РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ  ИСТОРИЯ РОССИИ

«НОВОЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ», ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ И РАСПАД СССР, 1985 – 1991 гг.


Изменение государственной идеологии

В апреле 1985 г. руководителем страны стал М.С. Гор­бачев. В качестве государственной им была выдвину­та концепция «нового политического мышления». Концепция основывалась на новом осмыслении ХХ века. Суть концепции сводилась к следующему. Вся предшествующая история развития человечества представ­ляет собой историю развития отдельных регионов, а ис­тория XX столетия — это глобальная история. Динамизм процесс набрал во второй половине XX столетия, когда с мировым прогрессом все ужасы «дикого капитализма» начала XX века ушли из жизни человечества.

Исходя из идеи «нового политического мышления» М.С. Горбачев и его сторонники убедили руководство страны в необходимости скорректировать идеологию марксизма-ленинизма в направлении признания приоритета обще­человеческих ценностей над всеми остальными – классовыми, национальными, государственными; конструктивное, равноправное взаимодействие государств и народов в масштабах всей планеты.

Основные принципы «нового политического мышления» сводились к следующим:

  • отказ от вывода о расколе современного мира на две противоположные общественно-политические системы (социалистиче­скую и капиталистическую), признание его единым и взаимозависимым;
  • объявление в качестве универсального способа решения международных вопросов не баланса сил двух систем, а баланса их интересов;
  • отказ от принципа пролетарского (социалистического) интернационализма и признание приоритета общечеловеческих ценностей над любыми другими (классовыми, национальными, идеологическими).

Реализация в жизнь принципов «нового политического мышления» привела к гибели мировой социалистической системы и самого мощного в истории Евразии – Советского государства.

«Реализация нового политического мышления»


В политическом развитии страны можно условно выделить ряд этапов. Первый, с марта 1985 г. по январь 1987 г., проходил под лозунгом «больше социализ­ма».

В марте 1985 г. после кончины К.У. Черненко новым Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М.С.Горбачев. В своей книге «Перестройка и новое мышление» он формулировал свою позицию следующим образом: «Разумеется, Советскую власть мы менять не собираемся, от ее принципиальных основ отступать не будем. Но изменения необходимы, причем такие, которые укрепляют социализм, делают его политически богаче и динамичнее».

Начались значительные изменения в руководстве КПСС. Ушли в отставку наиболее одиозные фигуры из ок­ружения Л.И. Брежнева. Развернулась борьба с коррупцией, зло­употреблениями, сменялись дискредитировавшие себя партийные руководители на местах. За 1985–1986 гг. было заменено свыше 60% секретарей райкомов и обкомов. К руководству КПСС пришли представители новой номенклатурной элиты: Е.К. Лигачев, Б.Н. Ельцин, А.Н. Яковлев и др., понима­ющие необходимость проведения кардинальных политиче­ских и экономических преобразований. Началось переос­мысление реального положения общества, переоценка исторического пути, пройденного страной, КПСС взяла на себя ответственность за деформации предыдущих этапов. Началась массовая реабилитация репрессированных деятелей партии и Советского государства, представителей интеллигенции, переосмысление их роли в истории стра­ны. Вместе с тем политическая система общества остава­лась неизменной, руководящая роль КПСС как единст­венной политической партии, авангарда всего народа, сомнению не подвергалась.

Уже в этот период начинаются разногласия среди самих сторонников перестройки. Руководящее ядро партии, сформировавшееся вокруг Горбачева, менее чем за два года, оказалось расколото на противостоящие друг другу группы. Необходимость перемен осознавали все, но понимали эти перемены по-разному.

Первый удар по авторитету М.С. Гобачева нанес секретарь Московского горкома партии Б.Н. Ельцин. В сентябре 1987 г. он неожиданно выступил на торжественном Пленуме ЦК КПСС, посвященном предстоящему празднованию 70-летия Октябрьской революции с резко критической речью. Б.Н. Ельцин говорил о медлительности в осуществлении перестройки, критиковал политику секретариата партии и возглавившего его Е.К. Лигачева, а так же заявил о возникновении в партии «культа личности» М.С. Горбачева. В заключение он заявил о своей отставке из Политбюро.

Выступление Ельцина показалось присутствующим крайне путанным и непонятным. Участники пленума единогласно его осудили. Б.Н. Ельцин был снят с поста секретаря Московского горкома. Но, как показало время, это выступление было важным политическим шагом. Видя, что экономика страны вступает в полосу потрясений, Б.Н. Ельцин обозначил свою особую позицию, отмежевавшись от М.С. Горбачева. Тем самым, один из представителей партийной номенклатуры превратился в лидера радикальных сторонников преобразований, приобрел ореол народного героя и борца с бюрократией.

Лидером другого направления в партии стал Е.К. Лигачев. Он занимал пост второго секретаря КПСС, отвечал за кадровую политику партии. Лигачев также говорил о необходимости перестройки, ратовал за борьбу с коррупцией, за наведение порядка, дисциплины, но при этом выступал за сохранение основных параметров социалистической экономики, за сохранение в руках КПСС рычагов управления страной. Даже противники Лигачева признавали его честность, высокую нравственность, убежденность, но объективно его позиция становилась все более и более консервативной. Е.К. Лигачев был одним из вдохновителей «антиалкогольной кампании», выступал в защиту социализма, против очернения исторического прошлого страны. По мере углубления преобразований он все более и более становился в оппозицию политике М.С. Горбачева.

