они заняты. Главное для сельчан - тесная связь с землёй (с земледелием и животноводством).

И всё же понятия "село" и "сельское хозяйство" различаются. В России много сёл, где люди работают вне сельского хозяйства. Больше всего их на востоке и севере нашей страны. В суровых условиях этих районов жители сельской местности главным образом обслуживают железные дороги, речной транспорт, ловят рыбу, охотятся и валят лес.

В центральных и южных районах России на селе трудятся не только земледельцы. Очень уважаемым всегда было ремесло кузнеца, место которого заняли сейчас разнообразные ремонтные мастерские. Нередко в сёлах есть заводы или отдельные цеха, перерабатывающие сельскохозяйственную продукцию, кожевенные, ткацкие, деревообрабатывающие. А где промышленные предприятия или крупные птицефабрики, там обычно и пятиэтажки для рабочих. Всё вместе внешне похоже на город, но тем не менее это не город, а село.

Между типичным городом и типичной деревней существует множество переходных форм. В старой России это были посады, слободы и др. Сейчас - посёлки городского типа, где жители заняты "несельскими" делами: работают в промышленности, на транспорте.

Сельские поселения очень разные. Выделяют несколько их основных типов: районный центр (где расположены организации, управляющие жизнью района), село (как правило, большое, с церковью, школой, магазинами; своеобразный узел местных связей), деревня (поменьше и обычно без церкви), хутор (один или несколько домов вдали от сёл и деревень).

СТАРАЯ, КРЕСТЬЯНСКАЯ РОССИЯ

Современная Россия - городская страна. В сельской местности живёт около 1/4 населения. Массовое переселение людей из деревни в город началось после Второй мировой войны, и происходило оно очень быстро. Ведь ещё в начале XX в. 85 % населения было сельским. Россия являлась типично крестьянской страной. Для понимания её современных особенностей нужно представлять, каким было село раньше и что с ним стало.

Сельская местность в XX в. была перенаселена, особенно в Центральном и Центральночернозёмном районах. Примерно 1/3 населения составляли "лишние руки". Главной заботой крестьянской семьи было найти занятие и повысить общий доход, а сколько выработает каждый - не так уж важно. Поэтому в деревне медленно внедрялись машины, которые вытесняли людей и усиливали безработицу, особенно зимой, когда работы и так немного. Производительность труда была очень невысокой - урожайность хлебов в два-три раза ниже, чем в Европе. По доходам русский крестьянин уступал западноевропейскому в два - пять раз.

До 1861 г. крепостные крестьяне составляли 1/3 всех жителей России и были объединены в общины. После отмены крепостного права именно общины помогали крестьянам выкупать земли и владели ими. Они состояли из одной или нескольких деревень и управлялись сельским сходом и старостой. В среднем каждые шесть лет община проводила уравнительные переделы земли - по числу рук в хозяйстве или "по едокам". Существовала круговая порука: община отвечала за каждого своего члена при уплате налогов, арендной платы, выполнении воинских и иных государственных повинностей; вмешивалась также в права наследства. Была даже личная зависимость: крестьянский "мир" (по существу, старики) решал, дать или не дать паспорт отходнику - крестьянину, который временно или постоянно хотел работать в городе. Община не допускала резкого обеднения крестьян, однако сильно тормозила личную инициативу и хозяйственный интерес. Крестьянин мог выкупить свой надел. Но даже если деревня состояла из таких частных владений, общинное управление сохранялось.

Так в течение столетия в общине развивался особый крестьянский взгляд на мир. Согласно исследованиям учёных-социологов, для него характерны верность традициям и настороженное отношение к переменам, расчёт на помощь общества и боязнь личной инициативы, желание всеобщего равенства ("будь как все, не высовывайся"). Это мировоззрение видоизменилось, но не исчезло и даже "переселилось" в города, ведь родители или деды-прадеды огромного большинства современных горожан - бывшие крестьяне.

