РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

меню раздела

Территория и государственное устройство
Природа
Население
Культура
Экономика
Регионы
Россия и мир



дополнительно

ПЛАН И РЫНОК. ПОЧЕМУ ЭКОНОМИКА СОЦИАЛИЗМА БЫЛА ЭКОНОМИКОЙ ДЕФИЦИТА
КРИЗИС НЕПЛАТЕЖЕЙ
ЧТО ТАКОЕ ИНВЕСТИЦИИ
Выдача белья и тканей голодающим Поволжья. Фотография 1921 г.
Изменение покупательной способности зарплат российских рабочих и служащих в 1913—1998гг.




Warning: include() [function.include]: http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_include=0 in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/347.html on line 80

Warning: include(http://www.russiafederation.ru/fraz/index.php) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/347.html on line 80

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.russiafederation.ru/fraz/index.php' for inclusion (include_path='.:') in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/347.html on line 80


Крупнейший сайт знакомств, более 2 000 000 пользоватей.


ЭКОНОМИКА РОССИИ

РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

КРИЗИС. КАТАСТРОФА ИЛИ ОБНОВЛЕНИЕ?

В конце XX в. слово "кризис", часто с определением "экономический", вошло в повседневную жизнь: оно звучит в разговорах, телепередачах и на радио, повторяется в газетных статьях. Что же это такое - кризисы? Какие они бывают, в чём причины их возникновения? Каковы особенности кризиса 90-х гг. в России?

ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ

В переводе с греческого "кризис" значит "решение", "поворотный пункт". Кризисом можно назвать любой крутой перелом, острое переходное состояние. Врач говорит порой: "Кризис миновал, больной идёт на поправку". Кризис может ускорить выздоровление, как и трагический исход.

Кризис - явление двойственное по своей природе. С одной стороны, он вызывает резкое обострение ситуации. В экономике его сопровождают скачки цен, рост долгов, разорение предприятий, массовые увольнения и безработица. Однако всё это только симптомы болезни, как высокая температура у больного. А причины кроются в "вирусах", поражающих хозяйственный организм, в его изношенности, в пороках управления.

С другой стороны, после мучительного напряжения кризис несёт очищение и обновление. Экономические драмы обычно разрешаются техническим перевооружением производства, перестройкой отраслей, сменой принципов работы предприятий. Вместе или по отдельности, в зависимости от остроты болезни, эти лекарства помогают экономике пойти на поправку и стать более сильной, динамичной, чем до кризиса.

В экономике бывают системные, структурные и циклические кризисы. Системные возникают при сменах всего устройства страны - политического, экономического и т. д. - и вызывают наиболее глубокие общественные потрясения. Именно такой кризис переживает Россия в конце XX в. Структурные кризисы связаны с изменением состава экономики: приходят в упадок старые отрасли, их место занимают новые, более современные. Циклические кризисы порождены колебаниями общего уровня цен, спроса и предложения на товары и услуги.

СПАДЫ И ПОДЪЁМЫ

Капитализм не раз страдал от кризисов перепроизводства. Они возникали, когда предприниматели в погоне за прибылью выпускали гораздо больше товаров, чем их могли купить потребители на имевшиеся у них деньги. Продавцам приходилось сильно снижать цены, чтобы продать свой товар. В результате производство переставало себя окупать, владельцы закрывали предприятия, увольняли рабочих. Обедневшие люди покупали меньше товаров, и поэтому спрос на продукцию заводов и фабрик падал ещё сильнее. Это, в свою очередь, приводило к ещё более сильному спаду производства и деловой активности. В стране наступала депрессия (от лат. depressio - "подавление", "угнетение"), когда экономика падала на дно кризисной ямы и стабилизировалась на низком уровне.

Так называемая Великая депрессия, острейший кризис, поразивший сильнее всего США и Германию в 1929- 1932 гг., - типичный кризис перепроизводства. Партии кофе и хлопка тогда даже топили в океане.

Как избежать перепроизводства? Реально ли регулировать выпуск товаров и спрос на них? В мире накоплен различный опыт решения этих проблем. Можно платить фермерам за сокращение посевов, чтобы избыток урожая не сбил цены и не разорил самих производителей. Можно запрещать ввоз в страну слишком дешёвых изделий из других стран. Но всё это так или иначе оборачивается тормозом для производства.