Следующий этап, 1987–1988 гг., можно охарактери­зовать как этап, проходящий под лозунгом «больше де­мократии», в котором классовое понятие демократии было заменено общечеловеческим (либеральным) пониманием. Так как в существовавшей системе управления ведущую роль играла КПСС, то и реформу начала она. В этот период происходят кардинальные из­менения в политической системе общества. Так как в существовавшей системе управления ведущую роль игра­ла КПСС, то и реформу начала она. В июне–июле 1988 г. прошла XIX Всесоюзная партийная конференция, опре­делившая пути преобразований. Основным направлением провозглашалась передача власти от партийных органов Советам народных депутатов, обеспечение полновластия Советов всех уровней. Высшим органом власти в стране провозглашался съезд народных депутатов СССР (в рес­публиках – республиканские съезды). Съезд избирал из своего состава постоянно действующий, двухпалатный Верховный Совет СССР и его председателя. Соответст­венно республиканские съезды избирали – Верховные Советы республик.

Конференция предложила проект нового закона о вы­борах, который был принят в декабре 1988 г. Выборы впервые в истории советского общества стали альтернативными (из нескольких кандидатур). Отменялись всякие разнарядки при выдвижении кандидатур в депутаты (ранее соблюда­лось пропорциональное представительство всех классов). Вместе с тем решения конференции носили половинчатый характер, обеспечивали сохранение власти в руках КПСС (одна треть депутатов съезда избиралась от общественных организаций – КПСС, профсоюзов, комсомола и др.; пре­дусматривалось совмещение постов Председателей Советов всех уровней и соответствующих партийных руководителей, при условии избрания их в эти советы).

Выборы в высшие органы власти открыли новый этап – этап размежевания в лагере перестройки (1989–1991 гг.). Выяснилось, что различные политические силы вклады­вали в этот термин различное содержание, что вовсе не «все мы по одну сторону баррикад», как любил повторять М.С.Горбачев. В ходе выборной кампании широко об­суждались вопросы экономического и политического развития страны. На выборах потерпели поражение мно­гие секретари областных и городских комитетов партии, работники партаппарата, в то же время были избраны рад деятелей, находившихся в оппозиции режиму, таких, как академик А.Д. Сахаров.

В апреле 1989 г. открылся I Съезд народных депутатов СССР. Съезд избрал Верховный Совет СССР. Его Пред­седателем был избран М.С. Горбачев. На съезде начала складываться оппозиционная группа депутатов, так называемая «межрегиональная группа», куда вошли бывший секретарь Московского горкома КПСС Б.Н. Ельцин, триумфально выигравший выборы в Москве, А.Д. Сахаров, Т.X. Гдлян, Г.X. Попов, А.А. Собчак, Н.И. Травкин, С.Н. Стан­кевич. Т.А. Заславская и др.

В марте 1989 г. прошли выборы в Верховные Советы республик и местные Советы. На этих выборах депутаты от общественных организации уже не избирались. В ходе выборов стали создаваться политические партии и тече­ния, противостоящие КПСС. В большинстве регионов они одержали победу над партийными структурами. Мо­сковский Совет возглавил Г.X. Попов, Ленинградский – А.А. Собчак. В июне 1990 г. I Съезд народных депутатов РСФСР избрал Верховный Совет республики. Его пред­седателем стал Б.Н. Ельцин.

В марте 1990 г. III внеочередной Съезд народных депутатов СССР при­нял решение о переходе к президентской системе правле­ния. Съезд избрал президентом страны М.С. Горбачева. Было принято решение об отмене Ст. 6 Конституции СССР, провозглашавшей руководящую и направляющую роль КПСС в политической системе советского общества. Тем самым окончательно завершилась передача власти из рук партийных органов в руки Советов. В октябре 1990 г. был принят закон СССР «Об общественных объединени­ях», признавший наличие в стране многопартийности.

С отменой статьи 6 КПСС становилась просто одной из политических партий (правда, других партий пока не существовало, они еще находились в стадии образования). Это создавало проблемы для функционирования и деятельности всех других государственных структур и органов, ранее подчиненных КПСС и выполнявших ее директивы. Возникла необходимость пересмотра всей политической системы советского государства. Было немыслимым, чтобы партия безоговорочно отказалась от власти, которой распоряжалась 70 лет, поэтому резко усилилась оппозиция М.С. Горбачеву в рядах самой партии. М.С. Горбачев пытался проводить центристскую политику, отмежевываясь как от радикалов, так и от консерваторов. В апреле 1989 г. на Пленуме ЦК «добровольно» подали в отставку сразу 10 человек из состава ЦК, ушел на пенсию Е.К. Лигачев, из «брежневского» состава Политбюро к концу 1989 года оставалось лишь двое (М.С. Горбачев и Э.А. Шеварнадзе). Всего за 1985–1990 гг. было заменено 85% руководящих работников ЦК КПСС.