КОЛХОЗНАЯ ДЕРЕВНЯ И ЛИЧНОЕ ПОДВОРЬЕ

После Октября 1917 г., а особенно в 30-е гг., в России стали организовывать колхозы (коллективные хозяйства, в которых земля принадлежала государству, но отдавалась крестьянам в "вечное и бесплатное пользование"). Стремясь разрушить патриархальный крестьянский быт, колхозы во многом следовали прежним общинным принципам (прежде всего сохранялась личная зависимость - колхозники долго не имели паспортов и не могли без разрешения покинуть деревню). Более того, колхозы не только распоряжались землёй - крестьяне были обязаны сдавать в общее пользование инвентарь, скот, а порой даже птицу.

Колхозы в российской деревне насаждались насильно. У богатых "кулацких" семей, да и у многих "середняков" - тех, кто смог чего-то добиться своим трудом, - власти отбирали дома и всё имущество, хозяев высылали, а иногда и расстреливали. В результате начался упадок сельского хозяйства, и страшный голод охватил многие области страны. Лишь в 1940 г., через десять с лишним лет после начала массового создания колхозов, страна достигла урожайности 1913 г., хотя она всё равно была ниже, чем в странах Восточной Европы.

Кроме колхозов создавались и совхозы (советские хозяйства), которые считались государственными предприятиями, а их работники - государственными рабочими. На деле разница между колхозами и совхозами была незначительной. Доля совхозов всё время росла, в 80-х гг. они занимали более половины сельскохозяйственных земель.

Колхозно-совхозный контроль за жизнью и трудом работников требовал концентрации самих крестьян. Их стали переселять из дальних деревень и хуторов поближе к центральным усадьбам. Так начала пустеть прежде перенаселённая сельская глубинка, а часть плодородных земель оказалась заброшена.

Сельская Россия стала совсем иной. У крестьян к 60-м гг. XX в. оставалось лишь 2 % земель (в основном огороды) - 98 % принадлежало колхозам или совхозам. Они становились крупнее, получали больше тракторов, комбайнов и других машин и постепенно увеличивали производство сельскохозяйственной продукции. Но, несмотря на большую помощь государства, в 80-х гг. 2/3 общественных хозяйств были убыточными: они производили меньше, чем тратили, и жили за счёт постоянных кредитов и дотаций - денежной помощи государства.

Как это всё сказалось на людях? Они стали наёмными работниками, не очень заинтересованными в конечном результате своего труда. Если, например, один американский фермер выращивает столько продукции, что её хватает на 74 соотечественника и 27 иностранцев, то российский крестьянин - от силы на 8- 15 человек. Средний надой молока от одной коровы в тех же Соединённых Штатах составляет 7-11 т в год, в России в личном подсобном хозяйстве и у фермеров - 5-6, а в колхозах только 2-3. В результате США, где в сельском хозяйстве занято всего 2 % работающего населения, продают аграрную продукцию, а Россия вот уже 30 лет её покупает.

Это не значит, что русские крестьяне ленивы и мало работают. Специфика колхозной России - соседство приусадебных личных хозяйств с крупным коллективным. Сельские жители постоянно ставили и ставят трудовые рекорды - если не на колхозных полях, то на собственных крошечных наделах, расположенных чаще всего рядом с домом. Со своих 10-15 соток они собирают столько продукции, что хватает всей семье и ещё остаётся для продажи на городских рынках. В 90-х гг., когда из-за экономического кризиса производство в коллективных хозяйствах сократилось более чем вдвое, роль подворий резко возросла. К середине 90-х гг. население выращивало на них большую часть картофеля (свыше 80 %), 2/3 овощей, производило около половины мяса и молока. В целом личные участки давали около 40% всей сельскохозяйственной продукции России. Кто хочет, может обрабатывать не 15 соток, а несколько гектаров. Те, кто официально оформил собственное сельскохозяйственное предприятие, называются фермерами (от англ, farmer). Их число к середине 90-х гг. достигло 280 тыс., средний размер участка - около 40 га. Фермеры занимают 6 % сельскохозяйственных земель и дают примерно 4% сельскохозяйственной продукции.