Возможен и другой путь: стимулировать спрос, потребление. Английский экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946) в 30-х гг. XX в. советовал правительствам во время затяжного кризиса всеми силами поддерживать экономику и обеспечивать занятость людей, например строить дороги или другие общественные сооружения. Так и делали во время Великой депрессии президент США Рузвельт, а в Германии Гитлер. Наняв за государственный счёт тысячи людей, которые из-за безработицы были согласны на любой труд, они покрыли свои страны сетью шоссейных дорог. За строительство рабочие получали деньги, которые могли тратить на покупки. Это повышало спрос на товары, делало увеличение их производства выгодным для предпринимателей. Казалось бы, всем хорошо: страна получает прекрасную транспортную сеть, рабочие - зарплату, хозяева - прибыль, экономика - подъём. Но откуда у государства деньги на оплату таких работ? Оно может либо напечатать новые банкноты в большом количестве, либо повысить налоги с предпринимателей. И то и другое чревато инфляцией - увеличением цен на товары, что опасно для экономики и невыгодно простым людям. Поэтому такие пути выхода из кризиса возможны далеко не всегда.

Рыночная экономика, как правило, сама справляется с поразившими её недугами. Один из его защитных механизмов действует так. Во время кризиса и депрессии предприниматели одалживают у банков намного меньше денег, чтобы вложить их в производство: ведь в такое время не до развития бизнеса, главное - выжить. В результате начинают испытывать трудности банкиры, у которых никто не берёт кредиты. Банки предлагают деньги взаймы под всё меньший и меньший процент: им надо получить хотя бы какую-то прибыль. "Дешёвые" деньги становится выгодно пускать уже не только на рост производства, но и на его реконструкцию, на опыты с новой техникой в развивающихся отраслях. Экономика обновляется, и начинается очередной подъём.

В 70-х гг. XX в. в мире разразился так называемый энергетический кризис. Он был связан с резким подъёмом цен (вначале на нефть, а потом и на другие товары) и вызвал застой производства. Молодые американские экономисты - "чикагские мальчики" - предложили тогда предоставить рынку максимальную свободу, а государству - сокращать расходы и следить за тем, чтобы деньги не обесценивались и не усиливали инфляцию. Этим советам следовали, в частности, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и чилийский диктатор Аугусто Пиночет, которые успешно выводили свои страны из этого кризиса.

В России экономика и политика издавна имели свойство одновременно подходить к критической черте. При Иване Грозном произошло завоевание плодородных южных степей, и туда начался массовый отток крестьян из центра страны. Жалобы помещиков на нехватку работников заставили власти в конце XVI в. отменить старинное право крепостных уходить от хозяев по окончании сезонных работ. Это вызвало взрыв недовольства крестьян и массовые побеги, а в итоге - острый кризис власти, гражданскую войну, польскую интервенцию и общую Великую смуту.

Другая "смута", уже в XX в., началась как военно-политический кризис. До 19Н г. хозяйство страны в целом переживало подъём. Однако Первую мировую войну не выдержали ни экономика России, ни царский трон. Три революции, гражданская война, голод и холод унесли много миллионов жизней (см. статью "Демографические катастрофы XX века"). К 1920 г. промышленное производство уменьшилось в 7 раз, а товарное сельскохозяйственное - в 3 раза. Новая власть насильно забирала в деревнях хлеб и всё равно обеспечивала им города лишь на 40 %. Остальное фактически привозили торговцы-"ме-шочники", хотя большевики тысячами расстреливали их под лозунгом борьбы со спекуляцией.

Однако 20-е гг., когда в стране были разрешены рыночные отношения и введён нэп (новая экономическая политика), отмечены быстрым оживлением экономики. Ведь она ещё не находилась в структурном кризисе, не требовала отраслевой перестройки - замены устаревших отраслей на новые. Заработали заводы и фабрики, зазеленели всходы на заброшенных землях, производить и продавать стало выгодно. Но уже к 1925 г. этот резерв роста оказался исчерпан. Власти не хотели повышать цены на хлеб, крестьяне стали его придерживать, снова начались перебои с продовольствием в городах. Вскоре прошла всеобщая коллективизация - и вся страна надолго ушла от рынка в командную экономику.