Театром наиболее ожесточенных схваток стал XXVIII (и последний) съезд КПСС, состоявшийся в июле 1990 г. К тому времени авторитет партии резко упал, ее численность сократилась с 21 млн. чел. в 1985 г. до 15 млн. чел. к лету 1990 г. На этом съезде партия фактически раскололась. Из нее выделилась, так называемая, «демократическая платформа», образовавшая самостоятельную партию. С другой стороны, в июне 1990 г. была создана коммунистическая партия РСФСР, стоящая на ортодоксально-коммунистических позициях. В самый разгар дискуссий на съезде слово взял Б.Н. Ельцин, объявив о своем выходе из КПСС и предложив партии самораспуститься. Это выступление популярнейшего лидера нанесло фактически смертельный удар КПСС. Съезд не преодолел кризиса партии, его программный документ «К гуманному, демократическому социализму» носил половинчатый, расплывчатый характер, пытался примирить различные направления в партии.

Б.Н. Ельцин уже открыто переходит на антикоммунистические позиции, начинает борьбу за власть. Ему удалось сплотить в единую коалицию силы совершенно различной политической ориентации на платформе общей борьбы против КПСС. Политические убеждения самого Б.Н. Ельцина проследить достаточно сложно. Он говорил о необходимости кардинальных реформ, не уточняя, что имеет ввиду. Основным лозунгом его пропагандистской кампании была борьба против привилегий партийной и государственной номенклатуры, принесшие ему огромную популярность в народе. Сторонники Б.Н. Ельцина составляли весьма широкий спектр политических сил: от радикальных демократов (Г.Х. Попов, А.А. Собчак), радикальных националистов (В.П. Астафь­ев) до высокопоставленных представителей номенклатуры, видевших в Б.Н. Ельцине авторитарного лидера, способного навести порядок в стране, неважно с КПСС или без нее (Ю.В. Петров – бывший секретарь Свердловского обкома КПСС, О.И. Лобов – бывший председатель Свердловского облисполкома, Д.А. Волкогонов – бывший заместитель начальника Политуправления Советской Армии и др.).

Распад СССР


Крайне сложную политическую ситуацию до предела обострил и кризис национальных отношений, приведший в конечном итоге к распаду СССР. Первым проявлением этого кризиса стали события в Казахстане в конце 1986 года. В ходе горбачевской «кадровой революции» был смещен первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д.А. Кунаев и заменен русским по национальности Г.Н. Колбиным. Это вызвало яростные демонстрации протеста в Алма-Ате. Г.Н. Колбина вынуждены были снять и заменить Н.А. Нузар­бае–вым.

В 1988 году начался конфликт между двумя Кавказскими народами – армянами и азербайджанцами – из-за Нагорного Карабаха, территории, населенной армянами, но входившей на правах автономии в состав Азербайджана. Армянское руководство потребовало присоединение Карабаха к Армении, то есть изменения границ внутри СССР, на что московское руководство естественно пойти не могло. Конфликт вызвал вооруженные столкновения и страшный антиармянский погром в г. Сумгаите. Для предотвращения резни в г. Баку и Сумгаит были введены войска – что привело к недовольству позиций Москвы как азербайджанцев, так и армян.

Сепаратисткое движение разгорелось и в прибалтийских республиках. После опубликования секретного дополнительного протокола к пакту Молотова–Риббентропа вхождение Литвы, Латвии и Эстонии в состав СССР стало однозначно рассматриваться большинством населения этих республик как оккупация. Сложились народные фронты радикально-националистического направления, выступавшие под лозунгами политической независимости. Опубликование этих же протоколов вызвало массовое движение в Молдавии за возвращение Бессарабии Румынии, усилило сепаратистские тенденции на Украине, в первую очередь, в ее западных областях.

Все эти факторы еще не ставили под угрозу существование Союза. Уровень экономической интеграции между республиками был чрезвычайно высок, было невозможно представить себе их существование по отдельности. Существовала единая армия, единая система вооружений, в том числе ядерных. Кроме того, в результате миграционных процессов в СССР не было ни одной республики, однородной в национальном отношении, на их территориях проживали представители самых разных национальностей и разделить их было практически невозможно.

Но, с нарастанием экономических трудностей, тенденция к сепаратизму усилилась. В результате в любой области – русской или нерусской – появилась и стала пробивать себе дорогу мысль о том, что центр обирает территории, тратя деньги на оборону и на удовлетворение нужд бюрократии, что каждая республика жила бы значительно лучше, если бы не делилась с центром своими богатствами.

В ответ на сепаратистские тенденции быстро стал распространяться русский национализм. Русские, в ответ на обвинение в эксплуатации других народов, выдвинули лозунг об ограблении России республиками. Действительно, Россия производила в 1990 г. 60,5% валового национального продукта СССР, давала 90% нефти, 70% газа, 56% угля, 92% древесины и т. д. Появилась мысль, что для улучшения жизни русских надо сбросить с себя балласт союзных республик. Первым эту мысль сформулировал А.И. Солженицын. В письме «Как нам обустроить Россию?» он призывал русских предоставить другие народы СССР собственной судьбе, сохранив союз только с Украиной и Белоруссией – славянскими народами.