Почему же крестьяне не хотят быть фермерами, почему несут эту двойную ношу: работу в колхозе, за которую едва платят, и на своём подворье? Потому, что колхоз для них та же община: за ним надёжнее и спокойнее, чем в одиночку. Он поможет прокормить корову, вспашет делянку, продаст подешевле удобрения и продукты. Но и личное хозяйство крестьян "работает" на колхоз - через него можно сбыть своё молоко, мясо и т. п. В общем, за долгие годы сложилось своеобразной единство общественного и личного хозяйств, которые не могут обойтись одно без другого.

Работа и на колхоз, и на своё хозяйство определяет весь стиль жизни крестьян, в чём-то похожий на старинную барщину. Встать надо порой в 4-5 часов утра, чтобы до работы успеть накормить скотину и подоить коров; вечером дотемна нужно работать в огороде, ухаживать за животными, за жильём и постройками. Много времени и сил занимает заготовка сена, которое часто косят такими же косами, что и 100 лет назад. Летом небольшие стада частных коров крестьяне пасут по очереди или нанимают пастуха. А что делать долгими российскими зимами, когда поля укрыты снегом и сельскохозяйственной работы немного? Особенно остро эта проблема стоит в малых деревнях, где нет даже клуба. Поэтому не только тяжёлая работа, но и скука гонит молодёжь в города. В старину крестьяне коротали зиму, изготовляя посуду, мебель, плетя кружева, прядя шерсть. Многие российские художественные промыслы известны на весь мир: вологодские кружева, городецкая резьба по дереву, хохломская роспись...

Раньше, ещё в начале XX в., крестьяне занимались отходничеством - уходили подрабатывать в города. Обычно они это делали зимой, как, например, ткачи московских и санкт-петербургских мануфактур, которые летом возвращались в родные деревни. Но многие оставались в городе на долгие годы. Больше всего отходников было в центральных промышленных губерниях, где крестьяне сильнее испытывали тягу к городу, быстрее привыкали к нему. Многие современные сельские жители ежедневно ездят на работу в ближайшие города, пополняя ряды так называемых маятниковых мигрантов. Их доля особенно велика в пригородных зонах.

Так что же произошло с российским крестьянином за 70 лет колхозного строя? В коллективном хозяйстве он превратился в наёмного работника, а на собственном участке остаётся хозяином, кормящимся за счёт своей земли и скотины.

Понятия "сельское население" и "сельское хозяйство" в России ближе друг к другу, чем на Западе. Например, в США в сельском хозяйстве занято только 7 % сельского населения; большинство работает в других отраслях. У них и огорода нет - лужайка у дома, пара клумб. А в сельской России более половины работоспособного населения занято в коллективных хозяйствах. К ним можно добавить и всех других деревенских жителей, работающих на своих приусадебных участках. Получается, что с землёй тесно связано едва ли не всё село, даже если у него несельскохозяйственный профиль.

ТАКАЯ РАЗНАЯ ДЕРЕВНЯ

Колхозно-совхозный строй был в Советском Союзе везде. Но Россия велика, и её сельские ландшафты сильно различаются на севере и юге, на западе и востоке, в пригороде и глубинке. Прежде всего сказываются природные условия, главным образом плодородие земель, от которых сельская местность зависит больше городской.

Это видно по плотности сельского населения, размеру и размещению селений. Наиболее наглядны зональные изменения. На Севере или в отдалённых районах Сибири на 1 км2 приходится в среднем один человек, а чаще и одного нет - от села до села сотни километров. Жители занимаются охотой и рыболовством, пастбищным оленеводством. Здесь много мелких деревень, но есть и крупные сёла. Вместе с полями и лугами они жмутся к долинам рек, составляя как бы цепочки поселений-островков.

Южнее, в лесных районах центра Европейской России, плотность повышается до 4-10 человек на 1 км2, а лесов, пашни и пастбищных угодий примерно поровну. Это полоса самых мелких поселений, разбросанных повсюду среди лесов и полей. В некоторых из них осталось до 10 человек (да и те обычно старики), а крупных сёл всего 1 %.