Официально долгое время считалось, что при социализме кризисов не бывает. Однако командная экономика, подобно любой другой, достигает пика и затем неизбежно переживает спад, хотя бы из-за старения техники, производства. Правда, при вечном дефиците многих товаров не было кризисов перепроизводства, как при капитализме. Однако из-за того же дефицита хронически не хватало товаров и ресурсов. Поэтому государству постоянно приходилось выбирать, кому давать средства, кого поддержать: угольную отрасль или нефтяную, текстильное производство или машиностроение. Предпочтение всегда отдавалось военно-промышленному комплексу и тяжёлой индустрии (металлургии, горнодобывающей промышленности и др.). Те отрасли и районы, которые были обделены государственной заботой, слабели и приходили в упадок.

А вот к подъёму плановая экономика сама не перейдёт, поскольку управляется именно приказами, командами чиновников. Если её "командиры" считают, что пора что-то менять, они должны начать целую кампанию перестройки хозяйства и вывести его на новый виток развития. Средства для этого должны быть накоплены и не растрачены на войны, производство дорогостоящего оружия, на помощь "братским" политическим партиям в других странах, на дотации, посредством которых удерживали любезные народу низкие цены на товары. Если же средств нет, остаётся либо отнять их у кого-то (так при Сталине ресурсы для развития промышленности отнимали у сельского хозяйства и населения), либо делать вид, что менять ничего не надо, что всё и так в порядке.

РОССИЙСКИЙ КРИЗИС 90-х ГОДОВ И ЕГО СЛАГАЕМЫЕ

"Яма", в которую к концу XX в. попала экономика России, очень глубока, с чем бы её ни сравнивать. В годы Великой депрессии в США валовой внутренний продукт (ВВП) уменьшился на 30 %, а промышленное производство - на 55%. Россия только за 1990-1996 гг. потеряла 42% ВВП, 53% промышленной продукции и 37% сельскохозяйственной, а ведь спад продолжался и далее. В самой России кризис 90-х гг. уступает пока только тому, который сопровождал изменение в стране политического строя в начале XX в. Тогда за шесть лет (1914-1920 гг.) промышленное производство сократилось на 86 %, а вся экономика - примерно вдвое. Сельское хозяйство, в основном кормившее крестьян и тех, кто ушёл из голодных городов (в Питере и Москве к 1920 г. осталось менее половины жителей), пострадало не так сильно.

После 1996 г. стало казаться, что страна уже дошла до "дна" депрессии - производство уже не падало, но не было и подъёма. Впервые он наметился в 1997 г., когда выпуск промышленной продукции вырос на 2 %, а ВВП - на 0,5 %. Однако с осени 1998 г. началась вторая волна кризиса, и опять наступил спад. Потребуется ещё много времени и усилий, чтобы хозяйство достигло былых масштабов.

Кризис, охвативший страну после распада СССР, одновременно и системный (т. е. распространяющийся на большинство сфер жизни общества), и структурный (поскольку связан со старением отраслей, на которых основывается экономика, и необходимостью развития других, более современных). В "болезни" экономики сплелись процессы длительные и скоротечные, общие и местные, в ней выявились ростки нового и следы старого.

Одно из главных слагаемых этой "болезни" - кризис народного потребления, который не раз случался и прежде. В советские годы, даже самые благополучные, бичом рядовых граждан была нехватка товаров и услуг. А в 1992 г. страна одним махом поменяла дефицит на дороговизну: цены тогда подскочили в 26 раз, вдвое опередив рост доходов. В 1993 г. товары подорожали ещё в 9,4 раза, в 1994 г. - в 3,2 раза, в 1995 г. - в 2,3 раза и т. д. Но доходы в некоторые годы росли всё-таки быстрее цен, и в итоге благосостояние россиян снизилось за это время "только" на 40%. Однако кризисная осень 1998 г. вновь изрядно опустошила их кошельки. Объём покупок за годы кризиса упал не так уж сильно (на 12-15%), зато объём услуг, которыми пользовалось население, сократился в 4 раза. Многие семьи из экономии перестали сдавать бельё в прачечные, стричься в парикмахерских и т. п.