Этот лозунг был подхвачен Б.Н. Ельциным и активно использован им в борьбе против «центра». Россия – жертва Советского Союза, «империи». Она должна добиться независимости, уйти в свои границы (Московское княжество?). В этом случае, благодаря своим природным богатствам и таланту народа, она быстро достигнет процветания. Тогда другие республики станут стремиться к интеграции с новой Россией, так как в одиночку существовать просто не смогут. Советский Союз становился основной мишенью критики.

Б.Н. Ельцин призвал все республики «брать столько суверенитета, сколько хотят и могут удержать». Позиция российского руководства и парламента, провозгласивших курс на независимость, сыграло решающую роль в развале СССР – Союз мог выжить без любой из других республик, но без России никакого Союза существовать не могло.

Став председателем Верховного Совета РСФСР, Б.Н. Ельцин провозгласил суверенитет России и верховенство российских законов над союзными, что свело власть союзного правительства фактически к нулю.

Между тем, нарастание кризиса в национальных отношениях продолжалось. В апреле 1989 г. в Тбилиси армия открыла огонь по толпе демонстрантов, пытавшихся ворваться в правительственные здания. Приказ об использовании войск для разгона демонстрации отдали местные власти, но гнев и ненависть населения была направлена против Москвы. В Узбекистане, в ферганской долине, начались стычки местного населения с турками-месхетинцами, переселенными туда в годы сталинских репрессий. Появились первые потоки беженцев из Узбекистана, Азербайджана, Армении.

Наконец, 12 января 1991 года в литовской столице Вильнюсе армия открыла огонь по демонстрантам, взявшем под защиту местное телевидение, выступавшее с призывами к независимости. Эти события фактически привели к отделению прибалтийских республик и резкому падению авторитета М.С. Горбачева, на которого была возложена вся ответственность за расправу.

В этих условиях М.С. Горбачев организовал в стране референдум о будущем Союза. Идея обращения к народу была чрезвычайно удачной – свыше 70% населения, участвовавшего в голосовании (не приняли участия прибалтийские республики, грузины и молдаване), высказалось за сохранение Союза, реформированного на демократической основе. Это позволило М.С. Горбачеву начать переговоры с руководителями республик о государственных формах будущего объединения.

В России одновременно с референдумом о сохранении Союза был проведен второй референдум – об учреждении должности президента. В июне 1991 г. были проведены всенародные выборы президента РСФСР. С сокрушительным перевесом их выиграл Б.Н. Ельцин, набрав 57% голосов. Его главный соперник, бывший Председатель Совета Министров Н.А. Рыжков, получил лишь 17% голосов. Вице-президентом был избран полковник А.Н. Руцкой, герой Афганистана, чрезвычайно популярный в стране. Руцкой был членом ЦК Компартии России. Поддержав Ельцина, он обеспечил ему поддержку значительной части коммунистов. День 12 июня был объявлен всенародным праздником – Днем независимости России.

Вслед за Россией посты президентов были введены в большинстве союзных республик. Выборы выиграли представители тех сил, которые выступили под лозунгом независимости от центра. Стремясь любой ценой остаться у власти, национально-патриотические лозунги выдвигали представители национально-партийной номенклатуры (Л.М. Кравчук, А. Бразаускас и др.).

Б.Н. Ельцин принял участие в переговорах о будущем Союза. В результате этих переговоров был подписан, так называемый, Ново-Огаревский документ. Согласно этому договору признавались суверенитет и независимость каждой отдельной республики. Центру делегировались полномочия в области обороны, внешней политики, координации экономической деятельности.

Тожественное подписание договора было назначено на 20-е августа 1991 года. Однако 19 августа произошли события, коренным образом изменившие положение. Подписание нового договора означало ликвидацию ряда единых государственных структур (единого МВД, КГБ, армейского руководства). Это вызвало недовольство консервативных сил в руководстве страны. В отсутствие президента М.С. Горбачева в ночь на 19 августа был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который вошли вице-президент Г. Янаев, премьер-министр В. Павлов, министр обороны Д. Язов, министр внутренних дел Б. Пуго, председатель КГБ В. Крючков и ряд других деятелей. ГКЧП объявил о введении в стране чрезвычайного положения, приостановил деятельность политических партий (за исключением КПСС), запретил митинги и демонстрации. Руководство РСФСР осудило действия ГКЧП, как попытку антиконституционного переворота. Десятки тысяч москвичей встали на защиту Белого Дома – здания Верховного Совета России. Уже 21 августа заговорщики были арестованы, М.С. Горбачев возвратился в Москву.

Августовские события коренным образом изменили соотношение сил в стране. Б.Н. Ельцин стал народным героем, предотвратившим государственный переворот. М.С.Горбачев потерял практически всякое влияние. Б.Н. Ельцин один за другим брал в руки рычаги власти. Был подписан его указ о запрете КПСС, руководство которой обвинили в подготовке переворота. М.С. Горбачев вынужден был согласиться с этим, подав в отставку с поста Генерального секретаря. Началось реформирование структур КГБ.

