РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

меню раздела

Территория и государственное устройство
Природа
Население
Культура
Экономика
Регионы
Россия и мир



дополнительно

ПРИВАТИЗАЦИЯ
М. М. Сперанский.
Портрет Петра Художник А. М. Матвеев.
Здание двенадцати коллегий. Санкт-Петербург.
Император Александр II Освободитель.
Торжества в честь 50-летия освобождения крестьян. Фотография 1911 г.
П. А. Столыпин.
Высылка раскулаченных крестьян. Фотография 1929 г.
А. Н. Косыгин — Председатель Совета Министров СССР в 1964—1980 гг.
Б. Н. Ельцин — первый Президент России. С его именем связаны самые крупные реформы страны в конце XX в.
Демонстрация в Москве в поддержку демократических реформ. 1990 г.




Warning: include() [function.include]: http:// wrapper is disabled in the server configuration by allow_url_include=0 in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/353.html on line 86

Warning: include(http://www.russiafederation.ru/fraz/index.php) [function.include]: failed to open stream: no suitable wrapper could be found in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/353.html on line 86

Warning: include() [function.include]: Failed opening 'http://www.russiafederation.ru/fraz/index.php' for inclusion (include_path='.:') in /var/www/u0338109/public_html/russiafederationru/general/353.html on line 86


Крупнейший сайт знакомств, более 2 000 000 пользоватей.


ЭКОНОМИКА РОССИИ

РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

ИСТОРИЯ РОССИЙСКИХ РЕФОРМ

В 1855 г. умер император Николай I - деспотичный, по мнению многих современников, правитель. На престол вступил его сын - Александр II, которого считали жестоким, под стать отцу. Но философ и писатель Алексей Степанович Хомяков убеждённо заявил соотечественникам: "В России хорошие и дурные правители чередуются через одного: Пётр III - плохой, ЕкатеринаII - хорошая, Павел! - плохой, Александр I - хороший, Николай! - плохой, этот будет хорошим". Александр II, отменивший в 1861 г. крепостное право, стал реформатором, освободителем крестьян.

"ЗАКОН МАЯТНИКА"

Чередуются не только "хорошие" и "плохие" правители. Чередуются реформы и контрреформы (т. е. откаты назад, реакция). Хомяков подметил то, что иногда называют "законом исторического маятника" по отношению к общественным процессам. Конечно, нельзя свести историю к простым движениям вперёд-назад, но реформы в России на самом деле идут циклично, волнами.

Одни волны - высокие, крутые, как у Петра I и Александра II. А вот реформы Александра I и его министра Михаила Михайловича Сперанского оказались робкими и малорезультативными.

Иван IV тоже начал своё правление с нововведений: созвал Земский собор (почти парламент), ввёл приказы, стрелецкие полки (прообраз регулярной армии). Но затем учредил опричнину, жестоко казнил бояр и вошёл в историю как грозный самодержец и тиран.

По "закону маятника" Ивана Грозного сменил "смиренно-блаженный" царь Фёдор, а того - энергичный Борис Годунов. Вступая на царство в 1598 г., он обещал помочь нищим, бесплатно раздавал голодающим хлеб, организовал казённые работы. Но казна таяла, пришлось увеличить налоги, а всех накормить и достичь в стране согласия так и не удалось. XVII век начался кризисом, получившим название Смуты.

Реформа (отлат. reformo - "преобразовываю, исправляю") - прогрессивное переустройство. Но в чём состоит прогресс? Многие считают, что в России он определяется степенью политической и экономиче ской свободы граждан. В России реформы чаще всего шли от верховной власти. Александр II считал, что лучше отменить крепостное право сверху, чем ждать, пока оно будет ликвидировано снизу. Когда власть медлила с назревшими решениями, вспыхивал "русский бунт, бессмысленный и беспощадный", по выражению Александра Сергеевича Пушкина.

Реформы сверху, при редких и резких сменах российской власти, приходили внезапно - как нежданная оттепель среди зимы. Но они зрели в умах и канцеляриях ещё в консервативные "морозы" и при смене "политической погоды" быстро находили исполнителей среди просвещённых чиновников. Зато поддержка реформ снизу, увы, редкость. Народ их в большинстве случаев опасается, как всего непривычного, исходящего от властей. И не зря, если вспомнить горько-ироничный совет писателя М. Е. Салтыкова-Щедрина властям: "Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития". Не то от самих реформ, не то от методов, какими они проводятся, Россия быстро "устаёт". Страна великих реформаторов, она так и не научилась меняться непрерывно и плавно.

РЕФОРМЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Итоги петровских реформ кажутся блестящими. Пётр I сделал Россию великой империей, ввёл европейские обычаи, перенимал с Запада моду на парики, кофе, табак, картофель, но главное - на технику и науку. Даже серебряный рубль, который впервые стали чеканить при Петре, сделан был по образцу голландского талера. При Петре строились города, заводы, каналы, порты и корабли. В то же время впечатляющие результаты оказались оплачены дорогой ценой. Новый - подушный - налог (вместо подворного) выбивали из населения силой. Подати с дворян не брали, но служить их заставляли больше, а жалованье платили скудное, что порождало воровство и взятки.

Каменные дома император запретил строить где-либо, кроме новой столицы, росшей за счёт Москвы и других городов. При Петре было создано до 200 мануфактур, однако реально работали не больше 100. С 1712 г. Россия перестала покупать в Европе оружие, но одеть солдат в русское сукно долго не могла и после смерти Петра. По словам самого императора, школой реформ была война. Насаждая западные порядки, он действовал почти как восточный правитель. Впрочем, даже критики Петра, начиная с историка Николая Михайловича Карамзина, считали, что без него судьба России могла быть незавидной.

С петровского правления Россия вступила на путь реформ, по которому, не слишком последовательно, шла 200 лет. В XVIII в. главные преобразования свелись к "раскрепощению" дворян. К середине века новые обычаи, запросы, мода на роскошь потребовали денег. Это заставило дворян продавать продукцию родовых поместий. При Елизавете дворянам позволили иметь свои мануфактуры, учредили Дворянский банк, ссужавший деньгами знать. Царскую службу сначала ограничили 25 годами, при этом один из сыновей оставался при имении. Император Пётр III в 1762 г. издал манифест "о вольности дворян": с этого момента они получили право не служить совсем. Это стало итогом дворянских реформ. Екатерина II не решилась пойти дальше и дать волю крестьянам, чего от неё ждали многие в Европе. Александр I заявил, что крепостные будут работать столько, сколько им укажут, но иметь землю разрешил всем свободным людям, а помещикам советовал отпускать крестьян за денежный выкуп. При нём комиссия Сперанского подготовила проект освобождения крестьян, уравнивания всех граждан в правах, создания независимых судов. Однако царь не одобрил этих предложений. Сперанский ушёл в отставку. Освободили только прибалтийских крестьян (в 1816-1819 гг.) по просьбе местных помещиков-баронов, но без земли.

Постепенно назрел раскол между императором и передовой частью дворянства (см. статью "Либерализм" в томе "История России", ч. 2, "Энциклопедии для детей"). Потеряв надежду на реформы сверху, они подняли в декабре 1825 г. вооружённое восстание. Картечь, пущенная в строй декабристов, попала в "Медного всадника" - статую Петра, символ единства реформ и самодержавия...

Крепостное право отменили только через три с половиной десятилетия. Знаменитый Манифест от 19 февраля 1861 г. освободил 45 млн помещичьих и государственных крестьян, которые оставляли 60 % жителей империи. Помещик перестал быть полным хозяином крестьянина и его имущества. Однако землю хлебопашцам отдавали за выкуп и лишь часть прежней. Крестьяне потеряли до 1/5, а на лучших землях - и до 2/5 своих старых наделов. Многие не желали такой свободы, а некоторые даже бунтовали, чтобы... вернуть крепостные порядки. Но и такая половинчатая реформа ускорила развитие России. В 80-х гг. XIX в. были осуществлены земская и городская реформы (чтобы ввести местное самоуправление), военная и судебная. За 20 лет свою землю полностью выкупили больше половины крестьян.

Тем не менее в стране росло революционное движение. В 1881 г., после четырёх покушений, царя-освободителя убили народовольцы. Реформы прервались. При Александре III был открыт Крестьянский банк, помогавший при выкупе земли. Однако выход крестьян из общины, которая обладала правом передела земли, царь и помещики упорно ограничивали. Они не хотели и вольной торговли наделами, боясь потерять дешёвых работников.