Чем дальше к югу, тем больше пашни и крупнее сёла. В чернозёмной лесостепи и степи, где распахано 60-80 % территории, плотность сельских жителей увеличивается до 10-18 человек на 1 км2. На карте поселения кажутся плотными гирляндами вдоль рек, при этом в крупных населённых пунктах (более 1 тыс. человек) живет 40% всех сельчан. На равнинах Северного Кавказа, и особенно в благодатном Краснодарском крае, сельское население уплотняется до 25 человек на 1 км2, причём почти половина его живёт в сёлах-гигантах (от 5 до 20 тыс. человек).

Заметно различаются горные сёла. В предгорьях и долинах они крупнее, у жителей разные занятия, включая, конечно, земледелие; в горах поселения мельче, чаще всего животноводческие. Однако многие из них знамениты своими промыслами. В Дагестане у жителей чуть ли не каждого горного аула своя древняя профессия - горшечники, сапожники, оружейники, ювелиры... На весь мир прославили серебряных дел мастера маленький, сказочно красивый аул Кубачи.

Особый тип сельских поселений - это агрогорода. Многоэтажные дома с водопроводом, газом и канализацией должны были ликвидировать недостаток удобств и услуг хотя бы в крупных сёлах (в каждой деревне - слишком дорого). Однако "сельские Черёмушки" тут же обросли личными огородами с неизбежными сараями - без них крестьяне прожить не могли. Города из деревни не получилось, и в 80-х гг. XX в. стала воплощаться новая идея - серийная застройка сёл коттеджами: одинаковыми, часто одноэтажными домами с необходимыми удобствами и вспомогательными постройками - сараями, гаражами и др. Получалось скучновато, но всё-таки удобнее.

Вот такая она разная, сельская Россия. Многотысячная казачья станица среди бескрайних полей, с каменными домами, асфальтом на главных улицах, несколькими школами, магазинами и даже гостиницей - и полузабытая лесная деревушка, где в покосившихся избах обитают две-три старушки, которым изредка привозят хлеб и другие продукты. Характер расселения во многом определяет условия жизни. Чем крупнее и доступнее для транспорта село, тем больше в нём разных учреждений и предприятий. Поэтому его жителям есть чем заняться помимо сельского хозяйства. Это удерживает людей. Из деревень, отрезанных от мира бездорожьем, они уезжают.

БЕГСТВО ИЗ СЕЛА

Сельское население сокращалось в годы коллективизации и во время Второй мировой войны. Самый мощный добровольный отток в города начался в 60-х гг. XX в. Вообще говоря, это закономерный процесс, который называется урбанизацией и происходит во всех странах на определённых стадиях развития. Растущие города и развивающаяся промышленность нуждаются в рабочих руках и забирают их из деревень. Но в России своя специфика. Колхозы и совхозы не смогли повысить производительность труда настолько, чтобы компенсировать уменьшение занятого в сельском хозяйстве населения, как это было во многих странах Запада.

Сельское население особенно быстро начало убывать из-за постоянной борьбы с личными подсобными хозяйствами, усилившейся, когда главой СССР был Никита Сергеевич Хрущёв. Он считал, что своё хозяйство мешает селянам работать в колхозах. Но ведь корова, свинья и куры - это было главное, что привязывало крестьян к земле. Когда их отобрали, людям стало всё равно, где быть наёмными рабочими, - в селе или соседнем городе. Но Н. С. Хрущёв известен ещё и тем, что ослабил колхозное "крепостничество": крестьянам разрешили покидать деревню, а затем стали выдавать паспорта (не только "приоткрыли дверь", но и "подтолкнули сзади"). Тогда же, в 60-х гг., деревни поделили на "перспективные", где строили многоэтажки, огромные животноводческие комплексы, школы, магазины, и "неперспективные" - обычно маленькие и удалённые, в которых закрывали даже небольшие фермы. Таких деревень, обречённых на медленное умирание, было 85 %. Люди перебирались в более крупные сёла и пригороды, а многие сразу уезжали в город.