М.С. Горбачев пытался начать новые переговоры с республиками, но большинство их руководителей после событий августа 1991 г. отказались от подписания договора. На Украине был проведен новый референдум, на котором большинство населения высказалось за независимость.

Последний удар по Союзу был нанесен в декабре 1991 года, когда руководители России, Украины и Белоруссии Б.Н. Ельцин, Л.М. Кравчук и С.Ю. Шушкевич, не ставя в известность М.С. Горбачева, собрались в Беловежской Пуще под г. Минском и подписали соглашение о прекращении действия Союзного договора 1922 г. и ликвидации Союза СССР. Вместо СССР провозглашалось создание содружества независимых государств – объединения, статус которого до настоящего времени не определен. К соглашениям было предложено присоединиться президенту Казахстана Н.А. Назарбаеву. По его инициативе в Алма-Ате было проведено совещание глав республик, на котором в состав СНГ вошли Казахстан, республики Средней Азии и Азербайджан.

Ликвидация СССР автоматически означала ликвидацию органов бывшего Союза. Был распущен Верховный Совет СССР, ликвидированы союзные министерства. В декабре 1991 г. ушел в отставку с поста президента М.С. Горбачев. Советский Союз прекратил существование.

Россия и мир

Чертой нового этапа советской дипломатии стали ежегодные встречи М.С. Горбачева с президентами США. Заключенные с США договоры об уничтожении ракет средней и меньшей дальности (декабрь 1987 г.) и об ограничении стратегических наступательных вооружений (июль 1991 г.) — положили начало к сокращению ядерного оружия в мире.

Продвинулись вперед многолетние переговоры по снижению уровня обычных вооружений. В ноябре 1990 г. было подписано соглашение об их значительном сокращении в Европе. Дополнительно СССР в одностороннем порядке принял решение об уменьшении оборонных расходов и численности собственных Вооруженных Сил на 500 тыс. человек.

За май 1988 — февраль 1989 гг. был осуществлен вывод советских войск из Афганистана, после чего II съезд народных депутатов СССР признал «необъявленную войну» против соседней, прежде дру­жественной страны грубой политической ошибкой. Дипломатия приложила много усилий к пре­кращению гражданской войны в Анголе, Камбодже и Никарагуа, образованию там коалиционных правительств из представителей противоборствующих сторон, к преодолению путем серьезных политических реформ режима апартеида в Южно-Африканской Республике, поиску решения палестинской про­блемы, долгое время омрачавшей отношения Израиля и арабских государств.

Произошли изменения в советско-китайских отношениях. Пекин выдвигал в качестве условий для этого вывод советских воиск из Афганистана и Монголии, а вьетнамских — из Камбоджи. После их выполнения весной 1989 г. между двумя вели­кими державами была восстановлена приграничная торговля, подписана серия важных соглашений о политическом, экономи­ческом и культурном сотрудничестве.

Этот же год явился переломным в отношениях СССР со свои­ми партнерами по социалистическому содружеству. Начался форсированный (и социально не обеспеченный) вывод войск с советских баз в Центральной и Восточной Европе. На опасения многих лидеров социалистических стран, что некоторые конкретные решения, диктуемые «новым мышлением», могут повлечь за собой дестаби­лизацию общественно-политической обстановки, Советское правительство ответило экономическим давлением, пригрозив, перевести хозяйственные взаиморасчеты с союзниками на свободно конвертируемую валюту (что и было вскоре сделано). Это обострило отношения между странами—членами СЭВ и под­толкнуло к быстрому развалу не только их экономического, но и военно-политического союза.

С лета 1989 г. и до весны 1990 г. в европейских социалистичес­ких странах происходит серия народных революций, в результате которых власть переходит мирным путем (за исключением Румы­нии, где имели место кровопролитные столкновения) от компар­тий к национально-демократическим силам. В Югославии падение социалистического строя (как позднее в СССР) привело к развалу страны. Вхо­дившие ранее в федерацию Хорватия и Словения объявили себя независимыми республиками, Сербия и Черногория остались в составе Югославии, а в Боснии и Герцеговине развернулись за­тяжные военные действия между сербской, хорватской и мусуль­манской общинами на почве национально-территориального раз­межевания.

Руководство СССР заняло позицию невмешательства в про­цессы, на глазах кардинально менявшие политический и социально-экономический облик социалистических, союзных государств. Особо наглядно самоустранение СССР проявилось по самому важнейшему в послевоенной истории Европы германскому вопросу.

На встрече с канцлером ФРГ Г. Колем в феврале 1990 г. в Москве М.С. Горба­чев высказался в том смысле, что «канцлер может взять дело объединения Герма­нии в свои собственные руки». Не встретило принципи­альных возражений у Горбачева и предложение Коля о вхождении объединенной Германии в НАТО. В марте 1990 г. в ГДР были проведены многопартийные выбо­ры. Победу на них одержал блок буржуазно-консервативных партий. В ноябре того же года эта бывшая социалистическая респуб­лика влилась в состав ФРГ, сохранившей полноправное членство в Северо-Атлантическом союзе.