Широких преобразований ждали от Николая II, но он отозвался о подобных надеждах как о бессмысленных мечтаниях. Правда, министр Сергей Юльевич Витте провёл денежную реформу, укрепил российский рубль. В 1905 г. в стране вспыхнула революция. И хотя восставшие рабочие потерпели поражение, царской властью были провозглашены гражданские свободы: слова, собраний, шествий, разрешены профсоюзы и политические партии, учреждена Государственная дума.

Тогда на долю помещиков и крестьян-единоличников приходилось по 13 % земель, а на долю казны и общин - 74 % (10 млн дворов). Аграрная реформа связана с именем премьер-министра Петра Аркадьевича Столыпина. Он делал ставку на крепких хозяев (они составляли в деревне 15 %). Указ 1906 г. разрешил перевод общинных наделов в частные (отруба), крестьяне получили право скупать землю. Переселение крестьян за Урал, предпринятое Столыпиным с целью заселить и освоить окраины страны, шло с трудом. В 1906-1911 гг. туда уехали 2,7 млн человек, из них 1,1 млн обжились на новом месте, 800 тыс. полностью обнищали, умерли от голода, 800 тыс. вернулись назад. Реформу завершить не удалось, она утратила популярность в разных слоях населения. Революционеры обвиняли Столыпина в защите интересов знати; дворянство видело в нём опасного либерала. В 1911 г. очередной реформатор России был убит террористом.

РЕФОРМЫ В СССР

В 1921 г. новая экономическая политика после "военного коммунизма" и хозяйственной разрухи стала отчасти повторением реформ Витте и Столыпина. Свобода торговли вернула в города товары - правда, по огромным ценам. В 1922 г. государство наряду с находившимися в обращении обесцененными деньгами ("совзнаками") ввело твёрдую валюту - червонец. Его золотое содержание было установлено в 7,74 г чистого золота, т. е. такое же, как в дореволюционной 10-рублёвой монете. К 1924 г. червонец был признан на западных биржах (см. статью "Новая экономическая политика" в томе "История России", ч. 3, "Энциклопедии для детей").

Полная национализация (передача в собственность государству) земли фактически позволила распоряжаться ею сельским общинам. Продотряды, забиравшие весь хлеб в годы гражданской войны, в период нэпа исчезли. Порядки стали мягче: плати установленный налог, остальное - твоё. Словно по плану Столыпина, крепли трудовые хозяйства: при равных земельных наделах успеха добивался тот, кто лучше и больше работал; начался выход из общин на хутора и отруба. Треть платежей в казну падала на 10 % зажиточных дворов.

Крупные заводы при нэпе оставались у государства. Их объединения (тресты) перевели на хозрасчёт: они должны были самостоятельно определять, чего и сколько производить, и окупать свои затраты. К 1925 г. частными были 17 % промышленных предприятий. Работали они продуктивно, но их душили налоги и проверки. Частники-нэпманы грустно шутили: "Мы как картошка - если нас не съедят, то посадят". Именно так вскоре и произошло. Уже в 1926 г. запретили свободный обмен валюты. В конце 20-х гг. крестьян насильственно объединили в колхозы, во всём подотчётные государству. Старые "столыпинские вагоны" повезли миллионы раскулаченных земледельцев в ссылку; в лагерях сгинули и видные деятели нэпа. Хрупкий мир между командной экономикой и рынком оказался кратким.

Сталин, уничтоживший нэп, умер в 1953 г. Сменивший его на посту руководителя страны, самый молодой из высших государственных деятелей того времени, Георгий Максимилианович Маленков призвал вместо тяжёлой индустрии заняться товарами потребления и сельским хозяйством, снизить поборы с колхозов. После XX съезда КПСС (1956 г.) в стране началась политическая "оттепель"; она связана с именем Н. С. Хрущёва, который открыл миру правду о жестоких сталинских репрессиях. Однако хрущёвские затеи с кукурузой (её велели сажать везде, вплоть до полярного круга), с освоением целинных, никогда не паханных земель на востоке - в Казахстане, Сибири, Поволжье (за счёт ослабевших центральных сельских районов) - были явно неудачны. Сместил Хрущёва в 1964 г. Леонид Ильич Брежнев. Тогдашний Председатель Совета Министров СССР Алексей Николаевич Косыгин тоже начал с реформ в экономике: селу выделяли огромные средства, технику, удобрения (долги прощали и списывали). Но с продуктами в стране становилось всё хуже. Косыгинская реформа индустрии сулила заводам экономические стимулы и хозрасчёт, пугая этим многих бюрократов. Волна преобразований быстро спала, и с конца 60-х гг. в государстве наступил период застоя.