Наибольшие потери в итоге понесла сельская местность Нечернозёмной России, где из деревенек жители уезжали в расположенные рядом большие города. Некоторые области с 50-х гг. потеряли половину, а дальние районы - до 3/4 жителей. Множество деревень, а с ними огромная территория в центре России оказались просто заброшены. Южнее, в Черноземье, шли точно такие же процессы, но более медленно, так как крупных городов там нет, а больших сёл изначально было много.

В начале 90-х гг. положение изменилось. Впервые за много лет сельское население страны несколько выросло: часть горожан, ещё не позабывших свои сёла, вернулась в них. Многие посёлки городского типа вновь были преобразованы в сёла, так как у сельских жителей больше прав на расширение личного хозяйства. Однако через два-три года прежняя ситуация восстановилась: сельские жители опять продолжают уезжать в города.

Сельское население также растёт и за счёт переселенцев из отдалённых северных и восточных районов России, из республик бывшего СССР. В первую очередь этих людей привлекают южные районы - Северный Кавказ, Центральночернозёмный район, Поволжье. Пополняют они и деревни в Нечерноземье, хотя не могут остановить их упадок Переселенцы и беженцы - в основном горожане, однако почти половину их направляют в сёла, потому что там легче с жильём. В результате далеко не все приезжие будут работать в сельском хозяйстве: для многих это только ступень на пути в город, и, если возможно, они селятся поближе к нему.

ПРИГОРОД И СЕЛЬСКАЯ ПЕРИФЕРИЯ

Перемены в сельском ландшафте по мере удаления от города так же заметны, как смена природных зоны при подъёме в гору. Они есть везде, но всего заметнее в Нечерноземье, которое покинули многие жители.

Если сесть в машину и ехать всё дальше и дальше от города, то сначала вас будет окружать типичный пригород с обширными возделанными полями, дорогами, избами и дачами, небольшими перелесками. По пути встречается много крупных сёл, в том числе с многоэтажными домами. Дальше лесов становится больше, поля сжимаются в островки. Значительные по размерам деревни попадаются реже, к небольшим деревенькам с почерневшими домиками ведут почти непроезжие дороги. Ближе к границе области поля и пастбища зарастают кустарником, деревни и дороги заброшены. Эти различия видны при удалении как от города, так и от транспортных магистралей и даже от центров колхозов. Плотность сельских жителей вблизи областных центров достигает 20-30 человек на 1 км2, а на окраинах областей лишь 3- 5 человек, причём преобладают пенсионеры, а молодёжь давно уехала.

Стиль жизни и труда в пригородах и глубинке тоже разный. В глубинке большинство колхозов убыточны, урожаи и личные доходы низкие. Люди заняты подсобным хозяйством, но его связь с общественным выражена особенно ярко. Коллективное хозяйство здесь "товарищество по выживанию". Население глубинки наиболее консервативно и с трудом принимает реформы.

Иная картина в пригородах. До города - главного покупателя сельскохозяйственной продукции - проще довезти урожай, получить нужные товары и услуги. Но главное - это концентрация дорог, техники и рабочих рук. Урожайность культур и продуктивность скота в два-три раза выше, чем в глубинке. У крестьян есть личное подворье, но их жизнь не замыкается на сельском хозяйстве - всегда есть выбор, где применить свои силы: в совхозе, на транспорте или на предприятии в расположенном неподалёку городе. Пригородные территории - дорогая земля: она нужна и совхозам, и дачникам, и промышленности, и городским службам. Поэтому земля приобретает рыночную цену и стоит намного дороже, чем в глубинке.