Курс на отход от СССР и сближе­ние с Западом взяли и практически все новые правительства бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы. Они выразили полную готов­ность вступить в НАТО и Общий рынок.

Оставшись без старых союзников и не приобретя новых, СССР быстро терял инициативу в международных делах и вошел в фарватер внешней политики капиталистических стран блока НАТО.

Ухудшение экономического положения Советского Союза побудило горбачевскую администрацию обра­титься в 1990—1991 гг. за финансовой и материальной поддержкой к ведущим державам мира, так называемой «семерке» (США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония).

Запад оказал СССР гуманитарную помощь продо­вольствием и медикаментами (правда, она в основном осела в номенклатурных кругах или прилипла к рукам дельцов коррумпиро­ванной товаропроводящей сети). Серьезной же финансовой помо­щи не последовало, хотя «семерка» и Международный валютный фонд обещали ее М.С. Горбачеву. Они все больше склонялись к поддержке отдельных союзных республик, поощряя их сепаратизм.

Распад Советского Союза и мировой системы социализма вывели США в разряд единст­венной сверхдержавы мира. В декабре 1991 г. американский пре­зидент поздравил свой народ с победой в «холодной войне».

Экономические реформы

В феврале 1986 г. на XXVII съезде КПСС была предложена концепция «уско­рения социально-экономического развития страны». Ка­залось, что все беды экономики происходят от распыле­ния средств, от недостаточной продуманности капиталовложений. Поэтому главным стержнем ускоре­ния было изменение инвестиционной политики. Предус­матривалось перераспределение капиталовложений в от­расли, определяющие технический прогресс, в первую очередь, в машиностроение. В него планировалось вложить в 1,8 раз больше средств, чем в предшествующую пятилетку, и на этой основе в кратчайший срок построить новые заводы, реконструировать старые, обеспечить тех­ническое перевооружение отрасли, осуществить электро­низацию, компьютеризацию, освоение самых передовых технологий, в первую очередь ресурсосберегающих. По существу речь шла о второй индустриализации страны.

В отличие от 30-х годов, когда индустриализация осуществлялась при опоре на собственные силы, предусматривалось широкомасштабное привлечение иностранных кредитов. Ожидаемый быстрый подъем экономики позволил бы вернуть их в кратчайшие сроки.

Программа технического перевооружения сразу же натолкнулась на инерцию системы. Перевод на 2–3-х сменную работу потребовал изменения графика работы транспорта, магази­нов, столовых, детских учреждений, поэтому и не был осу­ществлен в сколько-либо крупных масштабах. В условиях всеобщего дефицита и монопо­лизма производителя лозунг улучшения качества выглядел просто нелепо – брали любую продукцию. Меры же, на­правленные на укрепление дисциплины, были настолько непродуманными, что кроме вреда ничего не принесли.

Особый ущерб, как экономике страны, так и авторитету власти нанесла антиалкогольная кампания, развернувшаяся начиная с мая 1985 года. В ряде районов было введено полное запрещение продажи алкоголя, началась массовая вырубка виноградников в Армении и Крыму. Бесконечные очереди за водкой вели к унижению людей, к массовому озлоблению народа. Возросло производство самогона, употребление суррогатов. Принимаемые меры не были экономически обоснованы – доходы от продажи водки составляли значительную часть доходов бюджета (по некоторым подсчетам до 30%). Ущерб от антиалкогольного законодательства составил около 40 млрд. рублей.

Огромный ущерб нанесла экономике Чернобыльская катастрофа. 25 апреля 1986 г. на атомной станции произошел взрыв реактора и пожар. Радиоактивное облако затронуло ряд европейских стран и, в первую очередь, Украины и Белоруссии. Было эвакуировано свыше 120 тыс. человек. С трудом удалось предотвратить радиоактивное заражение Днепра и ряда других рек. Трагедия имела воистину планетарный масштаб, для ликвидации ее последствий потребовались огромные средства – все планы экономического роста сразу же оказались нарушенными.

Началась коренная перестройка руководства экономи­кой. Министерства должны были руководить предприя­тиями не директивно, а с помощью экономических ры­чагов – кредитов, госзаказов, системы цен.

Летом 1989 г. коллективы предприятий получили пра­во брать их в аренду и выходить из состава министерств. Заводы и фабрики различных министерств могли теперь объединяться в концерны, акционерные общества. Пред­приятиям было разрешено выпускать акции.

В сельском хозяйстве провозглашалось равноправие всех форм собственности, развитие арендных отношений на селе. Программа ускорения требовала для своего осущест­вления гигантских капиталовложений в промышленное развитие. Начали осуществляться крупные социальные программы: «Жилье до 2000 г.», повышение пенсий, стипендий студентам. Затраты на них не вели к увеличению выпуска товаров.

Падение мировых цен на нефть, составляющую основную статью экспорта, привело к сокращению валютных по­ступлений. Правительство вынуждено было резко сокра­тить импорт, но сокращение это произошло за счет пред­метов потребления, лекарств, продовольствия – импорт же машин и оборудования продолжался. Это еще более осложнило положение на потребительском рынке.