Чтобы выяснить, в какие времена люди жили богаче, а в какие беднее, следует сравнивать не сколько они получали, а сколько могли купить - хлеба, молока, мяса и т. д. Цены набора из девяти самых нужных продуктов питания известны на протяжении почти всего столетия, так же как и средние заработки рабочих и служащих. В 1913 г. средняя зарплата позволяла купить 2,5 такого условного набора; к концу нэпа (1926 г.) - 3,5. В 30-х гг. покупательная способность снизилась, а в годы войны среднего жалованья не хватало порой и на 1 набор. Затем начался рост покупательной способности, достигший максимума в 80-х гг. Тогда на среднюю зарплату можно было приобрести 5-6 наборов, вот только за самыми простыми продуктами приходилось стоять в очередях. Из-за кризиса в начале 90-х гг. показатель вновь упал - до 2 наборов, т. е. стал меньше, чем в начале века! С середины 90-х гг. начался подъём, но с осени 1998 г. покупательная способность опять начала снижаться.

ЗОНЫ КРИЗИСА И ТОЧКИ РОСТА

Кризис изменил экономическое пространство страны, сделал его ещё более неоднородным. Например, в России и раньше порой слово "север" употребляли во множественном числе ("севера"), но лишь теперь убедились, какой этот край на самом деле многоликий - с нефтью, алмазами или без них. Велики различия и на юге: одно дело - горские республики, другое - равнинные казачьи житницы.

К очагам кризиса, кроме особых районов (таких, как Чечня и её соседи), относятся регионы, всегда отстававшие в экономическом развитии и не успевшие до конца расстаться с доиндустриальной эпохой: Калмыкия, Алтай, Тува, Бурятия. Возникли зоны промышленной депрессии и в более развитых районах. Первая по времени появления и глубине - "Ивановская воронка", охватившая почти весь старый текстильный район к востоку от Москвы.

В разных регионах кризис проявляется по-своему. На севере и востоке высокие заработки добытчиков газа и нефти и трудности снабжения гнали цены ввысь, "выталкивая" людей с невысокими доходами. Южные аграрные регионы страдали от слабости и общего спада экономики, безденежья и избытка рабочих рук. Многие промышленные районы требовали перестройки старых производств, не способных производить конкурентоспособную продукцию. Торговые и банковские центры, остро реагирующие на скачки цен, курс рубля, метания финансовой политики, пострадали от второй волны кризиса, ударившей по ним в августе 1998 г. Всё это разные диагнозы, разное течение "болезни".

Многие крупные регионы трудно считать целиком благополучными или кризисными. Например, в Республике Коми есть бедствующая "угольная" Воркута, удачливые "нефтяные" районы и трудно, но стойко выживающий "лесопромышленный" юг. Даже в небольших регионах на общем кризисном фоне есть островки относительного благополучия и даже успеха.

Особыми точками на карте России, где экономика развивается, несмотря на кризис, стали крупнейшие города (в первую очередь Москва) с большими капиталами, бурным ростом банков и торговли, морские порты - "окна" в мир (например, Новороссийск), некоторые курортные (Сочи) и машиностроительные (Тольятти) центры. В этом же ряду - регионы, в которых добывают нефть, газ, металлы, алмазы для продажи за рубеж. Они есть и на востоке (Надым, Уренгой) и на западе страны (Старый Оскол, Череповец, Кириши). Такие районы тоже имеют серьёзные проблемы, но иные, чем в зонах глубокой депрессии.

Рост экономики не может сразу начаться повсюду, скорее всего он коснётся сначала отдельных отраслей и территорий. Это ещё больше усилит контрасты между "выздоравливающими" и "больными" зонами. Но недаром именно точки роста называют локомотивами экономики. С них может начаться подъём смежных сфер хозяйства и соседних регионов; благодаря их укреплению растёт сбор налогов, что позволяет государству больше помогать слабым.