Размеры пригородных зон зависят от масштабов города-центра и его спутников. Например, столичная агломерация влияет на сельскую местность практически по всей Московской области на территории радиусом более 100 км. Здесь высока плотность сельского населения (от 67 человек на 1 км2 вблизи Москвы до 17 на окраинах), лучше с транспортом, доступнее услуги, а главное - можно быстро добраться до столицы, представляющей собой средоточие огромного количества занятий и развлечений. Да и показатели сельского хозяйства в Московской области лучше, чем в соседних; даже удои у коров выше. Все областные центры и большие города формируют пригородные зоны, но они, конечно, меньше московской. Например, в Ярославской области плотность населения, количество дорог, продуктивность сельского хозяйства выше лишь в ближайшем районе, на расстоянии 10- 15 км от областного центра.

Между сельской глубинкой и пригородами можно выделить переходную зону - полупериферию. Отсюда уехали многие, но она не испытала такого упадка, как глубинка. Лучшая доступность центров (в отличие от периферии) и свободные земли (в отличие от пригородов) делают её привлекательной для фермеров, переселенцев и дачников.

ГОРОЖАНЕ В СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ

К концу 90-х гг. XX в. в России самыми массовыми землевладельцами стали... горожане. К 1997 г. в стране насчитывалось около 50 млн землевладельцев. Из них 10-12 млн приусадебных хозяйств принадлежат сельским жителям, а более 30 млн - горожанам. Из 108 млн городских жителей 80-90 млн так или иначе связаны с землёй.

В этом отличие России от западных стран. Там люди из городов переезжают на постоянное место жительства в пригороды. Этому способствуют высокие доходы, возмож ность иметь автомобиль и хорошие дороги - можно жить в благоустроенном доме в тихом, чистом пригороде и быстро добираться на работу в город. В России всего этого, да ещё и продуктов питания, не хватает, что породило иной стиль жизни, - стиль второго (после городской квартиры), не очень благоустроенного летнего жилья с участком, где горожане отдыхают... копаясь в земле. Русское слово "дача" так же известно иностранцам, как "спутник".

В России есть разные типы второго жилья. Дачи появились задолго до Октября 1917 г. в окрестностях Москвы и Петербурга как место летнего отдыха городских средних классов. К 1917г. под Москвой насчитывалось около 20 тыс. дач. В СССР им на смену пришли сначала редкие служебные дачи начальства, а затем многочисленные участки рабочих и служащих.

С 60-х гг. их заменили садовые товарищества с участками в б-8 соток. Ещё меньше были огороды горожан, где запрещалось возводить жилые постройки. Поэтому огороды размещали по возможности близко к городам и вдоль дорог.

В последние десятилетия горожане всё чаще приобретают деревенские дома. В ближайших районах Московской области на один дом местного жителя приходится от одного до пяти деревенских домов, купленных москвичами. Москвичи двинулись и в соседние области. Они проникли даже в такие далёкие области, как Псковская и Новгородская, на юге которых зона расселения москвичей сомкнулась с зоной "нашествия" петербуржцев.

Особый, новый тип городского жилья в сельской местности - это коттедж (англ, cottage). Он распространился в 90-х гг. и больше всего соответствует европейскому и американскому представлению о single family house (в переводе с английского "отдельный семейный дом", "особняк"). Его цена может превышать 1 млн долларов, а самые скромные стоят не менее 50 тыс. долларов. Доступны они лишь очень богатым людям, но не большинству наших граждан, средний доход которых в 1998 г. не превышает 100 долларов в месяц. По обустроенности коттеджи не уступают городскому жилью, но в большинстве своём всё равно используются сезонно.

Роль горожан в сельской местности очень велика: они не дают умирать маленьким деревенькам, заполняя их хотя бы летом, восстанавливают дома, дороги, поддерживают индивидуальное хозяйство местных жителей, покупая у них молоко, мясо, овощи. Именно потребности горожан создали рынок земли в пригородах, особенно вблизи крупных городов. Например, цены на землю в Московской области зависят от расстояния до Москвы и от престижности места. Земля в ближних, в основном западных, районах Подмосковья в десятки и даже иногда сотни раз дороже, чем в удалённых. В пригородах других областных центров картина в общем та же, только цены несколько ниже.