На руках населения стали скапливаться значительные денежные средства, не обеспеченные товарными ресурсами. В то же время цены, установленные государством, согласно идеологии социализма, оставались неизменными. Теперь не успевали поставлять товары в магазин – прилавки мгновенно пустели. Магазины стояли без товаров, а домашние холодильники были полны. Все большие масштабы принимала теневая экономика – на перепродаже товаров наживались огромные состояния. Чтобы удовлетворить запросы потребителей был увеличен импорт потребительских товаров на кредитной основе. Государство влезло в долги, но стабилизировать рынок не удавалось.

С 1989 г. инфляционные процессы приняли лавинооб­разный характер. Предприятия, стремясь избавиться от денег, начали вкладывать их в любые виды ресурсов. Резко возросли сверхнормативные запасы. Во взаимоотношениях друг с другом предприятия стали переходить к безденежно­му товарообороту, отказывались от госзаказа.

Рост цен, вызванный инфляцией, привел к тому, что колхозы и совхозы стали отказываться продавать государ­ству продукцию и искать пути непосредственного нату­рального обмена с предприятиями. При рекордных урожаях (1989 г.– 211 млрд. т., 1990 г.– 230 млрд. т. зерна) стал ощущаться недостаток продовольствия.

Стало ясно, что политика ускорения социально-эко­номического развития, провозглашенная XXVII съездом, потерпела крах, окончательно разбалансировала эконо­мику. Страна встала перед необходимостью резко ограни­чивать капиталовложения в строительство, свертывать производственный импорт и перераспределять ресурсы на выпуск и закупку потребительских товаров.

В связи с экономическим кризисом возросли сепара­тистские тенденции. Республики вводили таможенные барьеры, ограничивали вывоз со своих территорий про­мышленных товаров и продуктов питания, стали рушить­ся экономические связи.

Недовольство народа отсутствием товаров вызывало массовые забастовки, что еще более усугубило положе­ние. Началось уже не замедление темпов, а сокращение производства.

Все более утверждалось мнение, что социалистическая система не реформируема в принципе – надо менять ее в корне. Постепенно такая точка зрения все более утверждалась в общественном сознании. Единственный выход виделся в переходе к рыночной экономике.

Программа такого перехода была разработана осенью 1990 г. группой С. Ша­талина и Г. Явлинского. Она пре­дусматривала в качестве первого шага приватизацию эко­номики как путем бесплатной передачи, так и путем про­дажи. Приватизация позволила бы связать денежные накопления населения, привела бы к демонополизации, к созданию конкуренции предприятий. Следующим шагом должна была стать либерализация цен, переход к свободному ценообразованию. Это привело бы к скачку цен, но в условиях конкуренции производителей и жест­кой дефляционной политики правительства, ограничи­вающей количество денег в обращении, скачок, по мнению авторов, был бы кратковременным – цены должны были стабилизироваться и начать снижаться. Все эти меры должны были сопро­вождаться твердой социальной политикой (повышением пенсий, стипендий студентам, индексации доходов). Вся программа была рассчитана на 1,5 года и получила назва­ние «500 дней».

Этот план хорошо соответствовал стереотипу мышления, утвердившемуся в массовом сознании, обещая молниеносные изменения к лучшему. Проект Г. Явлинского был взят на вооружение Советом министров Российской Федерации и фактически превратился в орудие политической борьбы с центром, с «консерваторами, не хотевшими каких-либо преобразований».

Экономика Союза ста­новилась неуправляемой. Правительство В. Павлова, сменившего Н.А. Рыжкова, не решалось на кардинальные шаги, провело лишь ряд конфискационных мер (замораживание вкладов в сберкас­сах, введение 5% налога с продажи, повышение цен на 50–70% и т. д.).

Государственный долг СССР достиг астрономической цифры 60 млрд. долларов. Золотой запас страны за 1985–1991 гг. сократился в 10 раз и составлял всего 240 т. В 1991 г. по всей стране, включая Москву, были введены карточки на основные продукты питания, винно-водочные изделия, табак. Необходимы были кардинальные, решительные меры.

Культура


Вторая половина 80-х гг. ознаменовалась новыми ве­яниями в культуре. Уже в 1986 году появляются первые литературные произведения, в которых поднимались ост­рейшие проблемы развития страны, упадка нравственно­сти, утраты морально-этических ценностей, нарастания бездуховности в обществе «застоя». Это книги Ч. Айтма­това «Плаха», В. Распутина «Пожар», В. Астафьева «Пе­чальный детектив». После долгого периода удушения сво­бодного слова повеяло свежим ветром.

С провозглашением в январе 1987 года политики «гласности» обрушилась буквально лавина интереснейших литературных произведений. Начался читательский бум, тиражи литературно-художественных журналов выросли в десятки раз. Определялось и их общественное политическое лицо. На последовательно демократических позициях стояли журналы «Знамя», «Новый мир», «Октябрь», «Нева», «Дружба народов». Патриотическое направление преобладало в тематике «Молодой гвардии» и «Нашего современника», радикально демократическую позицию занял «Огонек», бывший в течение долгих лег журналом для семейного чтения. Журналы вели меж собой острейшую полемику.