СОВРЕМЕННЫЕ РЕФОРМЫ: ОТ ПЕРЕСТРОЙКИ К РЫНКУ

За 15 лет до конца XX в. в СССР началась масштабная перестройка. Однако несколько лет ушло на раскачку, а за это время сменился строй, распался Советский Союз. Весь период реформ раскололся на две эпохи: перестроечную, ещё советскую, и рыночную - российскую.

Михаил Сергеевич Горбачёв, объявивший в 1985 г. об ускорении развития страны и о перестройке её экономики, вряд ли знал, что получится из его начинаний на практике. Последовала шумная кампания борьбы за трезвость, правда, вскоре угасшая. Очередной пятилетний план намечал в 1986-1990 гг. рост экономики на 22 %, а влиятельных оборонных отраслей - на 45%. Горбачёв решил опереться на демократию и гласность: была издана ранее запрещённая литература, сказана страшная правда о прошлом. Велись жаркие споры о том, как жить дальше, создавались новые партии. Но пока страной по-прежнему правила КПСС.

В 1988 г. руководство попыталось вернуться к идеям косыгинских реформ: снова стали внедрять хозрасчёт на предприятиях, открылись кооперативы. Однако государство удерживало монополию на собственность, контролировало цены и боролось с нетрудовыми доходами, в которых можно было легко обвинить любого кооператора. В стране, переживающей подъём политической активности, шли демонстрации: люди ждали и требовали реальных перемен. Ведь производство уже падало, рос дефицит товаров. Старая система рушилась, а новая не могла заработать. В 1991 г. СССР, существовавший 69 лет, распался.

Что было делать руководителям новой независимой России? Предпочесть плавный переход к рынку, т. е. сначала утолить товарный "голод" за счёт новых видов бизнеса и конкуренции? Или решиться на "шоковую" терапию: на первом месте - свобода цен и торговли, а остальное потом? Первый вариант считался мягким, социально-рыночным, второй - жёстким, либерально-монетаристским.

Многие сегодня приходят к выводу, что в 1991 - 1992 гг. выбора практически не было. Вопрос стоял так же остро, как 70 лет назад, когда вводили нэп: либо скачок свободных цен, либо голод в городах. Система их снабжения разваливалась, за хлебом и молоком люди в очередях стояли часами. При огромной массе денег у населения на них мало что можно было купить; они превратились в простую бумагу.

Президент России Б. Н. Ельцин доверился молодым экономистам-либералам - "команде" Егора Тимуровича Гайдара. Они "продержались во власти" меньше года и вынуждены были уйти в 1992 г. под мощным давлением политиков, несогласных с курсом реформ. Эта команда не столько реформировала экономику, сколько оттаскивала её от края пропасти. Цены стали задаваться не сверху, чиновниками, а снизу - спросом и предложением. И товары на прилавках очень скоро появились, причём без талонов и карточек. Однако за "шоковый" 1992 год практически все товары подорожали в десятки раз, а за 90-е гг. - в несколько тысяч. Обесценились сбережения, ради которых люди устраивались на тяжёлую и вредную работу, уезжали на суровый Север. Многие отрасли рухнули, и государство оказалось бессильно им помочь: денег в казне не было, а просто напечатать рубли означало ускорить инфляцию.

Чему же учит исторический опыт реформ в России? Один из уроков таков: главная проблема не в избытке или недостатке новшеств, а в том, что "маятник" очень уж размашист. Лет 20 вперёд и столько же на месте или полный назад. После застоев и откатов - долгий разбег... Лучше бы этот "маятник" качался не так сильно, но ритмичнее и чаще. Историк В. О. Ключевский заметил, что нужда в реформах назревает раньше, чем для них созревает народ. Вот почему преобразования так сильно зависят от первого лица в стране. Самое главное для России - сохранить завоёванные свободы. Выборы - не формальные, а реальные - должны проводиться при реформаторах и контрреформаторах. Тогда граждане смогут законно и регулярно, без бунтов и смут решать, нужны им реформы или нет.