С началом реабилитации, возвращением в нашу историю имен политических деятелей, вычеркнутых из нее в годы сталинизма, возрастает интерес в литературе к нашему историческому прошлому. Появляются произведе­ния, в которых переосмысливается наша история, раскрываются ее «белые пятна», по выражению того периода. Следует выделить исторические драмы М. Шатрова «Брестский мир» и «Дальше, дальше, дальше...», книги М. Дудинцева «Белые одежды», Д. Гранина «Зубр»„ А. Бека «Новое назначение», А. Рыбакова «Дети Арбата», «Тридцать пятый и другие годы», «Страх». Часть этих книг была написана раньше, но в свет они вышли лишь в годы перестройки.

С развитием гласности начинается публикация про­изведений, ранее недоступных советскому читателю, произведений, написанных «в стол». Это повести М. Булгакова «Собачье сердце» (фильм по этому произведению, поставленный на телевидении, произвел сенсацию и вошел в золотой фонд отечественной кинематографии), роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба», Б. Пастернака «Доктор Живаго», Ю. Домбровского «Хранитель древностей», рас­сказы и повести Ю. Тендрякова, А. Битова, Ф. Искандера.

Происходит возвращение на родину произведений писателей-эмигрантов. Два течения русской литературы сливаются в одно. Публикуются произведения представителей первой эмиграции: классика русской и мировой литературы В. Набокова, автора исторических романов М. Алданова, Е. Замятина, Н. Берберовой и др. Издаются резко полемичные, во многом необъективные «Окаянные дни» И. Бунина. Русский читатель получает возможность самостоятельно сопоставлять различные точки зрения.

Началась публикация и писателей-эмигрантов т. н. второй волны, выехавших из СССР в 70–80 гг. Это произ­ведения В. Аксенова, В. Войновича, В. Максимова, С. Довлатова. А. Зиновьева, А. Соколова, В. Некрасова, Э. Ли­монова. Многие из них носили откровенно антисоветскую направленность, обусловленную их сложной, противоречивой судьбой. Со второй половины
1989 г. начинается мас­совая публикация произведений А. Солженицына. После многих лет замалчивания читатель получил возможность самостоятельно судить о достоинствах и недостатках про­изведений этого незаурядного писателя, лауреата Нобе­левской премии. Были опубликованы впервые в СССР «Раковый корпус», «В круге первом», художественно-пуб­лицистическое произведение «Архипелаг Гулаг», началась публикация эпопеи «Красное колесо». Наконец-то стали известны советскому читателю произведения и другого Но­белевского лауреата – поэта И. Бродского.

В литературе прозвучали и новые имена. Широкую известность получили произведения Ю. Полякова «Сто дней до приказа», «Апофегей» и др., поднимавшие важ­ные проблемы и вызывавшие каждый раз острую полеми­ку. Написанные в духе безысходности, беспощадно опи­сывающие самые мрачные стороны жизни произведения Л. Петрушевской, С. Каледина, оригинальная проза В. Пьецуха,– все эти произведения вошли в число лучших произведений русской литературы. Стали доступны широкому кругу читателей стихи выдающихся русских поэтов О. Мандельштама, М. Цветаевой, Н. Гу­милева, ранее печатавшиеся весьма ограниченными тира­жами. Впервые были опубликованы поэмы А. Ахматовой «Реквием» и А. Твардовского «По праву памяти».

Важным этапом в развитии общественно-политической мысли стала публикация работ выдающихся российских философов, высланных в 20-е годы за пределы страны – Н. Бердяева, С. Булгакова, И. Ильина, П. Сорокина и др. Они обогатили вещественную мысль. Были опубликова­ны работы религиозного философа П. Флоренского, ис­торика Л. Гумилева и др.

Были опубликованы работы и мемуары политических деятелей, ранее изъятые или никогда не публиковавшие­ся в СССР. Эти работы как коммунистических руководителей, противников Сталина – Н. Бухарина, Л. Троцкого, А. Шляпникова, Ф. Раскольникова, так и деятелей других революционных партий – А. Керенского, Б. Савинкова, Б. Чернова, И. Суханова, И. Церетели; представителей либеральной интеллигенции – П. Милюкова, П. Струве, лидеров белого движения – А. Деникина, А. Врангеля и др. – расширили наши представления о революции и последующем развитии страны, познакомили с различными точками зрения.

В кинематографии событием стало появление фильмов И. Абашидзе «Покаяние», Э. Рязанова «Небеса обе­тованные» и др. Советские зрители получили возможность увидеть работы лучших мастеров мирового кинематогра­фа, ранее недоступные.

В живописи извлечены из запасников и выставлены были произведения художников-авангардистов 20-х гг., ранее не экспонировавшиеся. Широкую известность получил новый русский авангард, ранее существовавший полуподпольно. Появилась возможность знакомства, с творчеством эмигрантов: художника М. Шемякина, скульптора Э. Неизвестного.

В стране стали возможны гастроли лучших исполнителей мира, эмигрировавших ранее из СССР: М. Ростроповича, В. Ашкенази, Г. Кремера и др.